14 декабрь 2008 г. Плюс один

14 декабрь 2008 г. Плюс один

Экранизировать, как выяснилось, можно всё.

Аттракцион в Луна-парке. Инвентарную книгу. Сборник задач по аналитической геометрии Моденова и Пархоменко. Стандарт библиографического описания произведений печати (есть такой блокбастер, честное слово – в прошлом году немцы сняли… правда, прокатного успеха за рубежом он не имел, потому что только немцы и могут это смотреть).

И ЖЖ тоже можно экранизировать. Честное слово. Сама не могла такого себе представить, но оказалось – можно, и ещё как.

Женский сетевой журнал на экране. Кино под названием «Плюс один».

В жанровом отношении выдержано бесподобно, до последней детали. Я смотрелась в него, как в зеркало, в котором отражалась абсолютно не моя физиономия, почему-то вызывавшая у меня самодовольное умиление. Абсолютно не мою – и в общем-то, абсолютно не интересную мне историю кто-то взял и рассказал абсолютно моими словами. И я слушала, смотрела и удивлялась. Москва, в которую то и дело просачивается то Лондон, то Франкфурт. Собаки, выскакивающие у тебя из-под ног и пролетающие сквозь тебя с отрешённым, никак не относящимся к тебе лаем. Смешные люди в троллейбусе. Пьяный, но добрый участковый с ведром шоколадных конфет. Дети. Куклы. Любовно собранные в кулак детали, которые успевают растаять и размазаться по ладони, как шоколадка, пока ты донесёшь их до бумаги. Неумелые иносказания. Наивные повторы. Родная, лепечущая, радостная сентиментальность, от которой хочется уютно хлюпать носом, особенно после лишней – явно лишней - чашки кофе. Вдумчивая, изысканно взлелеянная жалость к самой себе, неуклюже задрапированная самоиронией. Искреннее нежелание общаться, которое все почему-то принимают за неумение. Тёплые пряничные замки внутри ореховой скорлупы. А все кругом твердят, как заведённые: неправда, неправда, так не бывает, так не умеют, так не живут…

Конечно, неправда. Всё неправда. Ну, ладно, один раз выскочили эти собаки у неё из-под ног. Ну, ладно, ещё раз выскочили. Но в третий-то раз – уже явный перебор. Проще предположить, что вообще всё это выдумка, от начала до конца – а на самом деле была чисто конкретная собачья стая, заставившая героиню не просто отшатнуться, а опрометью нестись по переулку, визжа и уворачиваясь от лязгающих клыков. И уж конечно, не было никакого участкового с ведром конфет. И восхитительно-безобразного платья с биркой на пузе. И уличных террористов-фотографов в парке. И кукольника-англичанина, кстати, тоже не было, потому что таких ведь тоже не бывает – ни людей, ни англичан. В лучшем случае был один Дигги, и вот с ним-то героиня и беседовала по-английски все свои одинокие вечера напролёт, надев его на руку. А англичанина она просто придумала себе в утешение – по образу и подобию Дигги, чтобы был с такой же безумной причёской и безумными же глазами. Или нет, - видимо, он всё-таки где-то был, этот англичанин, но где-то сбоку, мельком, и не при ней, и не для неё, и не такой лохматый, и не такой эпатажный, немного, может быть, эксцентричный, но в меру, ровно настолько, чтобы дать пищу для дневниковых фантазий. Хотя – нет, нет! Конечно, и англичанина не было. И Дигги не было – он слишком хорош для этого мрачного мира. И вообще ничего не было. Не было и нет. Потому что не бывает и не может быть никогда. А реальность – она другая. Она… какая же, она Господи, дай Бог памяти, эта реальность?

Так и не додумав эту мысль, я проснулась от брюзжания будильника, собралась с духом и шагнула в реальность. Реальность была ледяной и матово-прозрачный, как камень с неблагозвучным названием «волосатик». Над Москвой плыли и пели франкфуртские колокола, в мягкой декабрьской траве копошились синицы, а прямо за домом торчало лысое мёрзлое дерево, с ног до головы усеянное спящими воронами. На самой нижней ветке сидел Питер Брейгель Старший, скрёб клочкастую бороду, дышал на руки и ругал Рембрандта за отсутствие реализма. На углу юный розовощёкий милиционер, присев на корточки перед пьяным мужиком, жалостливо спрашивал: «Ну, хоть идти-то вы можете?» Из дыры в заборе выскочила собачья стая и с гиканьем ринулась куда-то сквозь меня в утренний туман. А когда я пришла на работу и уселась за кафедру, ко мне подошёл читатель и заговорил по-французски. Кое-как подбирая мало знакомые мне слова на французском языке, я попыталась выяснить, что же ему нужно. Через пять минут выяснилось, что он говорит по-русски, но от смущения произносит слова так, что на выходе они превращаются в французские. Следующие четверть часа мы потратили на то, чтобы совместными усилиями выработать пиджин, который был бы более или менее понятен нам обоим.

А вы говорите – реальность… Вот она, реальность, чёрт побери. И никаких дневниковых фантазий. А вы как думали?

Возвращаясь домой, я поймала себя на том, что держу руку на отлёте и уже фактически разговариваю с ней – так, как будто на ней сидит Дигги. Нет, всё-таки меня нельзя пускать к телеэкрану.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА 20 «ПОЛЬСКОЕ СИДЕНИЕ» Декабрь 1920 г.—декабрь 1923 г.

