2008/10/08 всякая ерунда

2008/10/08 всякая ерунда

Над землёй фигня летала...

— Что ты хочешь на день рожденья? – спросила у меня подруга.

— Мой день рожденья в июне, - сказала я. – Это твой в октябре. Ты мне так деликатно напоминаешь про свой, чтобы я не забыла?

— Я и имела в виду мой, - обиделась подруга. – Что ты хочешь на мой день рожденья?

— Я хочу, когда буду от тебя возвращаться, пройти по мосту через Яузу и оказаться на другом берегу Майна. Не навсегда, конечно. На денёк. Только чтобы погода была хорошая.

— Ладно, - сказала подруга. – Я тебе шоколадку подарю. Немецкую. А ты мне, знаешь, купи, пожалуйста «Секретные материалы». Все сезоны. Я не помню, сколько их там – восемь или девять… кажется, не больше девяти. Я бы попробовала откуда-нибудь скачать, но это такая морока….

Обычно я проявляю корректность и стараюсь не придираться к чужим слабостям. Но воспоминание о набережной Майна так расстроило меня, что я решила отвести душу и придраться.

— Зачем тебе? – сказала я. – Тебе что, своих чертей мало, дома? У тебя вся жизнь – сплошные секретные материалы.

— Ну, это другое дело, - сказала подруга. - То жизнь, а то кино.

— Всё равно не понимаю, - сказала я. – Ты что, вот так вот сядешь и будешь смотреть этот бред сивой кобылы на кушетке психоаналитика? Я видела несколько серий. Это ужасно. Это не лезет ни в какие ворота. Я скажу тебе, как писался этот сценарий. Авторы просто брали книжку под названием «Феномены книги чудес» - у нас есть такая в библиотеке… книжка для подростков, с картинками, очень занимательная… Там каждая глава посвящена какому-нибудь отдельному мракобесию: самовозгораниям, дождям из лягушек, бермудским треугольникам, йетти, несси – кому что больше нравится, на выбор. Так вот – сценаристы брали эту книгу и косноязычно излагали содержание каждой главы. И периодически разбавляли всю эту компанию зелёными человечками, чтобы сделать ситуацию совсем уж безнадёжной.

— Всё это неважно, - сказала мне подруга. – Не в этом же дело. Не в сюжете

— Ну, допустим. А в чём? Может, там подтекст какой-нибудь очень крутой? Извини меня, он весь до капли почерпнут из тех же ньюэйджеровских брошюр. Сходи в «Путь к себе», там такого подтекста навалом, пятачок один пучок. Мутный параноидальный бред в псевдофрейдистском обрамлении… И везде, на каждой стенке, горящими кровавыми буквами начертано: «ширпотреб»… А характеры? Агент Малдер – определённый псих… просто психически больной человек, без всяких иносказаний. Он, видите ли, никому не верит, но при этом умудряется верить во всё, что ни попадя! Нет, в чём-то он прав. Есть многое на свете, друг Горацио, что может привести в реанимацию. Ты заметила, что именно там, в реанимации, он и проводит лучшие годы своей жизни? А всё почему? Потому что он ненормальный, у него полностью отсутствует чувство самосохранения. Как у большинства фанатиков такого сорта. Это же вариант Гусева из «Девяти дней одного года»! Помнишь – Гусев там такой, учёный-физик, атомщик? Всё сидит, уставившись в одну точку, и твердит, как загипнотизированный: «это был не термояд». Жуткий человек. Страшный. Кругом него люди, жизнь… жена завтрак готовит и плачет, потому что он на неё не смотрит, а он смотрит, но не видит – не может увидеть, он по-другому устроен… Потом он схватывает какое-то офигительное количество рентген, ложится в больницу, а к нему приходит такое же чудище и говорит: какое счастье, что вы заболели такое редкой болезнью! Я вам сейчас отдам свой костный мозг, а вы мне потом, если кто-нибудь из нас выживет, подробно опишете свои ощущения, потому что это тема моей диссертации… Страшные люди. А никуда не денешься – работа такая. И этот агент Малдер из той же породы, хоть и не учёный, а совсем наоборот. А Скалли вообще не характер, а так, набросок, неудавшаяся попытка сделать ему такой рациональный противовес-антипод… - Ну и пусть. Всё равно. Мне нравятся их отношения.

— Но это тоже примитивная приманка и больше ничего! Чтобы зритель сидел и думал: поцелуются эти идиоты в следующей серии или опять не поцелуются? Очень примитивная уловка, между прочим. Чтобы создать этакое подобие напряжённых, невысказанных отношений. У Джека Лондона есть такой рассказ - «Когда боги смеются». Там главные герои - муж и жена, которые за всю совместную жизнь так никогда и не прикасались друг у другу и вообще не говорили между собой о любви, ничего не говорили, ни слова. Хотя при этом безумно любили друг друга… Им нравилась эта игра, они думали, что так сохранят остроту и свежесть отношений и чувств. И чем это кончилось? Тем, что в конце концов желание умерло, так и не будучи удовлетворённым, а вместе с ним умерла и любовь. И они разошлись. Потому что в такие игры нельзя играть до бесконечности – рано или поздно они приедаются, и неудовлетворённость становится как бы обратной стороной пресыщенности.

