4 март 2009 г. Про шопоголиков

4 март 2009 г. Про шопоголиков

Серия книг про Шопоголика Софи Кинселлы. Волшебная лавка, до отказа набитая леденцами и бижутерией. Ещё Честертон заметил, что леденцы, если их правильно разложить на витрине, будут пропускать через себя свет так, что это будет похоже на витражи. В романах Кинселлы они разложены именно так – правильно.

Женское чтиво, ни на йоту не выходящее из рамок стереотипа и при этом совершенно в эти рамки не укладывающееся.. Судите сами. Традиционная героиня этого жанра должна быть:

— в меру циничной

— в меру ироничной

— склонной к злословию, рефлексии и самобичеванию

— бороться со своими грехами и пороками (чаще всего с лишним весом)

— быть в постоянном конфликте с собой и окружающими (особенно, конечно, с Ним)

— непрерывно страдать из-за того, что попадает в Глупые Положения на глазах у Него

— ненавидеть Его

— обожать Его

— думать только о том, как изловить Его

Бекки из серии про Шопоголика не соответствует ни одному из этих требований. Простодушное, беспробудно счастливое дитя, она настолько гармонична в своём доходящем до идиотизма доверии к мирозданию, что мирозданию не остаётся ничего другого, как, скорчив притворно-досадливую гримасу, отвечать ей таким же доверием и любовью. Ей бесполезно «давать уроки» - она всё равно не способна ничего из них извлечь. Её невозможно вывести из равновесия, потому что она так устроена: что бы с ней ни случилось, она, поплакав и погоревав с полчаса, утрёт слёзы, высморкается в очередное банковское уведомление о перерасходе, и, как какой-нибудь мистер Микобер - тоже, кстати, англичанин, как вы все помните, - опять будет улыбаться сквозь слёзы в лицо Суровой Действительности и лепетать ей нежный младенческий вздор, от которого растрогалась бы и статуя кондотьера Коллеони на Сан Джованни э Паоло. В какой-то рецензии её сравнивают с Золушкой, попавшей в современное «царство шопинга». Ничего подобного. Оборвашка, которую всю жизнь держали в чёрном теле, а потом дали ей кредитку «Виза» и выпустили в магазин, будет, скорее всего, вести себя иначе. Нет. Штука в том, что Бекки никогда не была Золушкой. Её баловали и любили с самого рождения. Как раз из таких детей, как учит нас классика, и вырастают Настоящие Разбойники. Злобные, алчные, самовлюблённые и эгоистичные. Но, поскольку автор «Шопоголика» - не классик и может распоряжаться судьбами и характерами героев по собственному усмотрению, её Бекки – добрейшее и бескорыстнейшее создание с ясной душой, не замутнённой ни грехом, ни интеллектом. И если она и попадает в пресловутые Глупые Положения, то не столько из-за своего злосчастного пристрастия к шопингу, сколько из-за того, что категорически не может себе позволить хоть кого-нибудь хоть чем-нибудь обидеть и, запутавшись окончательно в сетях собственной лжи-во-спасение, вздыхает, выкидывает белый флаг и идёт утешаться в какой-нибудь торговый центр, предоставив Судьбе самой распутывать эти сети. Надо сказать, что Судьба никогда не отказывает ей в такой пустяковой любезности. Все проблемы Бекки неизменно решаются сами собой, при минимальном участии с её стороны.

Вы скажете – так не бывает? А вдруг – бывает? В своей жизни я не раз и, наверное, даже не два встречала таких людей. И видела, что почему-то – Бог весть почему...

и за что-то – Бог весть за что – Бог их любит. Может быть, за то, что они, сами того не зная и не понимая, безоглядно любят Его и не стесняются Ему доверять и доверяться? И, в отличие от нас, таких умудрённых и осмотрительных, твёрдо уверены, что уж если сорной траве Он дарит такие наряды, которые и Соломону во всей его славе не снились, то уж о них-то, о любимейших своих детях, Он всегда позаботится и оденет их так, что Соломон вообще скиснет от зависти. И Бог, в ответ на эту их любовь и доверие, со вздохом закрывает глаза на их ребяческие шалости и потворствует их ребяческим слабостям. И, если и наказывает, то не так сурово, как они, по нашему мнению, заслуживают. Потому что грехи их так же невинны и безоблачны, как их помыслы, и то, что мы в справедливом раздражении называем «манией», «алчностью», «попыткой заполнить душевную пустоту и компенсировать внутреннее убожество», возможно, в Его глазах – лишь радость ребёнка, попавшего в лавку с леденцами и игрушками. Бедняжка Бекки гоняется за дорогими туфлями от какой-нибудь «Дольче энд Армани» не для того, чтобы сразить наповал соперниц и потешить собственный нарциссизм, а ради них самих, ради из Несравненной, Неземной, Неописуемой Красоты – как сумасшедший энтомолог гоняется за редкой бабочкой. При всём своём пристрастии к дорогим брендам она ничуть не презирает тех, кто этого пристрастия не разделяет и ходит по жизни в рваных джинсах и вытертой футболке. Ей одинаково чужды как зависть, так и снобизм. Как все счастливые дети, она твёрдо знает, что мир – большой и безумно интересный, в нём хватает места для всех и для всего и гораздо интереснее «любоваться им, как чашечкой цветка, чем, давясь, пожирать его, как гусеница». Ей-богу, Бекки – совершенно гриновский типаж, способный, услышав историю Фрези Грант, прослезиться, как Дэзи, от восторга и понимания. Если впереди – сияющий остров с синими сказами и золотыми водопадами или сияющий торговый центр с надписью через всю витрину «СКИДКИ ДО 70 ПРОЦЕНТОВ!», то можно смело ступить ногами на бездну и, протянув руки перед собой, бежать вперёд к цели, перескакивая с волны на волну.

