28 ноябрь 2010 г. Про психологический тренинг

28 ноябрь 2010 г. Про психологический тренинг

— А теперь выпрямили спинку….вытянули ручки вдоль тела… расслабились… хорошенько расслабились, без халтуры, - психолог, красивая и большеглазая, как царевна-лягушка, стояла в середине круга и сияла улыбкой от уха до уха. – Ручки-ножки расслабили… отпустили себя… совсем, совсем отпустили…. закрыли глаза…. И смотрим. Смотрим-смотрим-смотрим…. Что мы видим? Видим свет. Большой тёплый шар света. Нам хорошо. Мы сливаемся, сливаемся с этим светом…..

Шар света, загоревшийся перед моим внутренним взором, был не такой уж большой. Откровенно говоря, он был совсем маленький. Мелкий такой, тускленький, поганый жёлтый шарик, болтающийся на облепленном снегом проводе. Снег валил частой мокрой сеткой, превращался возле самой земли в грязный ледяной дождь и тихо, злорадно шлёпал по чёрным бездонным лужам. Слиться со светом уличного фонаря я не успела – он хихикнул и потух, как только я попыталась это сделать. И я осталась посреди непроглядной, залитой дождём улицы и, сцепив зубы, принялась сливаться с пузырящейся вокруг ледяной жижей. Впереди меня шёл дождь, посреди него шёл мокрый горбатый пёс и встряхивал ушами, за ним шёл мокрый горбатый мужик на костылях, и я с гордостью подумала, что какой-нибудь Пазолини отдал бы полжизни за такую изумительную сцену, а я могу видеть это бесплатно и беспрепятственно хоть каждый день – даже не закрывая глаз…

— Вам тепло. Вам хорошо. Вы видите свет. Вы – часть этого света. Он впереди вас и позади вас. Вот он расширяется… расширяется…. и из него выходите – вы сами. Но вы – это уже не вы. Вы – некое животное… рыба… птица.. зверь… я не знаю, кто именно. Только не воображайте себе это животное. Дождитесь, пока оно само к вам выйдет из этого света. И тогда вы поймёте, что оно – это вы….

Я вздохнула и стала дожидаться морскую свинку.

Я привыкла, что ко мне в основном выходят морские свинки. Или, в крайнем случае, капибары. Толстые, добродушные и истеричные. Глуповатые, но очень красивые. Я давно имею дело с морскими свинками и знаю, что я – такая же свинка. Ленивая, безобидная, пугливая, настырная и задумчивая. Иногда я, правда, вижу себя в виде козы, но это в те минуты, когда мне хочется себя подбодрить… Я послушно расслабилась, зажмурилась покрепче… дождь тем временем прекратился, и осень немножко отмоталась назад, к началу, к ещё не остывшей земле, голубому небу и палым листьям.

И вдруг – я не поверила своим закрытым глазам! По этой самой земле и палым листьям на меня выползла змея.

Какая там змея! Змеища.

Шикарного асфальтово-серого цвета с острым синеватым отливом. Я таких и не видела никогда.

Земля была, кстати, не такая уж тёплая, сыроватая, вспученная множеством мелких, лезущих из-под неё корешков. Я ощущала каждый из этих корешков собственным брюхом, плавно переходящим в ещё более чувствительный хвост, но это была какая-то отстранённая, ничуть не мешающая и не ранящая чувствительность. Я видела подножья травинок возле самого своего лица, я впитывала в себя запах листьев, разрытой почвы и мелких насекомых, воспринимая всё это не как запах, а как нечто иное. Я свивалась кольцами, чувствуя, как сладостно напрягаются и распускаются мышцы, я улыбалась миру нехорошей мечтательной улыбкой, и мир опасливо расступался передо мной и, огладываясь через плечо, удирал в разные стороны… Боже мой, как это было прекрасно! Усталость и раздражительность как рукой сняло. И психолог, вылезшая на пенёк погреться, - красивая, изумрудная, в высокой золочёной коронке,- больше не вызывала во мне отторжения, напротив… Нет, я, конечно, была далека от мысли, но…. И, в конце концов, корону ведь потом можно выплюнуть.

— А теперь – внимание! Открыли глаза! Быстренько, быстренько открыли!

Нет, всё-таки что-что, а шестое чувство у этих психологов развито здорово. Знают, когда вовремя прекратить безобразие.

А с другой стороны – впереди ещё три сеанса. Может, не всё ещё потеряно.


Следующая глава >>