2005/12/21 дети

2005/12/21 дети

Ель

Когда-то на Новый год мне подарили книжку про Эгле, королеву ужей.

Я читала её вечером под ёлкой, при свете жёлтых и розовых ёлочных фонариков. Помню, как огоньки от этих фонариков лежали на страницах и светились, как стёклышки калейдоскопа. А ещё помню восторг и страх, увеличивающиеся всё больше по мере приближения к финалу. Сказка была – страшная. Я поняла это с самого начала, как только в рукав сорочки Эгле заполз вроде бы такой безобидный уж. И отказался выползать, пока она не даст обещание выйти за него замуж. Что такого страшного, спрашивается? Так ведь многие сказки начинаются.

Так, да не так. До сих пор не знаю, почему я уже тогда понимала, что никакой это не безобидный уж, и обещание её – не шутка, и замужество её – не замужество вовсе, а жертвоприношение. Родные должны нарядить её в свадебные, в жертвенные одежды и отвести к жертвенному алтарю, и ничем будет нельзя заменить эту жертву – ни козочкой, ни овечкой. И страшный этот уж унесёт её – уже мёртвую для этого мира – в свою тёмную, потустороннюю страну, откуда нет возврата. И обернётся, конечно, прекрасным королём, но красота его будет – не людская красота, и жизнь с ним будет – не такая, не человеческая жизнь. А потом она родит ему много детей, а родив – затоскует по дому и сделает то, чего делать нельзя ни в коем случае: вернётся с детьми в тот мир, где она умерла. Навестить тех, кто её давно похоронил. А те, кто это когда-то сделал, обрадуются и сговорятся не пускать её обратно. Как будто можно тех, кто нас оттуда навещает, удержать здесь и не пускать обратно. Дальше – ещё страшнее: братья Эгле уводят в лес её детей, допрашивают и бьют, и младшая дочка, не выдержав пытки, рассказывает, как зовут её отца и как выманить его из моря на берег. Братья приходят к морю, вызывают короля ужей и зарубают его косами. А потом приходит Эгле, и видит, что море всё в крови. И от горя обращается в ель. И дети её тоже превращаются в разные деревья. Ужас. Впечатление моё от этой сказки было так сильно, что я даже не пошла к праздничному столу. Сидела под ёлкой, нервно грызла печенье и переживала изо всех сил. А потом вдруг подняла голову и поняла, под каким деревом я сижу. Что это не ёлочка вовсе, а Ель. Эгле, королева ужей. Неважно, что та ель, в которую она превратилась, была где-то далеко и где-то давно. Все ели на свете были Эгле, и каждая осинка была её несчастной младшей дочкой Дребуле. С того дня мой интерес к наряженной ёлочке совершенно угас, вернее – перешёл в иное качество. Уже не было желания скакать вокруг неё и снимать с неё привязанные прянички и конфеты. Это было неуважением к её горю. К её извечной, тёмно-зелёной, задумчивой скорби о смерти любимого, предательстве братьев и малодушии дочери. Я уважала её чувства и старалась больше их не оскорблять.

А на следующий Новый год я попросила родителей не покупать живую ёлку. Они удивились, но достали с антресолей старую, искусственную. С этой кривой пластмассовой ёлочкой я встречаю Новый год до сих пор.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2005/11/16 дети

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

2005/11/16 дети Моя пятилетняя племянница Сашка стоит у подъезда, рядом с колченогой скамейкой, и молчит. На скамейке сидит девятиклассник Витька, ест мороженое и напряжённо размышляет о чём-то, глядя вверх, на переплетающиеся в небе чёрные тополиные ветки. Сашка смотрит на


2005/11/16 дети

Из книги Всем спасибо автора Гой Алекс

2005/11/16 дети Пробегая мимо меня, какой-то маленький и совершенно незнакомый мне мальчик вдруг остановился и с надеждой спросил:— Слушай, а у тебя пульки для пистолета нету?И мне стало лестно и стыдно. Лестно - из-за одного его предположения, что она у меня может быть. А стыдно


2005/11/17 дети

Из книги Русская мафия 1988–2012. Криминальная история новой России автора Карышев Валерий

2005/11/17 дети Моя шестилетняя крестница Влада позвонила мне вечером по телефону и пожаловалась:— Ты не знаешь, почему, если с Богом говорить, Он никогда не отвечает? Я каждый вечер с Ним всё разговариваю, разговариваю, а Он всё молчит и молчит...— А что бы ты хотела от Него


2005/11/29

Из книги Слезинка ребенка [Дневник писателя] автора Достоевский Федор Михайлович

2005/11/29 Возвращаясь вечером домой, увидела на асфальте наполовину смытую доджём надпись: "Направо пойдёшь - методистом станешь". Направо я не пошла.С левой стороны от дороги смутно белел строительный забор. На нём чёрной краской было написано: "Васька Суриков - подлец". Это


