16 август 2011 г. Исповедь Неблагодарного Существа

16 август 2011 г. Исповедь Неблагодарного Существа

Всё-таки, самая большая радость в жизни – это когда к тебе приезжают Друзья.

Много-много разных Друзей из разных дальних стран и странствий.

Особенно хорошо, если они приезжают к вам одновременно, остаются на недельку-другую-третью-четвёртую и погружают вашу унылую холостяцкую келью в пучину Радости, Тепла и Уюта. А когда вы время от времени пытаетесь вынырнуть на поверхность, чтобы глотнуть воздуха, они нежно хватают вас за затылок и погружают обратно – чтобы вы, чего доброго, не вырвались и не удрали на ближайший по курсу Необитаемый Остров. Потому что вся ваша горькая, одинокая жизнь – и без того сплошной Необитаемый Остров, на котором вы ещё вдосталь насидитесь и наплачетесь. А радость общения с Друзьями даётся редко. Как светлый лучик из-за туч какой-нибудь вечно туманной Исландии… Или Ирландии? Одним словом, какого-то, безусловно, блаженного места.

Друзья не дадут вам сиротливо торчать с книжкой возле холодной батареи и думать о бесполезности своего существования. Они отыщут вас везде – во сне и в уборной, в платяном шкафу и в прикроватной тумбочке, на бульваре, где вы тщетно прячетесь за бульварным романом, и в городском парке, где вы тщетно маскируетесь под пьяного дворника или памятник жертвам батьки Махно. Они заберут из ваших холодеющих рук бульварный роман, отряхнут ваше рубище от слёз и палых листьев, нежно прижмут вас к груди и расскажут о Своих Проблемах. Они не позволят вам впасть в отчаяние от давящей со всех сторон ужасной тишины. Они будут говорить, говорить и говорить, без умолку, без роздыха, без остановки, и сладкоголосое их пение будет круглыми сутками звучать в вашей голове, не оставляя ни единого шанса Депрессивным Мыслям. Ну, и вообще каким бы то ни было мыслям в принципе.

На рассвете они бережно извлекут вас из одинокого угрюмого сна, потребуют завтрака и расскажут о Своих Проблемах. И когда вы, пользуясь тем, что на пару секунд они заняли рты едой, тихо выскользнете за дверь и помчитесь на работу, домывая на бегу последнюю, тридцать восьмую по счёту тарелку, они догонят вас, чтобы всё-таки как следует объяснить, в чём же суть Их Проблемы. Отыскав вас на работе, они растолкают очередь из назойливых читателей, расшвыряют тома Британской энциклопедии и с радостными причитаниями повиснут у вас на шее, лепеча вам на ухо следующую главу Романа о Проблемах. Вечером, когда вы, прикрывшись чёрной маской и стараясь не греметь отмычкой, будете на цыпочках красться в собственную квартиру, они встретят вас на пороге, на руках отнесут на кухню, поставят у плиты и, пока вы будете готовить ужин на шести сковородах, будут висеть у вас на локтях, чтобы вы, не дай бог, не свалились головой вперёд в бездну меланхолии. И от их многоголосого щебетания кухня расцветёт, как майский сад. И вы будете глубоко, всей грудью, вздыхать, и плакать от счастья, и думать о том, что вот – есть же на свете Большие Дружные Семьи, в которых такое счастье КАЖДЫЙ ДЕНЬ! О, Господи, какие счастливцы!

Когда в два часа ночи вы попытаетесь незаметно заползти под одеяло, они будут начеку и непременно спасут вас и оттуда. И, вытащив вас, тёплую и скорбную, наружу из адской сонной одури, усадят на жёсткий табурет, прильнут к вашим ногам и развлекут вас новой, ещё более захватывающей Сагой о Проблемах. А когда вы, поняв, что к кровати путь всё равно отрезан, благодарно всхлипнете и потянетесь к пульту от видеоплеера, они укоризненно перехватят вашу руку и успокоят вас заверениями, что «не хотят ничего смотреть». И рассядутся вокруг вас, и будут по очереди окунать каждый в Свою Проблему, и перебивать друг друга, кусаясь и шипя, и хором обижаться, если вы вдруг ненароком перепутаете действующих лиц или потеряетесь в сплетениях сюжетных линий. И вы опять будете тихо радоваться, и тихо плакать, и думать про себя: какое счастье! Я НУЖНА ЛЮДЯМ!

