Кёльнский процесс коммунистов

Кёльнский процесс коммунистов

Тем самым была устранена опасность, исходившая от ультралевых. В Германии, несмотря на все преследования, деятельность Союза заметно оживилась. Центральный комитет – он тем временем по настоянию Маркса был переведен в Кёльн – много делал для распространения в партии взглядов, разработанных Марксом и Энгельсом. В мае и июне 1851 г. прусская полиция арестовала ведущих членов Союза, в том числе членов кёльнского Центрального комитета. Тем самым деятельность Союза в Германии была почти полностью прекращена.

Прусский король приказал организовать против коммунистов шумный процесс, обвинив их в «носящем характер государственной измены заговоре»[199], и любой ценой добыть для этого соответствующие обвинительные материалы. Берлинский полицей-президент фон Хинкельдей в секретном рапорте сообщал его величеству о немецкой эмиграции в Лондоне: «Уже сейчас можно с полным основанием сказать о партии Маркса – Энгельса, что она стоит намного выше всех остальных эмигрантских организаций, агитаторов и центральных комитетов (мелкобуржуазные демократы. – Г.Г.), ибо она бесспорно располагает гораздо большими знаниями и силой духа. Сам Маркс – известная личность, и нам известно, что у него в одном кончике пальца больше ума, чем в головах всей прочей компании»[200]. Поэтому нет ничего удивительного в том, что прусская полиция – теперь уже в третий раз – выдала ордер на арест Маркса и Энгельса и отдала строгий приказ схватить их, как только они ступят на немецкую землю.

Полтора года полиция, и прежде всего печально известный полицейский советник Штибер, занималась фабрикацией сообщений сыщиков, поиском предателей внутри Союза коммунистов, подготовкой сфальсифицированных материалов, чтобы уничтожить «партию Маркса – Энгельса» с помощью готовившегося в Кёльне процесса. Обычно судебный процесс проводят для того, чтобы вскрыть преступление. Здесь же все началось с преступлений, которые были совершены для того, чтобы обеспечить возможность проведения процесса.

Маркс и Энгельс при поддержке Вильгельма Либкнехта и других друзей включились в борьбу против этих полицейских интриг. Им сразу было ясно, что, нанося удар по коммунистам, прусская реакция стремилась поразить все демократическое движение в Германии, как это делали позже и продолжают делать в наши дни представители эксплуататорских классов. С помощью писем и газетных статей, указаний защитникам обвиняемых коммунистов Маркс и Энгельс старались вскрыть происки и фальсификации полиции, разоблачить гнусные провокационные методы прусского правительства.

В письме, датированном 28 октября 1852 г., Женни так характеризовала обстановку, царившую на протяжении нескольких месяцев в тесной квартире семьи Маркса: «Вы, конечно, понимаете, что „партия Маркса“ работает днем и ночью, работает головой, руками и ногами… Все утверждения полиции – чистейшая ложь. Она крадет, подделывает, взламывает письменные столы, приносит лжеприсяги, лжесвидетельствует и, вдобавок ко всему, считает, что ей все дозволено по отношению к коммунистам, которые стоят вне общества!.. Все доказательства того, что это фальсификация, надо было доставлять отсюда. Моему мужу приходилось, таким образом, работать днем и ночью… А затем все документы, переписанные в шести-восьми экземплярах, надо было отправлять в Кёльн самыми различными путями: через Франкфурт, Париж и т.д., так как все письма на имя моего мужа, так же как и письма отсюда в Кёльн, вскрываются и перехватываются. Все это, вместе взятое, составляет ту борьбу, которая ведется сейчас между полицией, с одной стороны, и моим мужем, с другой; ему приписывают решительно все, всю революцию и даже руководство процессом… Борьба с этой официальной властью, вооруженной золотом и всеми боевыми средствами, безусловно, представляет большой интерес; если она закончится нашей победой, то это будет тем более почетно, что на их стороне деньги, власть и все остальное, в то время как мы часто не знали, как раздобыть бумагу, чтобы написать письма…

Простите меня за это сумбурное письмо, но я тоже принимала участие во всей этой истории и переписывала столько, что пальцы онемели…

Только что прибыли от Веерта и Энгельса целые кипы коммерческих адресов и мнимокоммерческих писем, чтобы пересылать документы, письма и пр…

У нас теперь тут целая канцелярия. Двое-трое пишут, другие бегают по поручениям, третьи раздобывают пенсы, чтобы те, которые пишут, могли существовать… А вдобавок ко всему раздается пение и свист трех моих неугомонных ребят, которые то и дело получают нагоняй от своего строгого папы. Вот суматоха-то!»[201].

