15 апрель 2009 г. Ещё немного Шекспира и Лессинга

15 апрель 2009 г. Ещё немного Шекспира и Лессинга

Все нормальные люди после болезни выглядят исхудавшими, бледными и стройными. А я… Боже мой, боже. Нет, это ужасно.

— Болеешь? – спросил мой друг, заскочивший меня навестить.

— Да! – со скорбной гордостью сказала я.

— Не хочешь ненадолго прерваться и сходить в театр?

— Нет! – с гордой скорбностью сказала я. – Я ещё слишком слаба. И плохо слышу.

— А если вытащишь эту вату из ушей?

— Тогда будет ещё хуже.

— Да? Ну, ничего. Там и слушать-то не обязательно. Спектакль на бурятском языке.

— На каком? – переспросила я, украдкой вынимая вату из одного уха.

— На бурятском. Это спектакль театра драмы из Улан-Удэ.

— Откуда? – переспросила я, украдкой вынимая вату из другого уха.

— Улан-Удэ. Это в Бурятии. А Бурятия – это…

— Знаю! – обиделась я. – У меня есть знакомый бурят. Буддист. Очень хороший человек и хороший буддист. И про язык я тоже знаю. Один из языков монгольской группы…

— Вот и славно! Значит, тебе тем более будет интересно. Ну, что, пошли?

— Погоди… А как я пойму, о чём там речь? Там, небось, наушники дадут, а в наушниках я тем более ничего не услышу, с моим-то воспалением…

— Поймёшь и без наушников. Это «Макбет».

— Кто?

— «Макбет». Правда, он у них называется «Максар», но сути это не меняет. Макбет – он же и в Африке Макбет. История до того гнусная и обыденная, что могла случиться в любое время в любой точке земного шара. А что шекспировский текст там может быть не очень уместным, то, во первых, ты его не услышишь, во вторых – если и услышишь, то не поймёшь, а в-третьих, к древней Шотландии, в которой якобы происходит действие у Шекспира, эта выспренняя лабуда точно так же мало подходит, как к древней Бурятии. Зато наверняка много массовых сцен в национальных костюмах. И драки должно быть красивые. Кровищи, опять же, много обещают. Так и называется: «Степь в крови». Пойдём, не пожалеешь.

Мой друг не любит Шекспира ещё больше, чем я, и потому с маниакальной регулярностью посещает все его постановки и экранизации. Я подумала, что вата в ушах мне, в принципе, к лицу. И вообще - пока я ещё могу влезть в свою любимую парадную юбку из чёрного шёлка с нашитыми поверх него лохматыми обрывками и квадратами, криво вырезанными из лиловой шотландки, надо в ней куда-нибудь сходить.

И мы пошли.

Ребята. Клянусь – это была лучшая постановка «Макбета» из всех, которые я когда-либо видела.

Никаких массовых сцен там не было. Минимум актёров. Минимум декораций. Лишь полупрозрачный полог, железный трон и сонная, жёлто-серебряная степь. Бескрайняя, бездонная и совершенно равнодушная к происходящему. Только когда Макбет – Максар совершал очередное своё злодеяние, она заливалась ярким алым светом, и душа убитого, не оглядываясь, уходила за её горизонт, и в том, как она это делала, было что-то такое спокойное, ясное и пронзительное, что от этого зрелища перехватывало дыхание. Там вообще от многого перехватывало дыхание. Вот Максар вместе с ближайшим своим, задушевным другом идут домой после битвы, весёлые, молодые, пьяные без вина, поют и на ходу играют во что-то, как дети, обнимаясь и хлопая друг друга по раскрытым ладоням. А потом тот же друг, убитый Максаром, явится ему во время пира, но не в виде жуткого, изъеденного червями трупа, так смачно описанного Шекспиром, а такой же, как при жизни, молодой и спокойный; протянет Максару чашу и споёт ему ту же песню, с которой они тогда шли, обнявшись, по тихой серебряной степи. И Максар сперва будет пятиться в ужасе и просить его уйти, а потом, помимо воли, подхватит песню, и, обняв его одной рукой, склонится вместе с ним к земле, и, став на колени, будет стонать от тоски и раскаяния …и от того, что поправить уже ничего нельзя, и остановиться тоже нельзя - покатился камень под горку, и теперь так и будет катиться, сметая всё на своём пути, пока не достигнет самого дна…

