13 апрель 2011 г.

13 апрель 2011 г.

— Нет, ты совершенно не умеешь себя вести!

… Услышав эту так измучившую меня за последние три дня фразу, я содрогнулась и

стала тихо клониться под кафедру. Неужели что-то такое ОПЯТЬ? Ну, как нарочно, честное слово!...

— А чего я такого сделал-то?

Мама в шелестящих серебряных юбках размашистой походкой идёт по жёлтому коридору от Детского зала. Впереди неё деловитыми прыжками передвигается кругловатый парень лет шести в клетчатой жилетке и чёрном галстуке.

— Как – «чего сделал?» Он ещё спрашивает – «чего он сделал»! Артикль ты КАК употребил сегодня?

Он слегка притормаживает и вскидывает на неё лучащиеся снисходительным лукавством глаза.

— Ну, как я его употребил?

— НЕПРАВИЛЬНО ты его употребил1 И прошедшее время не так образовал – ты что, думаешь, я не слышала? Совсем уже распустился, честное слово!

— Ага…

— Что «ага»? Что «ага»? Ты когда научишься нормально себя вести, я тебя спрашиваю? Перед Елизаветой Петровной стыдно, честное слово… Она столько времени на вас тратит – а вы?!.. Ну, что ты на меня смотришь? Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Хочу. – Он заговорщически улыбается и подтягивает штаны.

— Ну-ну… Что именно?

— Знаешь, что?

— Ну, говори, говори! Что ты хотел сказать?

— Догоняй!

И с неожиданной для его комплекции скоростью срывается с места и с радостным урчанием летит по коридору, раскинув руки.

— Тимофей, - вздыхает усталая серебряная мама. – Ну, что ты делаешь? Ты же в библиотеке…

И, смущаясь и смеясь ямочками на щеках, пускается догонять сына.


Следующая глава >>