18 март 2009 г.

18 март 2009 г.

Когда у вас Великая Депрессия, ничто так поддерживает, как пакетик имбирных пряников, подаренный хорошими друзьями.

Друзья ещё могут поддержать вас весёлой песней. Хотите вы этого или не хотите.

Приглашаем на работу!

Приглашаем на работу!

Старшими кассирами,

Кассирами билетными!

Когда вокруг вас скачут, безостановочно выкрикивая этот куплет и тряся над вашей головой бутылкой с газировкой, поневоле приходится включаться:

Старшими кассирами,

Кассирами билетными,

Такими некрасивыми,

Такими незаметными…

Восторг слушателей ещё больше поднимает ваш дух, и вы, незаметно для себя, переходите уже на прямой плагиат:

Синий стоит восемь центов,

Жёлтый стоит девять центов,

Красный стоит только три.

Осторожней режь, смотри!

Эх! режьте, братцы, режьте!

Режьте осторожно!

Режьте, чтобы видел

Пассажир дорожный!

— Ух ты! – кричит Юлька. – Кого резать-то? Кассиров, да?

— Ура! – кричит Туська. – Будем резать! Будем бить! Будем грабить и… тащить!

— Люди, вы звери, - вздыхаю я. – Не кассиров, а билеты. Это песенка кондукторов. Были такие люди в древние времена. Они ездили в трамваях, отрезали разноцветные билетики и продавали их пассажирам.

— А-а-а… - разочарованно тянет Юлька. – Ну, да. Ясно. Кассиров же нельзя резать. В милицию могут забрать.

— О-ой! – Туська тормозит на скаку, вдохновлённая приятным воспоминанием. – А у нас Костика недавно чуть в милицию не забрали!

— Что, он всё-таки засыпался? – интересуюсь я. – Ой.. То есть, нет. В смысле – за что забрали?

— ЧУТЬ не забрали! – поясняет Туська. – Он пароль забыл.

— На явочной квартире?

— На своей. Для сигнализации. Он домой пришёл, а охрану не снял. Пароль забыл. И приехала милиция, представляешь? И чуть его не забрала!

— Ну, насчёт «чуть не забрала» - это вы, пожалуй, хватили. Это вы выдаёте желаемое за действительное… Юль, что это за липкая га… что за напиток богов, которым ты меня поливаешь? Уж больно того.. больно запах крепкий. Как это называется?

— Про-пил! Бен-зол! – скандируют они хором.

— Что-что? Кто вам это сказал?

— Кос-тик! – скандируют они.

— Он его тоже пропил! – уточняет для верности Юлька и трясёт бутылкой ещё победнее и ожесточённее. – А потом пароль не смог вспомнить!

Ну, как можно в таких условиях наслаждаться Депрессией, скажите на милость?

Правда, через четверть часа действие Пропил Бензола несколько ослабевает, они обе плюхаются на диван и тянутся к шкафу с альбомами по искусству. На дорогой мелованной бумаге так хорошо отпечатываются следы от липких пальцев, что лучшего и желать нельзя.

— Это кто – Адам и Ева, да?

— Да. Видишь, их из Рая выгоняют…

— Кто выгоняет? – сразу же становится серьёзной Юлька.

— Ангел с огненным мечом. Вот он – видишь?

— Он не сам! – поясняет Юльке Туська. – Ему Бог велел их выгнать.

Я жду, что Юлька спросит: за что. Но она не спрашивает. Видимо, по собственному опыту знает: раз выгоняют, значит, есть, за что. Вместо этого она спрашивает другое:

— А обратно им можно?

— Можно, - неожиданно отвечает Туська. – Только они не могут войти. Они пароль забыли.

— Какой пароль? Для входа?

— Да. И теперь никак не могут вспомнить. А без пароля их не пускают.

— А кто им пароль-то сказал? – интересуюсь я. – Ангел?

— Да. То есть, нет. Бог сказал. Потихоньку, на ушко. Чтобы ангел не слышал, что он им говорит. А потом, уже не на ушко, а громко… говорит: а ну, уходите отсюда вон! И чтоб я вас больше не видел. А потом тихонько им говорит: придёте, скажете пароль, и ангел вас пустит. А без пароля не пустит, у него эта…

— Инструкция.

— Да. И они ушли. И жили где-то долго-долго. Потом думают: давай уж, вернёмся. Подошли к воротам. Подошли, а там ангел с мечом. А они пароль забыли, оба. И Адам, и Ева. И ангел их не пустил.