2005/11/29

Из книги Футбол, который мы потеряли. Непродажные звезды эпохи СССР автора Раззаков Федор

2005/11/29 Иногда, когда я особенно долго стою на трамвайной остановке, ко мне приходит Поющий Трамвай. Он спускается сверху, со стороны чистых прудов, и бывает битком набит старушками. Я не знаю, кто они - баптистки, или, может быть, адвентистки. Трамвай подходит, светясь в


2005/12/01 дети

Из книги автора

2005/12/01 дети Мой друг АнтонМать (вернувшись с работы,обращается к девятилетнему сыну): Тоша, ты уроки сделал?Антон (сумрачно, но твёрдо): НетМать: Почему?!Антон (ещё более сумрачно и ещё более твёрдо): Неохота было. Мне кажется, это достаточно веская причина.За этим следует


2005/12/07 дети

Из книги автора

2005/12/07 дети Мой друг АнтонЗвонит матери на работу.— Мам...(вкрадчиво)... а ты веришь, что когда ты на работе, я без тебя компьютер не включаю?— Верю, сынок.— А зря, между прочим!


2005/12/08

Из книги автора

2005/12/08 Ерусалим скорбит и ждёт, кто защитить его придёт?Когда я была молодая и училась в институте, нас посылали на картошку в Волоколамский район. Жили мы неподалёку от Ново-Иерусалимского монастыря, а на работу нас возил автобус, на котором в том месте, где пишется пункт


2005/12/10 дети

Из книги автора

2005/12/10 дети Рассказывает моя подруга— А в воскресенье в церкви стояла одна женщина с маленьким мальчиком. Ну, мальчик не такой, чтоб уж очень маленький - лет, наверное пять, а может, шесть. И вот он что-то расшалился, расхулиганился и говорит своей маме: мама, вот, батюшка меня


2005/12/14 дети

Из книги автора

2005/12/14 дети Одно из моих первых детских воспоминаний.Я лежу в кроватке с перильцами. То ли перильца низковаты, то ли матрас, на котором я лежу, какой-то высокий, но мне из моей кроватки превосходно видно всю комнату. Комната тихая, синяя, залитая лунным светом. Прямо передо


2005/12/17 дети

Из книги автора

2005/12/17 дети Мой друг АнтонВчера в двенадцатом часу ночи мне позвонил Антон.— Тоша, ты что, с ума сошёл? Почему ты до сих пор не спишь?— Так (Вяло). Не знаю. Думаю что-то всё. Жизнь поганая.— Что так?— Да вообще... Ты мне говорила, что Бог создал всех людей, да?— Ну... да.— Я вот тут


2005/12/19 дети

Из книги автора

2005/12/19 дети Разговор, подслушанный в поездеО женскомДевочка лет пяти, прислонившись головой к маминому плечу, задумчиво декламирует:— Но я другому отдана и буду Векому верна... Мам, а Векий - это кто?— Не Векому, а "век ему". Значит, буду верна ему навсегда. До самой смерти.


2005 год

Из книги автора

2005 год Нет пророков в своем отечестве. Рокко Сиффреди — пример для подражания. Проекты, которым не суждено. Приятного аппетита! Про коня. Порнотриллеры. Приятного аппетита - 2! Сказ о русских мужиках и тестостероне. Мастер художественной порки. Каспер. Всем спасибо! Желтые


Год 2005-й

Из книги автора

Год 2005-й 17 марта в Московском городском суде начался новый суд над 11 членами ореховско-медведковской преступной группировки. Члены ОПГ обвиняются по тяжким статьям Уголовного кодекса: бандитизме, убийствах, похищении людей и вымогательствах за период 1994–1998 годов. В


III. Елка в клубе художников. Дети мыслящие и дети облегчаемые. «Обжорливая младость». Вуйки. Толкающиеся подростки. Поторопившийся московский капитан

Из книги автора

III. Елка в клубе художников. Дети мыслящие и дети облегчаемые. «Обжорливая младость». Вуйки. Толкающиеся подростки. Поторопившийся московский капитан Елку и танцы в клубе художников я, конечно, не стану подробно описывать; все это было уже давно и в свое время описано, так


2005

Из книги автора

2005 Александр Прохоров — игрок (вратарь) «Динамо» (Минск; 1966–1967), «Металлурга» (Запорожье; 1968–1970), «Динамо» (Киев; 1970–1971), «Спартака» (Москва; 1972–1978), сборной СССР (1974–1976); скончался 7 января на 59-м году жизни;Юрий Морозов — игрок «Зенита» (Ленинград; 1954, 1957–1958), «Адмиралтейца»