Один, но не одинок

Один, но не одинок

Задача, выпавшая на долю Энгельса, была огромной. Она могла подействовать угнетающе даже на такого человека, как он, что и случалось порою. Но малодушие было чуждо его бойцовскому сердцу. Для его мыслей и чувств показательны слова, адресованные им после смерти Маркса Иоганну Филиппу Беккеру, соратнику по революционным дням 1848 – 1849 гг.: «Теперь мы с тобой, пожалуй, последние из старой гвардии времен до 1848 года. Ну, что ж, мы останемся на посту. Пули свистят, падают друзья, но нам обоим это не в диковинку»[380].

Потеря жены Лиззи, смерть Женни и Карла Маркса, последовавшее в 1882 г. переселение семьи Лафаргов во Францию – все это грозило Энгельсу перспективой одиночества. Некоторое время он колебался, подумывая, не перебраться ли в Швейцарию.

Но в конце апреля 1883 г. решение было принято: он остается в Лондоне. Энгельс писал Бебелю: «…только здесь и можно спокойно продолжать теоретическую работу… Конечно, если бы опять наступили такие времена, как в 1848 или в 1849 г., то и я снова сел бы на коня, раз это нужно. Но теперь – строгое разделение труда… Подумай только об огромной корреспонденции, которую раньше делили мы с Марксом, а теперь уже больше года я вынужден вести один. Мы ведь должны, насколько это в моих силах, сохранить те многочисленные нити из всех стран, которые добровольно сходились в кабинете Маркса»[381].

Два счастливых обстоятельства очень помогли Энгельсу осуществить эти намерения: Ленхен Демут согласилась вести его домашнее хозяйство, а Элеонора Маркс стала незаменимой помощницей в издании Марксовых трудов. Энгельс знал Ленхен уже очень давно. Как человек, бывший в течение десятилетий членом семьи Марксов, она оказала большую помощь в разборе оставленного Марксом рукописного наследства. И она заботилась, как прежде, о том, чтобы Энгельс имел для работы необходимый покой и чтобы дом № 122 по Риджентс-парк-род оставался тем же открытым для друзей со всего мира, славным своим гостеприимством домом.

Элеонора Маркс была для Энгельса верным товарищем. Она твердо решила посвятить себя продолжению дела своего отца и всячески помогала глубоко почитаемому ею Генералу готовить к печати рукописи Маркса. Все более активно участвовала она и в политической, а также профсоюзной борьбе английских, особенно лондонских, рабочих, постоянно советуясь при этом с Энгельсом. Вместе с Элеонорой работал врач Эдуард Эвелинг, который стал сторонником теории научного коммунизма. С 1884 г. Элеонора и Эдуард стали жить вместе. Высокообразованная младшая дочь Маркса сделалась одним из ближайших доверенных лиц Энгельса в его политической деятельности.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Я беден, одинок и наг,

Из книги автора

Я беден, одинок и наг, Я беден, одинок и наг, Лишен огня. Сиреневый полярный мрак Вокруг меня. Я доверяю бледной тьме Мои стихи. У ней едва ли на уме Мои грехи. И бронхи рвет мои мороз И сводит рот. И, точно камни, капли слез И мерзлый пот. Я говорю мои стихи, Я их


— 1969 год, я остаюсь один, почти один -

Из книги автора

— 1969 год, я остаюсь один, почти один - "…ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные; она пламень весьма сильный…"(Книга Песни Песней Соломона, 8).Может быть тогда, в праистории так и было. Только ревность переживает и саму


Глава 4 ОДИНОК, НО ОПАСЕН

Из книги автора

Глава 4 ОДИНОК, НО ОПАСЕН Второго июня 1953 года заместитель министра обороны Маршал Советского Союза Г. К. Жуков обратился к Н. С. Хрущеву с письмом следующего содержания.«Ко мне поступило заявление бывшего командира кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Крюкова В. В.,


«НЕЗДЕШНЕ ОДИНОК…»

Из книги автора

«НЕЗДЕШНЕ ОДИНОК…» Двенадцатого декабря 1975 года репортеры телевидения Федеративной республики Германии брали интервью у Владимира Высоцкого, необходимое для программы о нем. Чтобы создать соответствующую атмосферу, решили воспользоваться дачей известной российской


VII.II. Один из

Из книги автора

VII.II. Один из Забавное исследование питерских (тогда, конечно же, ленинградских) социологов: Листьев нравился молодым людям до 25 лет; Любимов — девочкам-тинейджерам, Захаров — так называемой интеллигенции; Мукусев — условно говоря, взрослым, а Политковский — военным и


Эпилог Один ребенок, один учитель, один учебник, одна ручка…

Из книги автора

Эпилог Один ребенок, один учитель, один учебник, одна ручка… Бирмингем, август 2013 годаВ марте наша семья переехала из квартиры в центре Бирмингема в арендованный для нас особняк на тихой зеленой улице. Но все мы чувствуем, что это наше временное пристанище. Наш дом


«Один из нас»

Из книги автора

«Один из нас» Она была чиста, как снег зимой. В грязь – соболя. Иди по ним – по праву… Но вот мне руки жжет ея письмо — Я узнаю мучительную правду… Не ведал я: страданье – только маска, И маскарад закончится сейчас, — Да, в этот раз я потерпел фиаско — Надеюсь, это был


Глава 2 «Я СТОЮ ОДИН-ОДИН…»

Из книги автора

Глава 2 «Я СТОЮ ОДИН-ОДИН…» Неизвестно, стал ли бы Сухово-Кобылин драматургом, если бы не воля случая. Все началось с игры, с одной из тех обычных салонных забав, на которые так богато было XIX столетие. Летом 1852 года Александр Васильевич записал в дневнике: «…Обед у меня.


ОДИН

Из книги автора

ОДИН Когда я получил эти разъяснения, тяжелая железная дверь камеры захлопнулась, повернулся ключ — в одном замке и во втором, — и вот настала мертвая тишина, я не слышал ни звука.Усевшись на койку и обведя взглядом стены и дверь моей клетки, я заметил, что все-таки не один.


Один

Из книги автора

Один Меня разбудил солнечный луч, проникший сквозь листву пальмы. С недоумением оглянувшись по сторонам, я вскочил на ноги и через огромное, напоминающее дверь сванского дома окно увидел и пальму, и синее небо, и даже кусочек моря.Все было новым для меня и странным. На полу


Голенцов не одинок

Из книги автора

Голенцов не одинок В сентябре нашу дивизию перебросили на Юго-Западный фронт. Выгрузившись на железнодорожной станции, мы в два перехода перешли в район 30–40 верст севернее Ковеля на реке Стоход и заняли позиции. Основная позиция проходила по восточному берегу реки, да