2006/07/20

2006/07/20

В первое в своей жизни кафе я пришла с собакой. Собака была громадная, жёлто-пёстрая и страшная. Одной рукой я цеплялась за мамину сумочку, а другой держала собаку поперёк туловища, слегка перекашиваясь и кренясь во все стороны под её тяжестью.

При нашем появлении одна из официанток взвизгнула и уронила поднос на пол. К сожалению|, поднос был пустой, и потому я получила от этого происшествия меньше удовольствия, чем могла бы получить при более удачном стечении обстоятельств.

— Видишь, что мы натворили, - радостно-сконфуженным шёпотом сказала мне мама. А потом сказала официантке: - Вы уж нас извините. Это всего-навсего игрушка. Она не настоящая.

Ещё бы! Конечно, не настоящая. Если бы такие собаки водились в природе, то они бы только и делали, что снимались в фильмах ужасов и приносили своим хозяевам немалый доход. Впрочем, в то время я ещё не видела ни одного фильма ужасов; собаку же свою звала Дианой, расчёсывала её на ночь гребнем и слегка побаивалась. Она в свою очередь меня недолюбливала, но терпела за неимением лучшего хозяина.

А потом мы сидели с мамой за столиком в сине-зелёном полумраке кафе, ели что-то праздничное и невкусное, запивали это сладкой пузыристой водой и слушали музыку с эстрады. Украдкой я совала Диане липкие от шоколада куски блинчиков и вытирала руки о её страшные чёрно-жёлтые космы.


Следующая глава >>