А под утро, вставив спички под веки, вы опять будете готовить для них Индивидуальные Завтраки на шести сковородах, а потом всё-таки исхитритесь и удерёте на бульвар в обнимку с бульварным романом, и за те мучительные тридцать секунд одиночества, которые вам выпадут, пока вас не обнаружили, успеете прочитать какую-нибудь фразу типа: «Я безмерно рад, что вы пришли, Ватсон. Но если вы не помолчите хотя бы ближайшие шесть часов, я сделаю что-нибудь такое, о чём буду жалеть впоследствии».

ХОТЯ БЫ ШЕСТЬ ЧАСОВ! О, ГОСПОДИ!

Кто сказал, что Адриан Дойл – плохой писатель?! Да за одну эту фразу ему нужно поставить по памятнику в каждом уединённом месте каждого бульвара!

...А потом, после этого всплеска нечестивого восторга вы разом отрезвеете и осознаете, что, как ни крути, вы – неблагодарное, мерзкое, недостойное существо. А главное – трусливое. Потому что ТАК НИКОГДА И НЕ СКАЖЕТЕ ЭТИХ СЛОВ СВОИМ САМЫМ ЛУЧШИМ НА СВЕТЕ ДРУЗЬЯМ, хотя они (в смысле, слова) так и будут рваться с вашего мерзкого, неблагодарного, недостойного языка.

Но, может быть, когда-нибудь, когда вы будете лежать в гробу, и ваши Самые Лучшие На Свете Друзья будут толпиться вокруг и рассказывать о Своих Проблемах, вы всё-таки найдёте в себе мужество приподняться и сказать им что-нибудь типа: «Когда прибудете за мной следом – НЕ ЗВОНИТЕ! Я САМА ВАМ ПОЗВОНЮ!»

Кажется, это сказал Вуди Аллен, или кто-то ещё?

Как много всё-таки на свете Неблагодарных Существ...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ИСПОВЕДЬ

Из книги Русская судьба, исповедь отщепенца автора Зиновьев Александр Александрович

ИСПОВЕДЬ Существуют различные формы мемуаров. Среди них можно выделить одну, которую можно назвать словом "исповедь". От других форм она отличается тем, что главным предметом внимания являются не приключения автора, а его размышления и переживания, и не хроникальное


ИСПОВЕДЬ

Из книги Серебряная ива автора Ахматова Анна

ИСПОВЕДЬ Умолк простивший мне грехи. Лиловый сумрак гасит свечи, И темная епитрахиль Накрыла голову и плечи. Не тот ли голос: «Дева! встань…» Удары сердца чаще, чаще. Прикосновение сквозь ткань Руки, рассеянно крестящей. 1911 Царское Село * * *Приятели Николая Степановича,


Сансара и существа

Из книги Моя страна и мой народ. Воспоминания Его Святейшества Далай Ламы XIV автора Гьяцо Тензин

Сансара и существа Сансара - это весь круговорот бытия; вместе с присущими ему несчастьями он и является истинным страданием. К сансаре относится всё, что не является самодостаточным, всё, что причинно обусловлено и тем самым подвластно кармам и клешам. Несчастность - его


11 «Пусть живые существа неисчислимы, я клянусь спасать их»[167]

Из книги Над пропастью во сне: Мой отец Дж. Д. Сэлинджер автора Сэлинджер Маргарет А

11 «Пусть живые существа неисчислимы, я клянусь спасать их»[167] В декабре 63-го мне исполнилось восемь лет. Зимние дни рождения в Нью-Гемпшире — это не Бог весть что. 11 мая, в день рождения Виолы, мы устраивали пикник и играли в поле. В декабре те дети, чьи родители имели