Максар вообще великолепен в этой постановке. Молодой, мужественный и ясный в начале действия, при первой же мысли о власти, о ханском троне он моментально делается старым, серым, железным, как этот самый трон, с которым он впоследствии так и не расстанется, так и будет с усилием таскать его за собой, и так на нём же и погибнет… Мой друг, по традиции оставшийся недовольным постановкой, сказал, что она являет собой лишь слабое подражание «Трону в крови» Куросавы – от названия до сцены гибели главного героя; вся-то и разница лишь в том, что у Куросавы в него мечут стрелы, а здесь – ножи. Мне же показалось, что это не так. Мифунэ, играющий Макбета у Куросавы, к концу фильма играет человека, уже полностью потерявшего человеческий облик – это не человек, а загнанный зверь со страшной, оскаленной мордой, покрытой пеной и кровью. Тоже сильный образ, но сильный по-другому. Макбет – Максар так до конца и остаётся трагическим героем в том самом старомодном, высоком смысле этого слова. Перед лицом смерти он как раз-таки обретает ту красивую мужественность и человечность, которую почти утратил при жизни. Невозможные вещи свершаются одна за другой. Берёзовый лес двинулся и пошёл на холм, но ветви несут не воины молодого хана-изгнанника, а те мертвецы, которых он, Максар, когда-то одного за другим отправил за степной горизонт. Такие же, как при жизни, только чуть бледнее и страшнее. И сам он стоит среди них, такой же бледный и страшный, и понимает, что песня его спета, и самому ему скоро тоже придётся идти за горизонт... Известие о том, что мятежник Мэргэн и есть тот самый, нерождённый женщиной герой, которому суждено его убить, не столько ужасает его, сколько заставляет окончательно смириться с неизбежностью. И он отказывается от поединка, и садится на трон, и только вздрагивает, когда под мерный, страшный гул барабана в него один за другим вонзаются ножи. А потом встаёт и уходит туда, куда ушли один за другим все его друзья и враги, и ты смотришь на это и думаешь: вот – знает же человек, что совершенно кошмарно изгадил себе карму, что впереди адские муки, а затем цепь всяких беспробудно-горестных перерождений, которым конца-края не предвидится… Знает, и всё равно не сгибается и не сдаётся. Потому что его кара давно уже была в нём самом. И никакие натуралистические корчи и вопли истыканного стрелами Мифунэ не оставляют после себя и десятой доли того потрясающего, давно забытого ощущения холода и восторга в душе, какое оставляет это твёрдое и горькое мужество, сыгранное так скупо и сдержанно, как только возможно это сделать.

Кстати – в этой постановке вообще нет ни намёка на натурализм. Ни тебе поединков, ни батальных сцен, ни вспоротых животов, ни вырезанных внутренностей. «Степь в крови» так до конца и осталась чистой от крови. Моего друга это сильно разочаровало. Нас c Лессингом – нисколько. Мы с Лессингом потом, когда шли домой, ещё долго показывали друг другу большой палец и тихо перемигивались за спиной моего друга.

Про польскую литературу и польский кинематограф

Ты Сапковского любишь? - спросил у меня приятель.

— Э-э-э, - ответила я.

— Нет, ты прямо говори - любишь или нет?

— Знаешь, - честно выкрутилалсь я, - наверное, не надо было его читать сразу после Сенкевича.

Нет, люди, про Сенкевича я тоже знаю, что и он - не подарок. И про наивность знаю, и про прямолинейность образов, и про безбожное искажение исторической правды, и про ходульность, и про одномерность, и про слащавость, и про склонность к жестоким сценам, и про то, и про сё, и про пятое, и про десятое...

Про всё знаю, будьте уверены.

Но язык! Други мои милые, какой язык!