Кто не любит ходить по магазином, наверное, сочтёт это сравнение кощунством. Кто любит ходить по магазинам – поймёт, о чём я говорю. Кстати, наличие интеллектуального багажа отнюдь не является противоядием от шопоголии. И, кстати, интеллектуальный шопоголик не обязательно покупает только книги и диски с редкими записями. Он может, как и обычный шопоголик, покупать тряпки и безделушки, причём с не меньшим рвением и страстью и с тем же тяжело колотящимся сердцем и сухостью в горле. В этой области, как правило, интеллектуальный шопоголик гоняется не за брендами, а за ассоциациями – и это единственное, что его отличает от традиционного шопоголика. Он – точнее, она - покупает ярко-жёлтую плюшевую юбку, расписанную малиновыми цветами, хотя твёрдо знает, что не сможет в ней показаться никому из своих друзей и знакомых. Но как быть, если ткань, из которой сшита юбка, в точности напоминает скатерть из её детства… Старая московская квартира.. полутёмная прихожая… столик под зеркалом… скатерть на столике – безумно прекрасная скатерть, которую можно было иногда украдкой сдёргивать, обёртывать вокруг бёдер и ходить развалистой королевской походкой, подбирая подол и натыкаясь на табуретки в коридоре, пока младшая сестра прыгает вокруг и кричит, что, чур, в следующей игре эту юбку носит она… И если через много лет ты вдруг сталкиваешься в одном из магазинов с этой самой юбкой – ну, в точности такой юбкой, как будто кто-то нашёл эту самую скатерть на старой свалке, пошил из неё юбку и подсунул тебе – именно тебе… Разве можно, чёрт возьми, такую юбку не купить? А кольцо с гранатом? Серебряной кольцо, само по себе простое и незамысловатое, но с крупным яйцевидным камнем, сияющим сладким внутренним огнём, как капелька земляничного варенья в старинной серебряной ложке? Господи, сколько такого варенья варилось у бабушки в медных тазах – именно в медных, потому что к меди сахар почти не пригорает… Подцепить из таза ложкой капельку сиропа и любоваться ею при огне керосинки, поворачивая то так, то эдак, ловя сладкие алые искры, прежде чем засунуть всё это в рот, вместе с тягучим сиропным ароматом и тёплыми гранатовыми бликами… Как можно не купить такое вот земляничное кольцо, скажите мне на милость? Или ещё одно кольцо – грубое, корявое, изумительно стилизованное под старину, точь-в-точь такое, какое было на графе Эде Парижском в ту самую ночь, когда он выгнал всех горожан, включая женщин и подростков, на городские стены и заставил их принимать участие в обороне против норманнов. Плохо помню, было ли это страшно – наверное, было, и ещё как, но это было так давно, что успело забыться, а вот как блестело кольцо на его руке при свете то ли луны, то ли факелов – это почему-то помнится очень отчётливо… Тёмно-коричневое, похожее на мешковину платье из грубоватой шерсти - с монашеской пелериной, со скрученным поясом, похожим на верёвку, и с широкими, скрывающими кисти, рукавами... Вы можете пройти мимо такого? Правда можете? Ну, вы – мужественный человек! Или вот ещё: вазочка для варенья, которая точь-в-точь напоминает кубок… нет, стоп. Стоп. СТОП!!! Деньги-то кончились. Правда, что ли, кончились? Да. Правда. Двадцать пять рублей на маршрутку. Или на пирожок с земляничным вареньем – но тогда до дома придётся идти пешком…

Господи, как хорошо, что у меня нет кредитки! Спасибо Тебе за то, что у меня нет кредитки!

ЗЫ. Просьба ко всем, кто откликнется – по возможности удерживаться от обсуждения фильма «Шопоголик», поскольку я его не видела и вряд ли ??посмотрю. А впрочем, Бог с вами, – как хотите!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

МАРТ 2009

Из книги Буреполомский дневник автора Стомахин Борис

МАРТ 2009 1.3.09. 16–30Первое марта. Воскресенье. Первый день весны... На улице тепло и метет мокрый снег, начавшийся после обеда. Тоска, пустота, непереносимая усталость, какое–то отупение и полное безразличие ко всему, включая собственную судьбу...Шимпанзе орет и буянит целый


9 март 2009 г.

