2005/11/05 Мой друг Антон

2005/11/05 Мой друг Антон

Мой друг Антон – человек сложный и непредсказуемый. Кое-кто считает его изрядным снобом и выскочкой. Где-то это так, конечно, но всё же – это не совсем справедливая характеристика. Просто к своим неполным восьми годам он ещё не научился быть куртуазным и не вседа считает нужным скрывать свои истинные мысли и ощущения.

В три года.

— Давай играть! Ты будешь милиционер. Только не такой злой, как в природе.

При этом сам зачастую ведёт себя как заправский милиционер. Мы едем с ним в лифте; лифт останавливается, входит соседка.

— Ой, какой мальчик хорошенький! Как тебя зовут, детка?

— Ермаков Антон Дмитриевич, - сухо отвечает он, – а ваша как фамилия?

Тётка вымученно улыбается:

— А меня зовут тётя Лиза...

— Нет, вы скажите, как ваша фамилия! И какой номер квартиры!

Двери лифта разъезжаются, и соседка пулей вылетает наружу.

В четыре года.

— Мам, включи мне плохие новсти. Я люблю смотреть на правительство. Только сама не смотри, а то опять будешь плакать и матом ругаться.

Мальчику, замахнувшемуся на него палкой:

— Что ты делаешь, безумец?!

В пять лет.

— Мы сегодня в садике в вышибалу играли. А я не играл. Мне велели на скамеечке сидеть. Потому что я всю команду назад тянул, и ещё куда-то подводил.Только я не понял, куда.

— Тебе обидно было?

— Да нет, мне ж было некогда обижаться. Я сидел и думал.

— О чём же.

— О членистоногих. Об их классифици... кации...

В шесть лет.

— А у нас сегодня утреник был в детском саду. Мы представление разыгрывали. Только мне большую роль не дали. Сказали, что я не все буквы хорошо выговариваю.

— Ну, и ты расстроился?

— Не очень. Пьеса-то, знаешь, слабая.

— А хоть какую-то роль тебе дали?

— Воспитательница дала щит и сказали, что я буду русский витязь. Ну, я не стал ей объяснять, что такие щиты были только у наёмников...

Он знает, что женщинам объяснять такие вещи, как правило, не только бесполезно, но и небезопасно. Хотя удержаться может не всегда.

— Тоша, опять ты поспорил с воспитательницей? Что у вас произошло?

— Я не спорил. Я просто сказал, что существование Бога научно не доказано. А она стала говорить: вот, Антон считает, что Бога нет. А разве я так сказал? Я сказал: существование Бога научно не доказано. Но это совсем не значит, что его нет. Как раз наоборот.

— Представляешь, я у неё спрашиваю: чем готы отличаются от гуннов. Ну, я правда же этого не знаю! А она мне говорит – что ты всё какие-то глупости спрашиваешь, лучше бы научился шнурки как следует завязывать. А я их завязываю. Просто они сразу сами развязываются.


Следующая глава >>