2006/01/11 дети

2006/01/11 дети

Рафаэль

В пятом классе я узнала, что на Крещение полагается гадать. Не помню, от кого именно я это узнала – от Василия Андреевича Жуковского или, может быть, от соседки Риты Моисеевны, всегда чтившей православные праздники. Так или иначе, но я зачем-то поделилась этой новостью со своими легкомысленными подружками. Подружки вдохновились, выспросили у бабушек, когда будет этот самый крещенский вечерок, и как только он наступил, потащили меня с собой – гадать на женихов.

По правде говоря, меня не очень восхитила эта идея. В свои одиннадцать с половиной лет я уже была достаточно серьёзным человеком, чтобы не думать о таких глупостях, как женихи. В намечающемся походе меня больше всего привлекала возможность зайти по пути в кондитерскую на Пятницкой улице – волшебную, восхитительную кондитерскую, где, как в фойе оперного театра, переливались под потолком тяжёлые хрустальные шары, а на витринах стояли старинные фарфоровые вазы, до краёв наполненные «Северным сиянием» в синих с золотым фантиках и глупо моргающими губастыми «Алёнками». Но до кондитерской мы в тот вечер так и не дошли, избрав почему-то местом для засады угол на пересечении Пятницкой и Валовой улиц. Мы спрятались за этот угол; подружки хихикали, я ради приличия хихикала вместе с ними, чувствуя себя изрядной дурой, и думала о том, что час уже поздний, ноги замёрзли в старых сапогах, а вечером по телевизору будет «Хождение за три моря Афанасия Никитина». И тут внезапно из-за угла показался какой-то мужчина, и коварные мои подружки сильнейшим коллективным пинком в спину вышвырнули меня из засады прямо ему под ноги. От злости и растерянности я расхрабрилась, сурово посмотрела на него снизу вверх и спросила:

— Скажите, а вы не скажете, как вас зовут?

Он удивлённо посмотрел на меня сверху вниз и ничего не ответил – или ответил, но как-то неразборчиво. Тут подскочили какие-то его приятели, засмеялись, затормошили его, а мне сказали, что это студент с Кубы, и зовут его Рафаэль. Да, именно так и зовут – Рафаэль, если мне так уж необходимо это знать. Злая и смущённая до звона в ушах, я вернулась к моим нахальным подругам, помиравшим от злорадного хихиканья всё за тем же углом.

— Рафаэль – это такой художник был, - заявила начитанная Светка Лосева. – У меня про него книжка есть. Хочешь, дам?

Я не хотела. Я вообще хотела только одного – поскорее сесть в троллейбус, поехать домой и больше не вспоминать об этом дурацком приключении. Рафаэль – надо же! Бывает же такое.

Прошёл месяц. А может быть, два или три. Как-то раз на уроке рисования мой сосед по парте, мелкий хулиган с графской фамилией Шереметев, разбил мою баночку для мытья кисточек.

— Садись с Камалетдиновым, - велел мне чертёжник, который вёл у нас рисование вместо заболевшей Ниночки. – Вон у него какая бадья для воды – хватит на двоих.

Я села на заднюю парту. Камалетдинов хмыкнул, нахмурился и галантно пододвинул мне свою банку. Я уныло поболтала в ней кистью и уставилась на свой листок из альбома, сиявший призывной и ехидной белизной. Чертёжник велел нам рисовать подводный мир, затонувшие корабли и водолазов. Я понятия не имела, как выглядит водолазный костюм и на что может быть похож затонувший корабль. По всей вероятности, на что-то коричнево-ржавое, скользкое от налипших водорослей и противное.

— Ты чего? – шёпотом спросил меня Камалетдинов. – Не умеешь рисовать корабли?

— Не умею, - сумрачно призналась я.

— Ну, правильно, - задумчиво согласился Камалетдинов. – Ты же девочка. Дай-

ка твою кисть. Ну, давай скорее, пока Чертёжник не смотрит.

