2007/01/18 Моя подруга

2007/01/18 Моя подруга

— Представляешь, иду домой, а у подъезда стоит незнакомый мужик какой-то… Может, сосед… только я его раньше никогда не видела. Я подхожу, а он смотрит на меня и улыбается… знаешь, так обалденно улыбается, что у меня даже в носу защекотало. Понимаешь, так как-то так зазывно, открыто и вместе с тем без всякой двусмысленности… хорошо так! А потом вгляделся в меня попристальней и улыбку очень быстро погасил. Знаешь, с такой скоростью, как будто её корова языком с лица слизнула. Мне так было горько, я тебе передать не могу! Нет, думаю, с этой рожей моей надо что-то делать окончательно и бесповоротно… невозможно так больше. Гляжу – а этот тип вдруг опять улыбнулся. И опять улыбка пропала, так же резко. И ещё раз. И ещё. Тогда я только догадалась: блин, да это же нервный тик у него!

****

— Я тут недавно одну вещь поняла. Где-то бывают параллельные миры. А наш мир – перпендикулярный. В смысле, Россия. И внутри, и снаружи – сплошной перпендикуляр!

— Чему перпендикулярный? Европе?

— И ей тоже. И вообще. Всему. Полный перпендикуляр. Это я вчера вечером шла пешком по улице Партизанской. Там это как-то особенно ярко чувствуется.

****

— А ещё я одну вещь поняла, тоже грустную. В прошлой жизни я была костылями. Да-да. Это я точно поняла. Пока нужда есть, меня все любят, берегут… из рук, можно сказать, не выпускают. А стоит только ноге срастись – отбрасывают к чёрту без сожаления и даже потом не вспоминают о моём существовании! Точно тебе говорю, в прошлой жизни так всё и было. И в этой жизни со мной точно так же обращаются. Потому что карма такая – никуда не денешься. Думала я так думала.. расстроилась ужасно, прямо до слёз. А потом подумала: а почему обязательно костыли? Может, не костыли, а палочка… Ну, палочка такая.. тросточка для ходьбы. Из красного дерева, с инкрустациями, с медным набалдашником.. и, знаешь, с такой гладкой-гладкой отполированной ручкой, за которую очень удобно браться. И вся резная… ну, там кисти виноградные, фавны, козлы всякие.. красота, в общем. Представила я себе эту палочку хорошенько и думаю: ну, нет, такую вещь никто так вот, за здорово живёшь, на помойку не выбросит – это же антиквариат, авторская работа… уникальная вещь, одним словом! Кто ж такую выбросит? Подумала я так и успокоилась. Хорошо всё-таки, когда умеешь в себе разбираться – очень полезная духовная практика, я тебе точно говорю.

****

— Представь себе, мой ребёнок получил второе место на школьном конкурсе чтецов. Пушкина читал. Учительница говорит: молодец, один из всех правильно прочёл и паузы все, где нужно, сделал. Все ведь как читают? «Глушь и снег навстречу мне». Без паузы. А он один – правильно: «Глушь и снег. Навстречу мне только вёрсты полосаты попадаются одне». Ну, я обрадовалась, конечно. А потом думаю: а почему, интересно, все читают без этой самой паузы? И поняла, что когда её не делаешь, получается и неуютнее, и страшнее, и понятнее как-то. Как будто бедный Пушкин скачет во весь опор на этих своих почтовых, а лошадям страшно, они оскальзываются, храпят, а навстречу им метель жуткая и темнота. Такая вот непроглядная, вся кипящая снегом глушь… как бы и мёртвая и живая одновременно. И снег колючий – и в морду, и за шубу, за воротник…

— В морду – кому? Пушкину или лошадям?

— Да всем, он же не разбирает… Жутко, правда? Глушь и снег навстречу мне… Хотя как у Пушкина, с паузой – тоже ничего.


Следующая глава >>