— Ну, вот, - говорит появившаяся из кухни Юлькина мама. – С таких лет уже начинаются вольные интерпретации священных текстов. Туська, это всё хорошо, но лучше не выдумывать, а рассказывать, как было на самом деле. Ну, то есть, как в книжке написано, так и рассказывать.

Эге, - думаю я. – В книжке там на эту тему такое написано, что без интерпретаций никак не обойтись, при всём желании. Иначе – хоть ложись да помирай.

— А знаешь, - говорит Юлька, - на самом деле не только в Рай нельзя. Ещё много чего нельзя. Нельзя близко к домам ходить, когда март. Потому что сосульки. У нас на доме даже висит – знаешь? - такая бумажка: «Обращайте внимание на падение сосулек!»

— Не так, - поправляет Туська. – «Наблюдайте за падением сосулек!»

И мы идём на улицу наблюдать за падением сосулек. А это, братцы мои, скажу вам - совсем не то что наблюдать за восходом луны, цветением вишен или падением курса валют. Даже и сравнения никакого нет.

Стараясь максимально соблюдать технику безопасности, мы издалека смотрим, как они истекают сверкающими каплями, а иногда и вправду срываются и с глуховатым треском падают на мостовую, разлетаясь при этом на острые осколки. Каждое падение встречается сдержанно-восторженным визгом.

— Как будто вазу хрустальную бьёшь, да? – мечтательно вздыхает Юлька. – Или люстру!

На углу возле арки выпущенный из длинной чёрной иномарки парень лет двух-трёх отобрал у дворника Настоящую Лопату и теперь в сосредоточенном упоении возит ею по асфальту. Родители топчутся рядом и терпеливо улыбаются. Невозмутимый дворник курит, привалившись к стене сгорбленной оранжевой спиной. Когда мы проходим мимо этой жанровой сценки, Туськино лицо выражает нежную снисходительность, а Юлькино – лютую зависть.

Рядом, под той же аркой, мается здоровенный ньюфаундленд с сосульками на пузе.

— Ну, Басенька, - умоляет его хозяйка, - ну, как это – домой? Мы же ещё часа не гуляем! Ну, давай ещё кружочек вокруг дома – и всё. Ладно?

По лицу ньюфаундленда видно, что у него тоже Великая Депрессия. Надо будет при случае познакомить его с моей Собакой. Кстати, мой юный сосед, когда бывает индейцем, то просит называть его Чёрный Сук. Я верю, что это в честь моей Собаки.

— Смотри – вон на том здании тоже сосульки! – говорит Туська и тычет пальцем куда-то вверх.

— А что такое – здание? – спрашивает Юлька, послушно задирая голову.

— Это дом, - не очень охотно поясняет Туська, занятая какими-то своими мыслями.

— Какой дом? Всякий?

— Нет. Не всякий. Только если он большой и красивый.

— А если не большой и не красивый?

— Тогда просто дом.

— А миро-здание – это какой дом? Это где магазин «Мир»?

— Нет... Это – другое…. Это когда дом – ну, такой.. совсем большой. Очень большой. Как тот дом, который рядом, у метро, здоровенный такой, стеклянный… Или не такой. Ещё больше. Как церковь.

— Церковь меньше!

— Ага, меньше! Зато потолок там какой – помнишь? Даже не видно, когда он заканчивается! И ангелы там, под потолком…

— Нарисованные?

— Настоящие!

— С мечом?

— Конечно. А ты как думала?

— А чего ж я их тогда не видела?

— А их плохо видно. Приглядываться надо. И то – не всегда можно разглядеть.

— А почему?

— Тётя Наташа говорит – акустика плохая…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

МАРТ 2009

Из книги Буреполомский дневник автора Стомахин Борис

МАРТ 2009 1.3.09. 16–30Первое марта. Воскресенье. Первый день весны... На улице тепло и метет мокрый снег, начавшийся после обеда. Тоска, пустота, непереносимая усталость, какое–то отупение и полное безразличие ко всему, включая собственную судьбу...Шимпанзе орет и буянит целый


9 март 2009 г.

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

9 март 2009 г. Фрагменты из телевизионного сценария, редактируемого моей подругой_________Из характеристик некоторых персонажей**Варенин Сергей Львович. Лечащий врач. Психопаталог. В нужный момент проводит сеанс гипноза в зале суда.Павленко Елена Петровна. Труп. Но выглядит


6 март 2009 г. Он для меня "Тарара" сочинил!