С восторженным замиранием сердца я смотрела, как он небрежно водит мокрой кистью по листу – как будто смывает невидимую плёнку, и из-под неё проступает тяжёлая подводная зелень, полная беззвучной и таинственной жизни. Синие крабы с поднятыми вверх клешнями, мелкие лох-несские чудовища, глазеющие на призрачный остов парусника с обглоданными мачтами и разбитой грудью, кованый сундук с откинутой крышкой, а под крышкой – страшная чёрная пустота и острые медные искры... Это было чудо. Как он это делал, я не могла понять, и не понимаю до сих пор.

— Закончили? – спросил Чертёжник у класса. – Всё, заканчивайте. Кто последний сольёт воду из-под акварели, будет мыть весь класс.

Он был тихим интеллигентным садистом и обожал эту шутку – смотреть, как народ, рванувшись с места, толкается вокруг умывальника, вопит и поливает друг друга в спешке грязной водой. Камалетдинов, однако, не тронулся с места. Он рисовал. Рисовал для меня.

— Ну, что же ты? – сказала я. – Иди, выливай воду. Или, хочешь – я вылью?

— Сиди, - приказал он. – Я ещё не закончил.

— Он же правда заставит весь класс мыть. Он контуженый, - сказала я.

— Плевать, - отозвался он, набирая на кисть нежную фиолетовую краску. – Помою, не переломлюсь.

— Тогда давай вместе мыть, - сказала я.

— Ну, давай, - вздохнул он. – Только сейчас... не приставай, ладно? Не мешай мне.

Чертёжник сдержал свою угрозу и в самом деле оставил нас после уроков убираться в классе. Камалетдинов лихо переворачивал стулья и одной рукой водружал их на парты, а я размазывала шваброй грязную воду и украдкой на него поглядывала.

— Слушай, Рафик, - сказала я, осенённая неожиданной догадкой. – А полное твоё имя – как?

— Ну, как... Рафаэль, - ответил он, слегка пожав плечами. – А что?

— Да ничего, - сказала я. – Я так и думала.

Мы дружили с ним три года – пока он не ушёл из нашей школы и не переехал с родителями в Ленинград. Он рисовал для меня сцены из средневековой жизни, старинные города, лошадей и размашистые батальные полотна. Я писала за него сочинения и проверяла его тетрадки по русскому языку. Иногда мы гуляли в Нескучном саду, ели яблоки и говорили о восстании Спартака, об Атлантиде, о динозаврах или о планете Фаэтон. Конечно, мы были друзьями. Оба мы были серьёзными людьми и искренне не думали ни о каких глупостях.

А ещё он угощал меня конской колбасой – жутко твёрдой и жутко вкусной.

Некоторые из его картин у меня сохранились до сих пор.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2006/01/11 дети

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

2006/01/11 дети РафаэльВ пятом классе я узнала, что на Крещение полагается гадать. Не помню, от кого именно я это узнала – от Василия Андреевича Жуковского или, может быть, от соседки Риты Моисеевны, всегда чтившей православные праздники. Так или иначе, но я зачем-то поделилась


2006/03/11 дети

Из книги автора

2006/03/11 дети ЖабаВ детстве меня спасала от зависти жаба.Она приходила по вечерам, когда я сидела за письменным столом и смотрела сквозь учебник, погружённая в невесёлые изнурительные думы. Обычно она залезала в форточку. Меня всегда поражало, как ей удавалось сквозь неё


2006/04/11 дети

Из книги автора

2006/04/11 дети Однажды я ударила по лицу ныне покойного лидера общества «Память» Дмитрия Васильева. Сделала я это вовсе не из идейных соображений и, честно говоря, мне по сей день стыдно за это моё беспричинное хулиганство.Вину мою усугубляет то, что в то время он не был


2006/05/07 дети

Из книги автора

2006/05/07 дети Розовое платьеСамым лучшим платьем в моей жизни было то, которое мне подарили на моё пятилетие. Воздушное, кремово-розовое, с рукавами-фонариками и двумя тонкими, едва различимыми розами, вышитыми сбоку, возле кармашка. Каждый раз, надевая его, я преображалась


2006/09/20 дети

Из книги автора

2006/09/20 дети Напротив нашей библиотеки повесили плакат. Суровая блондинка, одетая в отливающую металлом косметику и сапоги, сидит, подтянув к подбородку колено, и, не мигая, глядит в пространство, а под ней электрическими лампочками выложена подпись ЭЛЕКТРА.Пожилая дама в


