2006/11/06 Вечерняя Москва

2006/11/06 Вечерняя Москва

Зимой троллейбусы и автобусы нужны затем, чтобы в них греться. Потому что ездить в них всё равно нельзя.

Вечером я залезла в один такой троллейбус, чтобы погреться и полюбоваться на красные и жёлтые фары переминающихся в пробке машин. Над пробкой, в дымном морозном мареве, стыла луна. Было похоже, что она лежит не в небе, а в пруду, под тонким слоем льда и грязноватого снега. Я сидела у окна, вздыхала и заедала невысказанную печаль жирным шоколадным кексом. Потом кекс кончился, и я поскреблась в троллейбусную дверь. Водитель сочувственно заматерился и меня выпустил. И я пошла вдоль пробки, дуя на измазанные шоколадом пальцы, и думая о том, что хорошо бы сейчас зайти в дорогой бутик, втихаря заляпать им шоколадом всё их батистово–кашемировое великолепие и удрать до того, как они обратят на это внимание.

По пути мне встретился магазин эксклюзивного французского белья, и я туда зашла. Я жалела, что на мне нет клочковатого, пахнущего мякиной и навозом тулупа и пухового платка с дырками от моли по краям. Я бы ввалилась в этот магазин, кашляя и шмыгая носом, а потом, хватая руками всё подряд, стала бы спрашивать у бледных от гнева продавщиц: дочки, а почём у вас этот натитешник? И мне бы, конечно, не полегчало от такого, прямо скажем, сомнительного хулиганства, но…

Но в магазине было не только французское бельё. Бог весть почему, вперемешку с кружевными трусиками и атласными пеньюарами, там висели свитера.

Тёплые-тёплые.

Мягкие-мягкие.

Свитера из шерсти ламы, с кисточками и индейскими рисунками.

При виде их я немедленно вытерла измазанные шоколадом пальцы о собственную белую куртку, а потом принялась снимать их с вешалок, как груши – с веток. А потом потащила их в примерочную и, набрав воздуха в грудь, ныряла по очереди в каждый из них, выныривала, отфыркивалась и в сладостных муках решала, на котором же остановиться.

А потом, прижимая к груди тёплый, пахнущий шерстью пакет, вышла навстречу так и не рассосавшейся пробке и опять пошла вдоль неё, и печаль моя теперь была светла и полна сладостных предвкушений. Посреди пробки бегал юркий мужичок и предлагал обозлённым водителям книгу «Как выжить в загробном мире». На углу Маросейки, возле подземного перехода, молодой человек с косичкой играл на китайской флейте «Зелёные рукава».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

III. ВЕЧЕРНЯЯ ЗАРЯ

Из книги автора

III. ВЕЧЕРНЯЯ ЗАРЯ Nun gluhn wie Gold der Wolken Saume. Georg Bachmann У туч, что утром были серы — Резьба пурпуровых корон. Я полон кликов гордой веры. Мечтой без меры опьянен. Теперь напор и состязанье, Пьянящей нежности слова. — И беспредельность ликованья, И нестерпимость


8. ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЯ (I)

Из книги автора

8. ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЯ (I) Уж солнце тихо поникает, Стволы деревьев золотя, Лучами реку рассекает, В ней отражаясь и блестя. Закат огнист, лучисто-красен. Земля лелеет свой покой. И как-то бесконечно-ясен Вечерний воздух над рекой. Зеленый луг — в короне влажной, Идет туман, а


9. ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЯ (II)

Из книги автора

9. ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЯ (II) Прозрачный вечер. Тихо стынут Поля, встречающие сон. В траве зеленой запрокинут, Я снова счастью возвращен. С цветами в радостном соседстве, – Я близок светлой красоте. Мне кажется, я снова в детстве, В своей прижизненной мечте… За нашим маленьким


«Вечерняя Москва»

Из книги автора

«Вечерняя Москва» Еженедельник с цветными картинками, приложение к одноименной газете. Выходил в 1997-98 гг., и был одним из немногочисленных печатных изданий, регулярно и квалифицированно писавших о «контемпорари арт», причем не только заметки о прошедших выставках, а и


Вечерняя звезда[143]

Из книги автора

Вечерняя звезда[143] Овраг наполнится угаром И гнилью теплой и сухой. В лесу запахнет скипидаром, Как в живописной мастерской. У яблонь запах громче грома. Взошла вечерняя звезда. И ветер вьется возле дома, Не убегая


207. ВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА

Из книги автора

207. ВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА Прекрасный херувим с руками брадобрея, Я коротаю день за кружкою резной; От пива мой живот, вздуваясь и жирея, Стал сходен с парусом над водной пеленой. Как в птичнике помет дымится голубиный, Томя ожогами, во мне роятся сны, И сердце иногда печально,


Вечерняя радуга

Из книги автора

Вечерняя радуга Смерть сына, такая неожиданная и нелепая, надолго выбила Чуковского из колеи. Иногда кажется, что смерть ведет с ним самим затяжной поединок, и каждая новая смерть близкого человека обессиливает, отправляет в нокаут. И каждый раз он опять встает и находит


59. Вечерняя поверка

Из книги автора

59. Вечерняя поверка После досадной неудачи на утренней зарядке, вызванной густым туманом, неожиданно образовавшимся вопреки всем научнообоснованным прогнозам гидрометеоцентра, лейтенант Зайчик заперся в кабинете командира роты, собрался с мыслями и постарался


Зорька вечерняя

Из книги автора

Зорька вечерняя 1«Лермонтов — загадка: никому не дается. Зорька вечерняя, которую ничем не удержишь: просияла и погасла».Эти чудесные слова — из дневника Сергея Дурылина.Зорькой вечерней просияла и жизнь поэта — и никому на свете, даже ему самому, ее было не


Москва. Январь 2006 года

Из книги автора

Москва. Январь 2006 года В Москве — 38 градусов. Очень холодно. Но в уютном «лексусе» Александра Михайловича Маркова на заднем сиденье тепло и очень комфортно, можно вытянуть ноги, что он и сделал.Ленинградка полупустая, многие автомашины не завелись. Проехали площадь


21. Вечерняя школа

Из книги автора

21. Вечерняя школа Легко ли выбиться в люди 16-летнему парню, когда рядом нет никого, кроме работяги дяди и пары таких же подростков друзей? Нужно иметь стремление выучиться, построить свою жизнь. И это стремление у Гагарина было.На заводе и в училище Юра познакомился с очень


Дневник Февраль 2006 – май 2006

Из книги автора

Дневник Февраль 2006 – май 2006 30 января, понедельникВес не важен.Ночью опять маялась, пила «Персен», в 13:00 где-то встала измученная. Я подыхала, но стала искать в сети всякие адреса магов, колдунов и гадалок, чтобы писать им и искать какой-то помощи. Я хочу, чтобы «Раз – и


Вечерняя Москва

Из книги автора

Вечерняя Москва Москва вечерняя всё краше и светлее, Всё многоцветнее её огни. Мосты, бульвары, улицы, аллеи Увили ярким кружевом они. Мелькают за окном автомобиля Гирлянды золотистых фонарей. Как будто на помпезной Пикадилли, Плывём в потоке радужных лучей. И Пушкин