Из книги Четыре минус три автора Пахль-Эберхарт Барбара

6 март 2009 г. Он для меня "Тарара" сочинил! Любите ли вы музыку Сальери так, как я её люблю? Особенно – «Тарара». Особенно – в постановке Мартиноти 1988 года (Schwetzinger Festspiele)Описывать это словами так же бессмысленно, как пытаться получить представление об этой опере, читая её


5 март 2009 г. Из невыдуманный историй

Из книги Гнездо «дождливой ласточки» автора Межов Евгений

5 март 2009 г. Из невыдуманный историй У тёти Сельмы – длинное пятнистое лицо, всё в резких глубоких морщинах, как у деревянных литовских фигурок. А глаза – ярко-синие, длинные, девичьи, как у Огневушки-Поскакушки. Они ничего не видят, эти глаза, уже много лет ничего не видят,


5 март 2009 г. Призрак Оперы

Из книги автора

5 март 2009 г. Призрак Оперы Туську водили в оперу. Оттуда она вернулась сонная и задумчивая.— Что-нибудь понравилось?— Да-а… - (Сладкая дремотная улыбка из-под чёлки). – Когда все петь перестают и только музыка остаётся… И ещё – человек там один. Который перед началом палкой


4 март 2009 г. Про шопоголиков

Из книги автора

4 март 2009 г. Про шопоголиков Серия книг про Шопоголика Софи Кинселлы. Волшебная лавка, до отказа набитая леденцами и бижутерией. Ещё Честертон заметил, что леденцы, если их правильно разложить на витрине, будут пропускать через себя свет так, что это будет похоже на витражи.


19 март 2009 г.

Из книги автора

19 март 2009 г. Какая всё-таки роскошная, динамичная сцена – изгнание торгующих из храма, да? Сущий клад для кинематографистов. Летящие на пол с громом и грохотом лотки. Топот, крики, ругань, блеяние овец, всплески голубиных крыльев. Эхо с воплями мечется под сводами храма,


14 март 2009 г.

Из книги автора

14 март 2009 г. О стоянии в углу у меня сохранились самые тёплые воспоминания. Вероятно, поначалу, когда родители только начали применять ко мне эту меру пресечения, я обижалась и скандалила. Но, будучи по натуре не бунтарём, а приспособленцем, я очень быстро поняла, что


13 март 2009 г. Сёстры Зюмфиры

Из книги автора

13 март 2009 г. Сёстры Зюмфиры Вечером Юлька сидит в углу, упираясь подбородком в коленки и стискивая кулаки. Лицо у неё суровое и надутое, как у посаженного в клетку, но не сломленного духом хомяка.— Что, в угол поставила, да? – спрашиваю я у Юлькиной мамы. Тихонько, чтобы


11 март 2009 г. Ещё немного Юльки

Из книги автора

11 март 2009 г. Ещё немного Юльки ***— Юль, ты что в комнату не идёшь?— Туда нельзя.— Почему?— А там бабушка проветривала. Знаешь, сколько свежего воздуха набилось? Полная комната!***Туська, которую с недавнего времени перестали пускать со мной в костёл, продолжает живо


31 март 2009 г. О средневековом оптимизме

Из книги автора

31 март 2009 г. О средневековом оптимизме За что люблю средневековый роман – так это за то, что он даёт надежду на перерождение прямо здесь и сейчас, а не перспективе грядущих послесмертных воплощений. В результате чего возникает твёрдая, хотя и, вероятно, беспочвенная


28 март 2009 г. Неопределённое состояние мира

Из книги автора

28 март 2009 г. Неопределённое состояние мира На плакате у входа в метро было написано: «Определённое состояние мира?» С вопросительным знаком в конце.Состояние мира с утра, как на грех, было на редкость неопределённым. На табло, показывающем температуру воздуха, светилось


26 март 2009 г. Байки и притчи из собрания Вальтера Вандерфогеля

Из книги автора

26 март 2009 г. Байки и притчи из собрания Вальтера Вандерфогеля ***Дьявольский гроссбухОдин студент шёл из Фауербаха во Фридберг. По дороге он встретил очень прилично одетого незнакомца с увесистой книгой под мышкой. Они разговорились; слово за слово, и вот незнакомец между


20 март 2009 г. Вавилонские хроники или К вопросу о субьективном идеализме

Из книги автора

20 март 2009 г. Вавилонские хроники или К вопросу о субьективном идеализме **Попытки читательницы 11 98 вынести книги то из левого, то из правого вестибюля показали, что защитные системы реагировали на этот её поступок по-разному. В правом вестибюле реакция была гораздо