31 май 2011 г.

31 май 2011 г.

Короче говоря, Остапа понесло, и он теперь, как последний дурак, смотрит все экранизации «Шерлока Холмса», которые попадаются ему под руку. А в перерывах читает «Рассказы о Шерлоке Холмсе» в переводах на немецкий. Идиот. Заняться ему больше нечем.

Фильм, который у нас почему-то называется «Критическое решение» - превосходная иллюстрация к известному тезису о том, что ум человеческий – даже ум Шерлока Холмса, джентльмены! – имеет пределы, тогда как глупость человеческая беспредельна. Единственная загадка, волнующая воображение зрителя, – что в этом фильме делает Лоренс Оливье и какой дьявольской хитростью удалось его туда заманить? Может, он думал, что ему и правда предлагают сыграть профессора Мориарти, а когда выяснилось, что ничего подобного, то было уже поздно отказываться? Нет, профессор-то там есть, но он именно профессор, а вовсе даже никакой не величайший злодей всех времён и народов, а злодеем всех времён и народов он является только в расстроенном воображении Шерлока Холмса, у которого от долгого злоупотребления кокаином … ну, в общем, вы понимаете.. Собственна, сама идея изобразить Холмса законченным наркоманом, страдающим то от ломок, то от галлюцинаций, то от назойливости непрошенных докторов (которые, кстати, сами далеки от психического здоровья), наверное, не такая уж и провальная, если за дело взяться с умом, но последнее-то как раз и не входило в планы создателей фильма. Присутствие в этом дурдоме доктора Фрейда, причём в качестве самого резвого и безнадёжного из пациентов, придаёт зрелищу особый шарм, переводя всё за грань абсурда, в какие-то уже совершенно неизмеримые Поля Чудес, которые сами знаете, где находятся… Но гонка на паровозах была классной. Ничего не скажешь. Правда, я так и не поняла, была ли она на самом деле или тоже привиделась Холмсу во время очередного припадка, но это уже не суть.

Сериал с Джереми Бреттом очень, очень хорош. Правда, сам Джереми Бретт в некоторых ракурсах похож на Невзорова, особенно в пол-оборота. Это единственный серьёзный недостаток фильма. Второй, менее существенный недостаток – Ватсон какой-то удручающе старый. Настолько старый, что авторам фильма даже не удалось женить его на мисс Морстен, хотя сам он, вроде бы, был не прочь. Непонятно, почему в большинстве классических экранизаций Ватсон такой пожилой, рыхлый и мятый? Ведь было же ему когда-то двадцать семь лет! Было ли ему меньше, мы не знаем, в книге ничего про это не написано, но двадцать семь – точно было, просто это как-то забылось со временем… Да и Холмс, прежде чем стать «викторианским сверхчеловеком», был когда-то заносчивым и застенчивым юнцом, обиженным в равной степени и на полицию, и на преступников за тривиальность мысли и отсутствие воображения... Холмс Бретта, как и большинство «классических» Холмсов, благополучно проскочил эту стадию – он абсолютный сверхчеловек, что избавляет его от обременительной необходимости быть человеком. Вообще в этой интерпретации он довольно противный субъект, обладающий, правда, нехорошим каким-то, драконьим, гипнотическим обаянием. Глядя на него, в полной мере наслаждаешься ощущениями кролика, любующегося удавом. Оторваться невозможно. Отличный сериал.

Ватсон здесь относится к Холмсу немножко как к пресловутому сверхчеловеку, немножко как к другу и немножко как к пациенту – хотя, вроде бы, сам не психиатр. Как Холмс относится к Ватсону, понять невозможно, потому что он, судя по всему, вообще никак ни к кому не относится. Причём не подчёркнуто, а искренне, от всей души. И это как раз то, что мне в нём нравится больше всего.


Следующая глава >>