За одну его реплику про упырей, которые воем пугают путников в Диком Поле (заметьте себе - в реальном Диком Поле, а не в каком-то там не-к-ночи-будь-помянутом Средиземье,) и про то, что опытное ухо всегда может отличить вой упыря от воя волка - так вот, дорогие мои, за одну эту реплику я бы отдала не только с десяток Сапковских, но и прибавила бы к ним парочку более почтенных персонажей.

А за всё описание Дикого Поля - вообще ничего не жалко. Такой это, братцы мои, восторг...

Та же история у меня, между прочим, и с польским кинематографом. Когда при мне заводят разговор про философию Вайды и поэтику Кешьлёвского, я делаю умное лицо и надуваю щёки, но в душе-то прекрасно понимаю, что отдам всё это, не задумываясь, за одну только сцену танца Скшетуского и княжны Курцевич из фильма Ежи Гофмана.

Хотя про фильм этот я тоже всё-это-знаю, будьте уверены.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Женитьба Шекспира

Из книги Шекспир автора Аникст Александр Абрамович

Женитьба Шекспира 27 ноября 1582 года канцелярией Вустерского епископства было выдано разрешение на брак Уильяма Шекспира с Энн Хетеуэй. Шекспиру было в это время восемнадцать лет, а его жене — двадцать шесть. Через полгода, 26 мая 1583 года, в стратфордской церкви состоялось


Библиотека Шекспира

Из книги Шекспир автора Морозов Михаил Михайлович

Библиотека Шекспира Страсти и поведение людей Шекспир наблюдал в действительности. Но сюжеты для своих драм он почти всегда брал готовые, такие, которые уже до него существовали в литературе и на сцене.Двумя большими историческими трудами Шекспир пользовался особенно


IV. ВНЕШНОСТЬ ШЕКСПИРА

Из книги Жизнь и смерть на Восточном фронте. Взгляд со стороны противника автора Шейдербауер Армин

IV. ВНЕШНОСТЬ ШЕКСПИРА Наиболее достоверный портрет Шекспира помещен в первом издании его пьес, вышедшем в 1623 году, то-есть через семь лет после его смерти (1616). Автор этого портрета — малоизвестный художник Мартин Дрошаут, фламандец по происхождению, которому было всего


Апрель 1945 — апрель 1946 г.: плен и выздоровление

Из книги Буреполомский дневник автора Стомахин Борис

Апрель 1945 — апрель 1946 г.: плен и выздоровление На Страстную неделю 1945 г. разрушение старинного немецкого города Данцига было завершено. Русские пришли к нам вечером 27 марта, накануне той ужасной ночи, когда Данциг и прилегающий к Висле район были охвачены пламенем. В


АПРЕЛЬ 2009

Из книги Дневник библиотекаря Хильдегарт автора Автор неизвестен

АПРЕЛЬ 2009 1.4.09 15–58Нормальная, “спокойная” жизнь после шмона началась с вымогательства. Между проверкой и обедом, как ни странно, не подходили, хотя я ждал. А в ларьке, даже еще на подходе к нему, начали одолевать. После же возвращения дело приняло совсем уж офигительный


11 март 2009 г. Ещё немного Юльки

Из книги Неизвестный Шекспир. Кто, если не он [= Шекспир. Жизнь и произведения] автора Брандес Георг

11 март 2009 г. Ещё немного Юльки ***— Юль, ты что в комнату не идёшь?— Туда нельзя.— Почему?— А там бабушка проветривала. Знаешь, сколько свежего воздуха набилось? Полная комната!***Туська, которую с недавнего времени перестали пускать со мной в костёл, продолжает живо


3 апрель 2009 г. Из разговора с подругой-редактором

Из книги «Возможна ли женщине мертвой хвала?..»: Воспоминания и стихи автора Ваксель Ольга Александровна

3 апрель 2009 г. Из разговора с подругой-редактором — Ты спрашиваешь, кто это? Что это за люди, которые это всё пишут? Я не знаю, честное слово… я же не всех их знаю лично. Мне что присылают, то я и правлю. Есть абсолютно замечательные вещи, есть…. ну, как бы сказать?... А вот то, про


22 апрель 2009 г.