«Два существа в беспредельности» Записи репетиций

Из книги Изобретение театра автора Розовский Марк Григорьевич

«Два существа в беспредельности» Записи репетиций 3 января 1987 г. Установочная беседа. Все участники.Читка показала, что пьеса имеет ошеломляющее воздействие. Даже те, кому Достоевский чужд, не по нраву и не по уму, признали – глыба. И я отношу это впечатление не к личным


16 август 2011 г. Вдогонку к предыдущему

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

16 август 2011 г. Вдогонку к предыдущему Почти все мои подруги – замужем за разными Блаженными Иностранцами. И уровень их собственного блаженства всё время мечется от прямой до обратной пропорциональности к степени блаженности их супругов.Самого блаженного из всех зовут


23 август 2011 г.

Из книги Лев Толстой автора Зверев Алексей

23 август 2011 г. Мой сосед с первого этажа держит свой велосипед на привязи под лестницей. Недавно я обратила внимание на то, что этот велосипед – незаметно, как все молодые люди – заматерел, раздался в плечах и вырос-таки до скутера. Можно сказать, что он стал почти


18 август 2011 г. Новые приключения Шерлока Холмса. Спешите видеть! Только одно представление!

Из книги Анаксагор автора Рожанский Иван Дмитриевич

18 август 2011 г. Новые приключения Шерлока Холмса. Спешите видеть! Только одно представление! Когда гранадовский сериал с Джереми Бреттом закончился, а параллельно ему закончились и немецкие переводы «Шерлока Холмса» (Лейпцигского издания начала двадцатого века), я


17 август 2011 г. О блокнотиках и принудительном эскапизме

Из книги Последний очевидец [Maxima-Library] автора Шульгин Василий Витальевич

17 август 2011 г. О блокнотиках и принудительном эскапизме Вообще-то, я не спирит, не буддист и не ролевик. Я не верю в переселение душ, не верчу столики и ни разу в жизни не была на Эгладоре. Если честно, я всё это почему-то не люблю.А ещё я почему-то терпеть не могу русский модерн


«Исповедь»

Из книги Воспоминания о русской службе автора Кейзерлинг Альфред

«Исповедь» В романе была поставлена наконец-то точка, но почему-то больше похожая на многоточие. Константин Левин не повесился и не застрелился, на какое-то время обрел душевное равновесие, благодаря новому чувству, что «незаметно вошло страданиями и твердо засело в


Глава VI Разум и живые существа. Биология, психология, теория познания

Из книги Код операции - 'Тарантелла'. Из архива Внешней разведки России автора Соцков Лев Филиппович

Глава VI Разум и живые существа. Биология, психология, теория познания Небольшой одиннадцатый фрагмент книги Анаксагора состоит из одной фразы: «Во всем заключается часть всего, кроме Разума, но существуют и [такие вещи], в которых заключается и Разум».Симпликий,


5. Исповедь

Из книги Отец Арсений автора

5. Исповедь Где-то в Галиции стояла церковка, такая, какие бывают только там. Она была сложена из деревянных бревен невообразимой толщины. Никто не знает, сколько лет было этим деревьям, когда их призвали к высокому назначению быть стенами храма. Но церковка эта была


ИСПОВЕДЬ ПРЕСТУПНИКА

Из книги Прикосновение к идолам автора Катанян Василий Васильевич

ИСПОВЕДЬ ПРЕСТУПНИКА Силу и крепость арестантского слова продемонстрировал мне следующий эпизод. Однажды утром, еще затемно, новый начальник верхнекарских тюрем попросил немедля принять его. Очень встревоженный, он рассказал, что Чернов, арестант, сидевший в его тюрьме


Исповедь

Из книги автора

Исповедь Наконец Богомолец решился на шаг, к которому готовил себя психологически все последнее время. Он попросил тассовца передать записку в советское посольство, в которой обратился к компетентной службе с просьбой, если это возможно, вступить с ним в контакт,


Исповедь

Из книги автора

Исповедь Сергей писал из лагеря: «Светлана, дорогая, когда я родился, я увидел облако, красивую мать, услышал шум ветра, звон колокола, и все это с балкона детства, и за все это надо платить». И платой должна была стать его «Исповедь», фильм-благодарность, фильм-воспоминание.