2007/01/12

2007/01/12

Первого января, часа в три пополудни, я вышла на улицу и поняла, что, в общем-то, сделала это напрасно.

Ибо улицы не было. Не было ни вчерашнего белого снега, ни вчерашнего белого света. Мрак и отчаяние спустились на тусклый, раскисший от чёрной оттепели мир.

Под ногами у меня был грязный и дьявольски скользкий лёд. Поверх льда была грязная ледяная вода. Поверх воды была жирная сочная грязь с фрагментами чьей-то шерсти и какашек. А над всем этим висел плачущий свинцовей сумрак, на фоне которого очень эффектно смотрелись ободранные брейгелевские деревья.

Чёрные фонари качались над чёрными, мёртвыми витринами магазинов. А из подворотен опасливо выглядывали опухшие от вчерашнего, косоватые тёмные рожи.

И я поняла, что, в принципе, так не бывает. Что я, скорее всего, в чистилище. Эта мысль меня приободрила и вселила в сердце некоторую уверенность в завтрашнем дне. Поскальзываясь и проваливаясь по колено в весело хлюпающую жижу, я пошла вперёд, сама не зная куда.

— Гей, дивчина! – бодро окликнул меня бомж в островерхом, расшитом звёздами колпаке и с лицом Николая Васильевича Гоголя. – В карты с нами будешь играть?

— О! – обрадовалась я. – Это я.. да. Значит, если я хоть раз выиграю, то что мне будет?

— Ничего, - честно ответил Гоголь.

— Э.э, - запротестовала я, - так нечестно!

— Так мы ж тебе не сказали, что с тобой будет, если ты проиграешь, - резонно заметил Гоголь.

— А если я того… откажусь?

— Поздно, милая, - по-бабьи жалостливо сказал Гоголь. – Ты уже согласилась.

И, взмахнув рукавом рваной кофты, он создал в воздухе карточный ряд, повисший передо мной, как на плохо подсвеченном мониторе с испорченной трубкой.

— Это что же? – удивилась я. – Это же пасьянс «Паук».

— Паук, паук, - захихикал Гоголь. – Давай. Может, хоть раз сойдётся.

— Э-э-э, - сказала я, пытаясь выиграть время. – А мышка где?

— Господи, паука тебе мало, мышку тебе ещё подавай, - вздохнул Гоголь, который теперь был уже вылитый Гофман, а не Гоголь. – Ну, хорошо. Вот тебе мышка.

— Так это же кошка, - слабо запротестовала я.

— Не кошка, а кот, - обиделся Гофман. – И вообще – хватит тут капризничать. Не у себя в читальном зале. Начинаем игру!

— Позвольте! – заорала я, тщетно шаря руками в воздухе в попытке ухватить за хвост мелкого чёрного кота с синяком под зелёным глазом. – Я так не могу! Он же только что, на моих глазах, сожрал короля! Как я буду играть без короля? Не сложится же ничего!

— А ты попробуй, попробуй! – веселился Гофман, подпрыгивая в глубокой ледяной луже. – Может быть, как раз очень даже сложится. Без короля оно того.. в иных случаях даже ещё лучше. До поры до времени, конечно.

В ужасе я оглянулась на Гофмана, который теперь по всему был вылитый Робеспьер, только непривычно весёлый и возбуждённый, потом собралась с силами и перекрестила мерцающий в воздухе пасьянс «Паук».

Карты тотчас обратились в стаю жирных разноцветных ворон, которые расселись на брейгелевских ветках и замерли в картинных позах. Кот с подбитым глазом подумал немного, поплевал на передние лапы и тоже полез к ним на дерево.

— Послушайте, - спросила я у Робеспьера, который теперь выглядел как дворник, - а зачем в Москве столько дворников, если они всё равно ничего не убирают?

— Как зачем, слушай? – ответил он с плохо подделанным среднеазиатским акцентом и поправил на себе пламенно-оранжевый комбинезон, не запятнанный ни единым грязным пятном. – Для красоты. Зачем же ещё?

Он подмигнул мне, и я поняла, что я всё-таки в чистилище. А где же ещё?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2007/02/13

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

2007/02/13 Каждый день я прохожу мимо маленькой уютной кафешки. В её окне, как полагается, висит зазывная картинка с кусками тортов и пирожных на ажурных тарелочках. Видимо, чудесное местечко эта кафешка. Надо как-нибудь собраться и зайти. И заодно выяснить пару моментов.