— Ёлки-палки! Можно, я это запишу? - Прости, - спохватилась я. – Зря я всё это… Конечно, я куплю тебе все сезоны. Смотри на здоровье. Хотя – какое может быть здоровье после этого дела, я не знаю…

Подруга радостно закивала, а я вздохнула и пошла искать ей полное собрание «Секретных материалов». Найти их, кстати, оказалось совсем не трудно.

Мой телевизор очень подходит для просмотра таких сериалов. Потому что он уже полгода как сломался и показывает всё в произвольной цветовой гамме. Синяя трава, лиловое небо, жёлтое море, зелёные люди. Всё это очень гармонировало с содержанием фильма, поневоле затягивало и увлекало. И агент Малдер вновь и вновь выходил из реанимации и очертя голову кидался в какое-то новое бессмысленное предприятие, а агент Скалли, кисло глядя на него снизу вверх, уточняла: «Я поеду с тобой». И было понятно, что она тоже едет за истиной, а вовсе не затем, чтобы за ним присматривать и вытаскивать его из очередной паранормальной задницы, куда он всё время норовит провалиться по самые уши. И потом, когда его в очередной раз внесут в палату на носилках, с синяками вокруг глаз и бледным, красивым лицом утомлённого маньяка, она одна будет знать, как его нужно лечить, и, расшвыривая в стороны врачей, пытающихся всё сделать по врачебной науке, сама пропишет ему всякие несуществующие препараты и, переводя дыхание, будет гладить его по голове и не плакать. И потом, когда он будет лежать в уже ставшей для него родным домом больничной палате, она задремлет, сидя рядом с ним и держась обеими руками за его за руку, – и он, ещё не приходя в сознание, будет нежно и радостно ухмыляться, заранее зная, кого увидит, когда откроет глаза… То же самое происходит, когда в реанимацию по его милости попадает она. От горя он моментально теряет свой и без того сомнительный человеческий облик и ведёт себя, как совсем уже полный, законченный псих – до тех пор, пока она не открывает глаза и не начинает ему улыбаться. Больше всего им идёт вместе лежать в реанимации на соседних койках. Тогда они оба счастливы и оба улыбаются друг другу в глубоком и блаженном беспамятстве. В те же редкие минуты, когда они в сознании и на ногах, им не до того. Не до улыбок и не до выяснения отношений.

Да и что им, собственно, выяснять-то? Между ними нет никаких отношений. Они всего-навсего не могут друг без друга жить. Не в фигуральном смысле, а в самом что ни на есть буквальном. Не могут, и всё тут. Их просто нет друг без друга, по отдельности они не существуют. Это не дружба и не любовь. А что-то такое, чему один Бог знает название. Может быть, то, что было между Адамом и Евой до тех пор, пока они не познакомились со змеем. То, что мы так упорно и безуспешно ищем в любых наших отношениях – родственных, любовных, дружеских, вражеских… Ищем – и не находим. И воем от тоски, и лезем на стенку, потому что не находим. А они нашли. По крайней мере, кто-то там нашёл – режиссёр ли, сценаристы ли, или актёры, понятия не имею. Одно ясно: нашли случайно, как Колумб нашёл Америку. Как подросток с любительским телескопом открывает новую звезду. Есть многое на свете, друг Гораций. И, между прочим, не так уж и плохо, что всё это где-то есть.

Я вылезла из кресла, тихо затворила за собой дверь и пошла на мост через Яузу. И, стоя на мосту, слушала чаек и колокольный звон, смотрела на Майн, на туман, на зелёные церковные шпили с петушками, выглядывающие из тумана, на пролетающие над головой тарелки из серебристого металла, и думала о том, что, может быть и нет, на фиг, никакой любви, а есть, как говорил старик Лир, только бедные, зелёные, бестолковые создания, карабкающиеся друг к другу через всякие дурацкие миры и вселенные и цепляющиеся друг за друга, как маленькие дети на льду, в попытке удержаться и не провалиться вниз. Говорят, что некоторым эта попытка всё-таки удаётся.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2008/01/23 всякая ерунда

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

2008/01/23 всякая ерунда Начало дняПод утро, за полчаса до пробуждения, я захожу в один магазинчик на окраине смутно знакомого мне городка. Пару раз мне уже снился этот городок и этот магазинчик. Там продаётся безумно прекрасная юбка из нежного, как утренний сон, тёмно-серого


2008/02/27 всякая ерунда

Из книги автора

2008/02/27 всякая ерунда В овощном киоске возле метро торгует маленький старик с круглыми, как пуговицы, глазами. Он продаёт нежно-розовые червивые яблоки с твёрдой сахарной мякотью, тяжёлые золотые груши в форме виолончелей, жёлтый стручковый перец, похожий на бамбуковые