2006/09/27 дети

Из книги автора

2006/09/27 дети Денис, четырёх с половиной лет— Я, когда вырасту, знаешь, кем буду? Шофёром поливальной машины.— Именно поливальной?— Ага. Буду на ней ездить по всем странам. Весь мир объеду.— Чтобы сделать мир чище?— Ага. А ещё – чтобы все шарахались и визжали.****— Всё-таки


2006/10/01 дети

Из книги автора

2006/10/01 дети По щучьему велениюЗабавно, что не одно поколение русских детей выросло на русских сказках, придуманных и экранизированных ирландцем.Тот, кто уже вырос, может себе позволить выпендриться и сказать, что он не любит фильмы Роу. Или, наоборот, любит. В детстве – во


2006/10/17 дети

Из книги автора

2006/10/17 дети ФилософОпять Денис (четыре с половиной года)****— А бывает что-нибудь такое, которое всегда хорошее? - Что ты имеешь в виду?— Ну, такое, чтобы и сегодня – хорошо, и завтра – хорошо, и вчера – тоже хорошо? А то вот – мы с мамой, когда летом в метро идём, то она говорит:


2006/10/20 дети

Из книги автора

2006/10/20 дети Я шла по улице Мытной, хрустя опавшими листьями. Впереди шли трое – стройная мама, элегантно спотыкающаяся на тонких, как иглы, шпильках, маленькая девочка в коротеньком пальто и перекрученных вдрызг колготках и мальчик постарше, в модных обвислых штанах и


2006/11/09 дети

Из книги автора

2006/11/09 дети Мне подарили плоское медное кольцо с фальшивым наскальным рисунком. Охотник бежит на тоненьких раскоряченных ногах навстречу дикой лошади и на бегу натягивает лук. Лошадь встаёт на дыбы, то ли обороняясь, то ли, наоборот, нарочно подставляясь под стрелу.


2006/11/12 дети

Из книги автора

2006/11/12 дети — Давным-давно жил в Дании один…— Король!— Ну уж.. сразу король. Нет. Король там тоже жил, куда ж без короля… Но не о нём сейчас речь.— Тогда – принц.— В смысле – Принц Датский? Нет. Это другая сказка. Жил в Дании один кузнец.— Кузнечик?— Сама ты кузнечик.


2006/11/24 дети

Из книги автора

2006/11/24 дети — Во времена того же короля Дитриха в Саксонии жил один герцог…— Горбатый?— Вот ещё новости! Почему – горбатый? Это Квазимодо был горбатый…— Квази… морду я не знаю. А помнишь, ты мне кино приносила, про Город Мастеров? Там все кричали: да здравствует герцог! А


2006/11/26 дети

Из книги автора

2006/11/26 дети — Ну, вот. Как ты догадалась, Дитлиб явился на турнир отмытый, расчёсанный и такой красивый, что мать с отцом, и те его с трудом узнали. Вообще в те времена это был весьма распространённый трюк. Вот был такой король - Харальд. Он дал обет.. ну, в смысле, поклялся, что


2006/12/07 дети

Из книги автора

2006/12/07 дети Опять о погоде********Моя знакомая (двенадцать лет).— Я знаю, почему осень так долго не кончается. Потому что где-то Пушкин сидит и пишет.— Чего-о?— Ну, у Пушкина есть стихи, мы недавно учили:В те дни осенняя погода Стояла долго на дворе, Зимы ждала, ждала природа, Снег


2006/12/10 дети

Из книги автора

2006/12/10 дети Перед началом мессы, среди сдержанной толкотни, шорохов и всхлипываний возле исповедальни, трое серьёзных мальчиков запускают в уголке синего заводного тарантула размером со среднего ёжика. Тарантул вздрагивает, вертится на месте и мелкими, вкрадчивыми


2006/12/19 дети

Из книги автора

2006/12/19 дети Мой друг Антон— Знаешь, мне кажется, люди зря придумали время. Ну, не всё время, конечно… Часы и сутки, это ещё ладно. Это пусть. А недели всякие, месяцы, годы – это же низачем не нужно, от этого только хуже.— Почему – хуже? - Потому, что из-за этого только