12 апрель 2011 г. Про Киру и её бабушек

12 апрель 2011 г. Про Киру и её бабушек

Честно говоря, я не ожидала, что история будет иметь такое скорое продолжение.

Вчера вечером мне позвонила Туськина мама.

— Слушай, у меня к тебе просьба/ Наталья что-то приболела слегка, и я её в школу сегодня не пустила… Да пустяки, насморк от меня наконец-то подхватила, не в этом дело… Просто сейчас её придёт навещать Кира… Да-да, вот именно!... Естественно, не одна, а с бабушкой Полиной – одну они её никуда не пускают, это исключено... Ты не можешь зайти... ну, так, как-нибудь невзначай, как бы по делу?... А то я боюсь, что ляпну что-нибудь неподходящее и сразу всем всё напорчу… Ага. Давай. Жду. Приходи скорей.

И я пришла.

То, что я увидела и услышала, ребята…. Ох.

Но попробую по порядку.

Кирина Главная Бабушка оказалась абсолютно не такой, какой я её себе воображала. Грешным делом, я была почти уверена, что увижу слегка постаревшую училку Светлану Михайловну из «Доживём до понедельника – примерно с такой же причёской и в таком же дивном костюме с пуговичками и кантиком по борту. А она оказалась вдовствующей королевой лет пятидесяти пяти с великолепно уложенной стрижкой, в кашемировом свитере, явно подаренном швейцарской беглянкой, и дорогих клетчатых брюках, безупречно подогнанных по фигуре. Девочка, которую она с собой привела, в первую очередь поразила меня цветом своего лица. Оно было не просто бледное, а какое-то травянисто-бескровное, с вялой, недетской кожей и отчётливыми кругами под нижними веками. Выражение лица – не просто замкнутое, а какое-то не по-хорошему отрешённое. И вы никогда не поверите, ЧТО было надето на этой девочке. Нет, не тот пыльный синий мешочек с кружевным воротничком – это бы ещё полбеды! Но на ней был полинялый тренировочных костюм, несомненно, оставшийся с тех времён, когда её мама ходила на физкультуру. Помните те страшные бесформенные трико – фуфайки с воротом «под горлышко» и треники со штрипками и пузырями на колнках? Вот именно в ЭТО она и была одета. Даю вам слово – мои деревенские соседи, которых никто и никогда в жизни не видел трезвыми, не одевают своих детей в ТАКОЕ. Во всяком случае, я не видела.

В отличие от Леночки Бессольцевой, Кира не смотрела на мир распахнутым наивным взглядом, а смотрела себе под ноги. Так, не поднимая глаз, она поздоровалась со мной и с Туськиной мамой. Поздоровалась, впрочем, вполне отчётливо и куртуазно. Туська, заметно смущаясь, попыталась взять её за руку и увлечь к себе в комнату, но Главная Бабушка решительно пресекла эту попытку

— Сначала уроки, девочки! Кира, садись за стол и покажи Наташе, что задано.

… Как получилось, что разговор всё-таки вышел на злосчастную «тему дружбы», - не могу сказать.

Но вывела его туда Туськина мама, причём сделала это как-то очень неловко и неудачно. Кажется, она умудрилась-таки ввернуть что-то вроде того, что «Кира с Наташей уже давно дружат, молодцы какие… а у Киры, наверное, в классе много друзей, да?»

— Нет, - совершенно спокойно возразила Главная Бабушка. – У Киры в классе вообще нет друзей. Потому что Кира дружить не умеет. Правда, Кира?

Кира механически кивнула головой, не отрывая глаз от учебника.

— Как это – не умеет дружить? – вся напрягшись, попыталась уточнить Туськина мама. Я сделала знак, чтобы она замолчала, но она не увидела. - Что значит - не умеет дружить?

— То и значит, - так же академично разъяснила Главная Бабушка. – Не умеет вести себя в коллективе. Учительнице дерзит. С девочками ссорится. Грубит. Не даёт им ластики, ручки...калькулятор не даёт, если они просят.. Наташа, она в классе даёт тебе ручку, сели ты попросишь?

— Даёт, - нахмурившись, ответила Туська и опасливо покосилась на неподвижный Кирин профиль.