Из книги Симон Петлюра автора Савченко Виктор Анатольевич

ГЛАВА 20 «ПОЛЬСКОЕ СИДЕНИЕ» Декабрь 1920 г.—декабрь 1923 г. Об эмигрантских годах жизни Петлюры писать достаточно сложно, хотя и сохранились его личная переписка и множество публицистических статей... Однако они не раскрывают всей личной драмы Петлюры, выброшенного из


ДЕКАБРЬ 2008

Из книги Буреполомский дневник автора Стомахин Борис

ДЕКАБРЬ 2008 1.12.08. 6–57Понедельник. Сейчас приперся на зарядку отрядник и уже во дворе подошел и сказал мне, что Одинцов (опер) написал на меня рапорт за то, что я с ним не поздоровался. Вчера, когда мы только что вышли со свиданки и стояли у вахты (я, понятно, со своим баулом


23 декабрь 2008 г.

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

23 декабрь 2008 г. **Туська нашла на помойке изодранную в клочья книжку, и теперь они с Юлькой пытаются по обрывкам восстановить её содержание:— «От гнева кр… бро-си-ла.. бросилась ему в ли-цо»… «Кр…» бросилась ему в лицо. Что за «кр», как ты думаешь?— Крыса! — Точно. Ужас,


18 декабрь 2008 г. Про Юльку, про Подругу и пралюбофь

Из книги Прошлое и будущее автора Азнавур Шарль

18 декабрь 2008 г. Про Юльку, про Подругу и пралюбофь У телевизора.ЮЛЬКА.А что – эта девочка сейчас заплачет, да?МАМА. Это не девочка, а принцесса… Да. Похоже, что сейчас заплачет. ЮЛЬКА. Большая девочка – и заплачет?МАМА. Большие девочки тоже плачут. Видишь – она любит вот


7 декабрь 2008 г. Инь и Ян

Из книги Четыре минус три автора Пахль-Эберхарт Барбара

7 декабрь 2008 г. Инь и Ян На выставке в Музее искусств народов Востока.***Димка (9 лет) и Юлька (5 лет)ДИМКА. Смотри – видишь, у этих самураев везде свастики?ЮЛЬКА (очень убедительно делает вид, что понимает, о чём речь). А-га. Везде прямо, да?ДИМКА. А знаешь, почему?ЮЛЬКА


2 декабрь 2008 г. Вавилонские Хроники, или Истина где-то рядом

Из книги Сергей Параджанов автора Загребельный Михаил Павлович

2 декабрь 2008 г. Вавилонские Хроники, или Истина где-то рядом Конечно, вы мне не поверите. Я уже заранее смирилась с этой мыслью.Но я-то знаю, что всё это придумала НЕ Я! Что у нас в библиотеке есть куда более талантливые люди. И это - собственно, плоды их творчества.Итак____11.06


30 декабрь 2008 г. Поскрёбыши

Из книги Я – Малала автора Юсуфзай Малала

30 декабрь 2008 г. Поскрёбыши Дорогие мои, хочу перед Новым годом ещё немножко вас повеселить. Увы - все сливки я уже вам подала в прошлые разы, а это уже так, поскрёбыши по сусекам. Поэтому они уже не такие смешные, как те, что были раньше, но всё-таки...Я очень вас люблю. Всех.


29 декабрь 2008 г. О Новогодних Животных

Из книги Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев автора Санаев Олег А.

29 декабрь 2008 г. О Новогодних Животных Во френдленте много пишут о праздничных очередях за розовыми мишками и золотыми коровками с ароматом жареной клубники.Я тоже радуюсь в этих очередях. Не столько тому, что приходится проводить в них долгие часы, в дурноте и испарине, с


26 декабрь 2008 г. Как я справляла Рождество

Из книги автора

26 декабрь 2008 г. Как я справляла Рождество Рождество мы с Собакой встречали в скверике перед чьими-то чужими домами.Мы стояли под ёлкой, сплошь усыпанной рождественскими воробьями. Они грелись в тёплых испарениях, поднимавшихся снизу, из подземных люков. Говорят, что в


Один плюс одна — будешь ты

Из книги автора

Один плюс одна — будешь ты В 1947 году мы пели в «Палладиуме», заведении, расположенном возле площади Бастилии. Мы сами полностью подготовили выступление, Пьер — музыку, я — слова. Наши песни «Шляпа под кротовый мех», «Спешный отъезд» и «Я выпил» пользовались наибольшим


«Как обнять всех сочувствующих и любящих меня?» Декабрь 1973 – декабрь 1977, четыре года и одиннадцать дней

Из книги автора

«Как обнять всех сочувствующих и любящих меня?» Декабрь 1973 – декабрь 1977, четыре года и одиннадцать дней С 15 декабря 1973 года Параджанов должен был начать в Ереване съемки фильма «Чудо в Оденсе» по сказкам Андерсена. Но режиссер мчится в Киев, где тяжело болеет сын.


Эпилог Один ребенок, один учитель, один учебник, одна ручка…

Из книги автора

Эпилог Один ребенок, один учитель, один учебник, одна ручка… Бирмингем, август 2013 годаВ марте наша семья переехала из квартиры в центре Бирмингема в арендованный для нас особняк на тихой зеленой улице. Но все мы чувствуем, что это наше временное пристанище. Наш дом


V. Русская рулетка. Морской вариант (Ноябрь–декабрь 2008)

Из книги автора

V. Русская рулетка. Морской вариант (Ноябрь–декабрь 2008) Названия на карте Италии все такие знакомые, ласковые: Неаполь, Капри, Сорренто… А вот поди ж ты – здесь это несчастье и произошло. Предположительно 29 ноября–2 декабря 2008 года во время сильного шторма в