Из книги Литератор Писарев автора Лурье Самуил Аронович

22 апрель 2009 г. Молодая травка вылезает из газонов, делает глубокий вдох, задыхается, кашляет, говорит сквозь зубы «фигассе» и с содроганием уползает обратно под землю. Из ярчайшего безоблачно-лазурного неба валят крупные, наглые снежные хлопья и с хохотом укладываются на


18 апрель 2009 г.

Из книги Павел Мочалов автора Соболев Юрий Васильевич

18 апрель 2009 г. Сейчас, сейчас. Ещё пару минут. Вот-вот фестиваль закончится, и я уймусь. А пока – два слова про «Орфея» Монтеверди в постановке Пермского оперного театра.Презанятная, доложу вам, постановка. Зрителей запустили внутрь по узенькому театральному карману,


17 апрель 2009 г. Андреев и Алейников

Из книги Сила мечты автора Уотсон Джессика

17 апрель 2009 г. Андреев и Алейников Борис Андреев и Пётр Алейников – как Сальери и Моцарт у Формана. Разумеется, без всех этих псевдофрейдистских тонкостей с подсознательной (или надсознательной?) завистью-любовью, заставляющей бескрылого трудягу следить за успехами


Глава 12. Современные нападки на Шекспира. — Бэконовская ересь. — Сведения Шекспира во всех областях знания

Из книги автора

Глава 12. Современные нападки на Шекспира. — Бэконовская ересь. — Сведения Шекспира во всех областях знания В одном из своих сонетов Роберт Браунинг восклицает, что имя Шекспира так же не следует произносить всуе, как имя еврейского Иеговы. В этих словах слышалось


Глава 20. «Эдуард III» и «Арден Февершем». — Дикция Шекспира. — Первая часть «Генриха IV». — Введение в историческую драму личного жизненного опыта. — Чем мог заинтересовать его сюжет? — Трактирная жизнь. — Кружок Шекспира. — Джон Фальстаф. — Сопоставление его с gracioso испанской комедии. — Рабле и

Из книги автора

Глава 20. «Эдуард III» и «Арден Февершем». — Дикция Шекспира. — Первая часть «Генриха IV». — Введение в историческую драму личного жизненного опыта. — Чем мог заинтересовать его сюжет? — Трактирная жизнь. — Кружок Шекспира. — Джон Фальстаф. — Сопоставление его с gracioso


«Немного солнца и немного меда…»

Из книги автора

«Немного солнца и немного меда…» Немного солнца и немного меда, Густые запахи, кружащие голову, — Вот ранний парник пестрого года, Года отчаянного и веселого. Я буду думать о весенней смерти На террасе в кресле, обложенном подушками, И о том, что и я смогу участвовать в


Глава тринадцатая АПРЕЛЬ 1865 — АПРЕЛЬ 1866

Из книги автора

Глава тринадцатая АПРЕЛЬ 1865 — АПРЕЛЬ 1866 В ночь на двенадцатое апреля, в час без десяти по местному времени (в исходе третьего — по петербургскому), в Ницце, на вилле Бермон, проговорив: «Стоп машина!», двадцатидвухлетний цесаревич, наследник престола Российской империи,


«ДРУГ ШЕКСПИРА»

Из книги автора

«ДРУГ ШЕКСПИРА» С творчеством Шекспира русский читатель познакомился сравнительно рано. Еще Екатерина переделала шекспировских «Виндзорских проказниц» в комедию «Корзина с бельем». За год до появления «Корзины с бельем», Карамзин, переведя «Юлия Цезаря», в предисловии


Суббота, 24 октября 2009 года Об идеальной погоде и немного о еде

Из книги автора

Суббота, 24 октября 2009 года Об идеальной погоде и немного о еде Да, пожалуй, только словом «идеальный» и можно описать сегодняшний день. Мы делаем 6,5 узла, приближаясь к следующей вехе на нашем пути, точке неподалеку от острова Норфолк-Айленд. Ветер начал набирать силу,