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

9 март 2009 г. Фрагменты из телевизионного сценария, редактируемого моей подругой_________Из характеристик некоторых персонажей**Варенин Сергей Львович. Лечащий врач. Психопаталог. В нужный момент проводит сеанс гипноза в зале суда.Павленко Елена Петровна. Труп. Но выглядит


6 март 2009 г. Он для меня "Тарара" сочинил!

Из книги Четыре минус три автора Пахль-Эберхарт Барбара

6 март 2009 г. Он для меня "Тарара" сочинил! Любите ли вы музыку Сальери так, как я её люблю? Особенно – «Тарара». Особенно – в постановке Мартиноти 1988 года (Schwetzinger Festspiele)Описывать это словами так же бессмысленно, как пытаться получить представление об этой опере, читая её


5 март 2009 г. Из невыдуманный историй

Из книги Гнездо «дождливой ласточки» автора Межов Евгений

5 март 2009 г. Из невыдуманный историй У тёти Сельмы – длинное пятнистое лицо, всё в резких глубоких морщинах, как у деревянных литовских фигурок. А глаза – ярко-синие, длинные, девичьи, как у Огневушки-Поскакушки. Они ничего не видят, эти глаза, уже много лет ничего не видят,


5 март 2009 г. Призрак Оперы

Из книги автора

5 март 2009 г. Призрак Оперы Туську водили в оперу. Оттуда она вернулась сонная и задумчивая.— Что-нибудь понравилось?— Да-а… - (Сладкая дремотная улыбка из-под чёлки). – Когда все петь перестают и только музыка остаётся… И ещё – человек там один. Который перед началом палкой


19 март 2009 г.

Из книги автора

19 март 2009 г. Какая всё-таки роскошная, динамичная сцена – изгнание торгующих из храма, да? Сущий клад для кинематографистов. Летящие на пол с громом и грохотом лотки. Топот, крики, ругань, блеяние овец, всплески голубиных крыльев. Эхо с воплями мечется под сводами храма,


18 март 2009 г.

Из книги автора

18 март 2009 г. Когда у вас Великая Депрессия, ничто так поддерживает, как пакетик имбирных пряников, подаренный хорошими друзьями.Друзья ещё могут поддержать вас весёлой песней. Хотите вы этого или не хотите.Приглашаем на работу!Приглашаем на работу!Старшими


14 март 2009 г.

Из книги автора

14 март 2009 г. О стоянии в углу у меня сохранились самые тёплые воспоминания. Вероятно, поначалу, когда родители только начали применять ко мне эту меру пресечения, я обижалась и скандалила. Но, будучи по натуре не бунтарём, а приспособленцем, я очень быстро поняла, что


13 март 2009 г. Сёстры Зюмфиры

Из книги автора

13 март 2009 г. Сёстры Зюмфиры Вечером Юлька сидит в углу, упираясь подбородком в коленки и стискивая кулаки. Лицо у неё суровое и надутое, как у посаженного в клетку, но не сломленного духом хомяка.— Что, в угол поставила, да? – спрашиваю я у Юлькиной мамы. Тихонько, чтобы


11 март 2009 г. Ещё немного Юльки

Из книги автора

11 март 2009 г. Ещё немного Юльки ***— Юль, ты что в комнату не идёшь?— Туда нельзя.— Почему?— А там бабушка проветривала. Знаешь, сколько свежего воздуха набилось? Полная комната!***Туська, которую с недавнего времени перестали пускать со мной в костёл, продолжает живо


31 март 2009 г. О средневековом оптимизме

Из книги автора

31 март 2009 г. О средневековом оптимизме За что люблю средневековый роман – так это за то, что он даёт надежду на перерождение прямо здесь и сейчас, а не перспективе грядущих послесмертных воплощений. В результате чего возникает твёрдая, хотя и, вероятно, беспочвенная


28 март 2009 г. Неопределённое состояние мира

Из книги автора

28 март 2009 г. Неопределённое состояние мира На плакате у входа в метро было написано: «Определённое состояние мира?» С вопросительным знаком в конце.Состояние мира с утра, как на грех, было на редкость неопределённым. На табло, показывающем температуру воздуха, светилось


26 март 2009 г. Байки и притчи из собрания Вальтера Вандерфогеля

Из книги автора

26 март 2009 г. Байки и притчи из собрания Вальтера Вандерфогеля ***Дьявольский гроссбухОдин студент шёл из Фауербаха во Фридберг. По дороге он встретил очень прилично одетого незнакомца с увесистой книгой под мышкой. Они разговорились; слово за слово, и вот незнакомец между


20 март 2009 г. Вавилонские хроники или К вопросу о субьективном идеализме

Из книги автора

20 март 2009 г. Вавилонские хроники или К вопросу о субьективном идеализме **Попытки читательницы 11 98 вынести книги то из левого, то из правого вестибюля показали, что защитные системы реагировали на этот её поступок по-разному. В правом вестибюле реакция была гораздо