— Ну, вот. А другим девочкам не даёт, я это от Лидии Михайловны знаю. А с жадинами и скандалистками никто никогда не дружит - это закон. И правильно делают, что не дружат. Правда, Кира?

— Правда, - без всякого выражения отозвалась Кира, по-прежнему не поднимая глаз.

— Э-э-э… Никто не хочет чая? - запоздало спохватилась Туськина мама, заметно стараясь овладеть собой.

— Спасибо, - кивнула Главная Бабушка. – Давайте попозже, хорошо? Пусть сначала девочки уроки закончат…. А дружбу одноклассников надо сначала заслужить. Надо уметь себя вести в коллективе! И учительнице не грубить – это в первую очередь. С грубыми девочками никто и никогда не дружит – это закон!

— Э-э-э… А давайте, может, я мороженое принесу? – Вид у Туськиной мамы такой, что я не знаю, что она сделает раньше – заплачет или вцепится Главной Бабке в её ухоженную причёску. Но Главная Бабушка невозмутима и величественна, как и подобает вдовствующей королеве.

— Я прошу вас – потом. Сначала уроки…. Наташа у вас хорошо учится, а Кира – не очень, поэтому ей не надо отвлекаться. Пусть сосредоточатся и сделают всё до конца. Я всё проверю, а потом только мороженое…

....До мороженого дело так и не доходит. Сразу после уроков по настоянию Главной Бабушки девочки усаживаются за какую-то развивающую настольную игру про путешествие Колумба. Судя по всему, эту игру Кира когда-то подарила Туське.

— А Колумб, он, вообще, кто был? Испанец, что ль, такой? – двигая фишки, сумрачно осведомляется Туська.

— Он был из Генуи, это такой итальянский город, - торопливо, захлёбываясь, бормочет Кира, делая в словах «из Генуи» ударение на «у» – Но, вообще-то, он, наверное, даже был не итальянец, а еврей, только скрывал это, потому что евреев тогда преследовали. Я читала одну книжку, там одна девушка, тоже еврейка…Лусеро… у неё родных убили, а она переоделась, как будто она мальчик, и от всех убежала… А у неё был возлюбленный, один смелый юноша, и он один знал эту тайну, но никому не говорил…. И вот – они вместе, как будто два юнги, нанялись к Колумбу на корабль… Но это было уже в Испании, и Колумба там звали не Христофор Колумб, а Кристобаль Колон… и до сих пор там так зовут… Ну, вот.. и они поплыли в Индию…. искать Великого Хана…

— Ого, какие ты книги читаешь! - не выдерживаю я, вспомнив толстенный и, на мой взгляд абсолютно не детский роман Бласко Ибаньеса. – Ничего себе!

— Мы от неё книжный шкаф не запираем! – сухо заявляет Главная Бабушка и поджимает губы. – У нас НЕТ таких книг, которые мы не могли бы дать Кирочке в руки!

— А… э-э-э… Может, девочкам пойти в другую комнату поиграть? – робко подаёт голос Туськина мама со своего конца стола.

— Они вам мешают? – вздевает брови Главная Бабушка. – Хорошо. Девочки, пойдёмте в другую комнату!

— Э-э-э… Вы хотите с ними пойти?

— Разумеется! – ещё выше вскидывает брови Главная Бабушка.

— А может, мы с вами тут поговорим, пока девочки там играют?

— ОДНИ они там играть не будут, - ещё суше заявляет Главная Бабушка. – А если хотите о чём-то со мной поговорить, говорите в присутствии Киры. У вас есть к ней претензии? Она чем-то обидела Наташу?

— Э-э-э… Ну, что вы! Как вы могли подумать?.... Кира – замечательная девочка. Такая вежливая, такая… развитая..

— Да. Кира – хорошая девочка. Но ей надо УЧИТЬСЯ СЕБЯ ВЕСТИ! Тогда её все будут любить и уважать. А пока она не научится, её никто любить и уважать не будет. Правда, Кира?...

… Вот так вот прошёл этот вечер, друзья мои.

И если бы я не увидела всё это своими глазами и не услышала своими ушами, то, наверное, не поверила бы в то, что такое может быть.

Хотя, наверное, может быть и не такое.

И что тут делать, и можно ли что-то сделать, и нужно ли делать это самое «что-то» - совершенно непонятно..


Следующая глава >>