2008/03/10 всякая ерунда

Из книги автора

2008/03/10 всякая ерунда Идти домой пешкомХорошо, когда в тихий, морозный мартовский вечер у тебя нету денег ни на метро, ни на трамвай, а до дома всего-то каких-нибудь два часа ходьбы. Что хорошо, то хорошо.Небо густо-зелёное, с синими разводами, прекрасное, как корейская


2008/03/18 всякая ерунда

Из книги автора

2008/03/18 всякая ерунда Путь к себеОчень люблю всякие Пути К Себе. Они очень разные, на самом-то деле. Например, на дверях Зимнего Обезьяннике в Московском зоопарке так и написано: «Вход К Себе». Кто не верит, может убедиться. Такую надпись можно обнаружить на самых


2008/05/02 всякая ерунда

Из книги автора

2008/05/02 всякая ерунда Провинциальные записки сумасшедшегоИз всех деревьев средней полосы мне больше всего нравятся осины. Я люблю их за пессимизм и истеричность. Они трясутся и всплёскивают листьями даже при полном безветрии, а уж что с ними творится, когда подует ветерок,


2008/05/04 всякая ерунда

Из книги автора

2008/05/04 всякая ерунда Выйти из Антикварного Секонд-Хенда с ворохом шёлковых и крепдешиновых платьев, усеянных «огурцами» и маргаритками, скрипучих и шуршащих, с пуговками на груди и резинками на поясе, с рукавами-фонариками и накладными плечиками, с запахом ванили,


2008/05/26 всякая ерунда

Из книги автора

2008/05/26 всякая ерунда УтреннееЯ проснулась в лучезарном настроении, и даже сияющее за окном солнце не смогло мне его испортить.Это всё оттого, что вчера я ходила на «Индиану Джонса». Я люблю Индиану Джонса. Меня не перестают удивлять трогательные попытки зрителей и


2008/07/16 всякая ерунда

Из книги автора

2008/07/16 всякая ерунда Провинциальные записки сумасшедшегоВ древние времена в лесах и рощах часто попадались тропинки. Сегодня многие в это не верят, но я их ещё помню - настоящие пешеходные тропинки в одну колею! И люди ходили по ним НОГАМИ! Странно, да? И чего только не


2008/07/22 всякая ерунда

Из книги автора

2008/07/22 всякая ерунда Про Другую Подругу (не про Ту)Мне повезло в жизни. У меня есть подруга, которая является моей точной копией, моим двойником, моим вторым «я». Иногда я смотрю на неё и вижу себя, как в зеркале. Правда, у неё лицо умнее, а хвост – длиннее; в остальном же мы как


2008/08/08 всякая ерунда

Из книги автора

2008/08/08 всякая ерунда Когда холодноВсё-таки, - как хорошо, когда холодно.И Москва пахнет не потом и не разогретым асфальтом, а ветром, вареньем и палыми листьями. По такой Москве даже можно ходить пешком, и она не возражает и не сопротивляется.По Яузе плывёт плоский


2008/08/13 всякая ерунда

Из книги автора

2008/08/13 всякая ерунда Чего я не люблю (подражание Драгунскому)Терпеть не могу дешёвых кафешек. В отличие от дорогих ресторанов, которые я просто обожаю. Потому что дорогие рестораны гордые и неприступные. Чем дороже и шикарнее ресторан, тем меньше шансов там когда-либо


2008/09/26 всякая ерунда

Из книги автора

2008/09/26 всякая ерунда Безумие в утреннем метро— Нет, давай где-нибудь в другом месте встретимся,- сказала мне подруга.- Не в метро.— Почему? – удивилась я. – Все же в метро встречаются, это очень удобно.— Все встречаются, да. Но не утром же! Это же будний день, метро, безумие,


2008/10/08 всякая ерунда

Из книги автора

2008/10/08 всякая ерунда Над землёй фигня летала...— Что ты хочешь на день рожденья? – спросила у меня подруга.— Мой день рожденья в июне, - сказала я. – Это твой в октябре. Ты мне так деликатно напоминаешь про свой, чтобы я не забыла?— Я и имела в виду мой, - обиделась подруга. –


2008/10/22 всякая ерунда

Из книги автора

2008/10/22 всякая ерунда Утром я кое-как расталкиваю собаку и выволакиваю её, сонную, расслабленную, только начавшую просыпаться и наливаться злостью, на улицу.На двери подъезда - объявление: «Ко всем жителям дома! Уборщица не будет убирать ваш мусор! Уважайте труд уборщиц!» На


2008/10/26 всякая ерунда

Из книги автора

2008/10/26 всякая ерунда Всякая ерунда— Ну, что… Вот и жизнь прошла, - сказал мне Денис, которого недавно записали в подготовительный класс. – А столько всего не успел, чего хотел!Им сразу, чуть не с первого дня, стали задавать на дом какие-то логические задачи. При этом основная