2007/02/18

Из книги автора

2007/02/18 Я не любил писателя ФадееваСтатей его, идей его, людей его,И твёрдо знал, за что их не любил….К. ЛевинТак вот: я нежно любила и люблю писателя Честертона. Упиваясь ностальгией по давно минувшей поре невыносимого своего неофитства, я люблю его статьи, и идеи, и книги, и


2007/02/22

Из книги автора

2007/02/22 Фаз, профиль, отвечайте, вам уже страшно?!Мой друг сейчас редактирует сценарий одного подающего большие надежды автора. Предлагаю общему вниманию выдержки из этого произведения. (Орфография, пунктуация, лексические и грамматические особенности оригинала


2007/03/04

Из книги автора

2007/03/04 Есть один фильм, в котором библиотекаршапосле рабочего дня превращается в волчицуи ходит из угла в угол по подвалуиз которого очень боится вырваться и сожрать читателя в подворотнеИ я бы тоже превращалась в волчицуно не умеюпоэтому после рабочего дняя от


2007/04/10

Из книги автора

2007/04/10 ЛЮДИ, ДОРОГИЕ МОИ! Я НИКАК НЕ ОЖИДАЛА, ЧТО ПРЕДЫДУЩАЯ, И ВПРЯМЬ ВДРЫЗГ ПРОСТЕНЬКАЯ ИСТОРИЯ, ВЫЗОВЕТ ТАКОЙ ОТКЛИК!НЕ МОГУ СЕЙЧАС ОТВЕТИТЬ ЛИЧНО КАЖДОМУ, ПОЭТОМУ ОТВЕЧАЮ ВСЕМ СРАЗУ: СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ - И С ПРАЗДНИКОМ! Я ТОЖЕ ВАС ВСЕХ УЖАСНО ЛЮБЛЮ! :)


2007/04/11

Из книги автора

2007/04/11 Двери задрожали – кто там? - смертьвошла миниатюрная крошка с косой как спичкаудивление. Глаза на лоба она— я за канарейкой_________ Ян Твардовский***На Страстной неделе за моей Песчаной Мышью тоже пришла маленькая, с косою, как спичка, смерть. Она пришла через два года


2007/04/18

Из книги автора

2007/04/18 Услышала замечательную фразу из Козинцева: «В эвакуации я узнал, что значит быть богатым. Это когда у тебя пальто – отдельно, а одеяло – отдельно».Очень хороший режиссёр был Козинцев. Но я знаю, что роковым образом портило его фильмы. Это музыка Шостаковича.Нет, не


2007/04/24

Из книги автора

2007/04/24 Как правило, я выхожу на работу заранее. Потому что путь мой лежит мимо Большого Строительного Забора. Этот Забор стоял там с начала времён и будет стоять до их скончания. Он был воздвигнут в тот день, когда Бог сотворил небо и землю – а по некоторым версиям, за два


2007/04/26

Из книги автора

2007/04/26 Маленький сгорбленный старичок в супермаркете, прихрамывая, бродит между рядами и набивает тележку самыми дорогостоящими деликатесами. Перед тем, как положить туда нарезку испанского карбоната или бутылку шотландского виски в клетчатой коробке, он внимательно


2007/05/08

Из книги автора

2007/05/08 В мае на Острове Женщин нежно зеленеют жасминные кусты, идёт снег и дует ветер, и бабки, как всегда, собираются по вечерам на лавочке у колодца и, закутавшись в клетчатые пахучие платки и приняв по рюмочке для сугрева, поют звонкими дребезжащими голосами про молодого


2007/05/11

Из книги автора

2007/05/11 И представляете - ради одного меня Он субботу сделал четвергом!Это случилось в тот день, когда Опять Похолодало.И я, конечно, как и все, заранее знала, что именно в этот день Опять Похолодает, и, разумеется, как и все, выскочила из дома в лёгонькой курточке и невесомых,


2007/05/28

Из книги автора

2007/05/28 Тот, кто смотрел фильм «Дура» Максима Коростышевского, помнит главных героинь – двух сестёр-близняшек, одна из которых – нормальная, здоровая и вполне заурядная девушка, а другая – странная, трогательная и больная. У неё не в порядке с головой - оттого, что где-то


2007/06/02

Из книги автора

2007/06/02 Две сестры, семи и двенадцати лет, перед сном, как полагается, рассказывают друг другу всякие леденящие истории.— Вот. А когда муж поднимался по лестнице в спальню, он услышал, как жена быстро-быстро захлопнула дверцы шкафа…— Как это – он ПОДНИМАЛСЯ в спальню? Она,


2007/07/07

Из книги автора

2007/07/07 В середине июня за рекой косили траву. Сумрачные пожилые косилки, прихрамывая и вздыхая, катались по горячим от солнца лугам и выплёвывали мелко нарезанную зелень в подставленные кузова грузовиков. Насыпавшись туда и утрамбовавшись, зелень тотчас переставала


2007/07/07

Из книги автора

2007/07/07 Когда я была маленькой, солнце пахло жареной картошкой, сухой травой и разогретой в лучах кожей на тыльной стороне ладони.Интересно, что с тех пор оно сильно постарело, подурнело и озлобилось, но пахнет по-прежнему всё так


2007/09/08

Из книги автора

2007/09/08 Километрах в трёх от нашей деревни есть лес, а за лесом – пролесочная дорога. Это Туська так её называет – «пролесочная». На самом деле это даже не дорога, а тропа, которая в прежние, пешеходные времена, была узенькой, серой, как мышиный хвост, и едва заметной в траве,