2008/02/12 дети

2008/02/12 дети

Туська

Проезжают мимо памятника Пушкину.

ТУСЬКА. Мам! А почему Пушкин – не голый? Там – голый, а тут – в пальто почему-то…

МАТЬ. Тусь, ну чего ты опять придумываешь? Где это «там» Пушкин голый?

ТУСЬКА (подпрыгивает на сиденье). Да ты что, не помнишь, что ли? В музее Пушкина. Он прямо сразу там стоит… большой, во-от такой.. и голый.

МАТЬ (с облегчённым вздохом). О, господи… Туська! Это же не Пушкин там стоит! Это Давид!

ОТЕЦ (выныривая из своиз мыслей). Какой ещё Давид? Не Давид, а Ганнибал!

МАТЬ. Почему Ганнибал?

ОТЕЦ (пожимая плечами). Потому что Пушкин!

***

Гуляют с прабабушкой в парке.

— А вот такой лёд тоненький на лужах, его раньше – знаешь, как называли? Люлька. Потому что он качается и скрипит.

Туська смотрит на неё задумчивыми глазищами, вздыхает и осторожно спрашивает:

— А что такое люлька?

Прабабушка озадачена.

— Как – что такое? Ты разве не знаешь? Люлька – это зыбка.

— Зыб-ка?

Недоумение в Туськиных глазах всё ширится, ширится, и вот-вот брызнет на мостовую. Чтобы не допустить этого, она опускает ресницы, пробует ногой таинственную «люльку» и изо всех сил, высунув до предела, показывает ей язык.

***

В ванной, после прогулки.

ТУСЬКА (трогает мизинцем струю воды и с сомнением смотрит на мыло). Слушай, а вот те микробы, которые я с рук смываю… Они там погибают, что ли, в раковине?

Я (стараясь говорить бодро, потому что знаю Туську). Да ты что? Нет, конечно. Они все попадают в канализацию, а там для них – самая лучшая жизнь. Всё равно, что для нас курорт.

ТУСЬКА (просияв улыбкой). Ну, тогда ладно!


Следующая глава >>