Надежды Женни на то, что процесс «закончится нашей победой», не осуществились. Присяжные заседатели, состоявшие из юнкеров, буржуа и государственных чиновников, вопреки всем предъявленным суду разоблачениям полицейских гнусностей, проявили себя как бесхребетные верноподданные его королевского величества. 12 ноября 1852 г. они признали большинство из одиннадцати обвиняемых коммунистов виновными – четверо были оправданы – и приговорили их к многолетнему заключению в крепости, в том числе таких близких соратников Маркса и Энгельса, как Фридрих Лесснер и портной Петер Нотъюнг. Один из ближайших друзей Маркса, врач Роланд Даниельс, хотя и был оправдан, но вскоре скончался в результате жестоких условий предварительного заключения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

2. Как стать бунтарем в семье коммунистов

Из книги автора

2. Как стать бунтарем в семье коммунистов Заговори вдруг строки этой книги голосом автора, и вы, наверное, сразу спросите: «А как так случилось, что британец с американским акцентом, став крупнейшим иностранным инвестором, оказался выдворенным из России?»О, это целая


В защиту прав коммунистов

Из книги автора

В защиту прав коммунистов 9 сентября 1991 года «Правда» опубликовала интервью с известным ученым-правоведом коммунистом Валентином Семеновичем Мартемьяновым, в котором он убедительно показал противоправную, антиконституционную сущность ельцинских указов и


Во главе коммунистов Закавказья

Из книги автора

Во главе коммунистов Закавказья Составлять и подписывать секретно-осведомительные сводки Лаврентию Павловичу пришлось все время пребывания на высоких чекистских постах, на которых он оставался до ноября 1931 года, когда его сделали первым секретарем Компартии Грузии и


Лев Яковлевич Простерман. Кельнский период пленной жизни[38]

Из книги автора

Лев Яковлевич Простерман. Кельнский период пленной жизни[38] Родился в Харькове 24 сентября 1921 (?) г. В плену 1942–1945 гг.Дорогой Павел Маркович!<…>13 сентября 1941 г. был призван в армию. 23 мая 1942 г. оказался в окружении, был контужен, а 26 мая, под Харьковом, попал в плен в лагерь в


11 «Наркотик для меня — то же, что автомат для коммунистов и партизан»

Из книги автора

11 «Наркотик для меня — то же, что автомат для коммунистов и партизан» По возвращении в Рио Пауло на годы обрел для себя новый источник энергии — марихуану. Потом настанет черед и других наркотиков, но поначалу была только «травка». Они с Верой впервые попробовали


В ЧЕМ ПРОГРАММА КОММУНИСТОВ?

Из книги автора

В ЧЕМ ПРОГРАММА КОММУНИСТОВ? Читателям будет трудно поверить в то, что Коммунистическая политическая ассоциация всерьез рассчитывает в ближайшем будущем захватить государственную власть в Соединенных Штатах. Но они должны помнить, что наряду с «программой-максимум» –


Обед у коммунистов в Царском Селе

Из книги автора

Обед у коммунистов в Царском Селе К вечеру мы оказались в Царском Селе. Нас поместили в общежитии для приезжающих коммунистов. Это было большое здание с совершенно запущенными помещениями и нелепыми порядками. Стояли железные полусломанные кровати, на них лежали


Героизм коммунистов

Из книги автора

Героизм коммунистов …От хозяина-провокатора я ушел и поселился на Егерштрассе ближе к заводу. Новый хозяин, представитель одной из фирм, торгующих текстильными товарами, сдал мне две комнаты. Питались мы этажом выше – в другой квартире, хозяйка которой – фрау Рауэ –


Вступление в подпольную партию коммунистов

Из книги автора

Вступление в подпольную партию коммунистов Решающее событие всей моей жизни. — Наша пятерка. — Иоханнес Силленберг. — Вольдемар Теллинг и другие.В сентябре 1922 года в Тарту произошло событие, имевшее решающее значение для всей моей жизни. Оскар Сепре и Антон Вааранди


Героизм коммунистов

Из книги автора

Героизм коммунистов … От хозяина-провокатора я ушёл и поселился на Егерштрассе ближе к заводу. Новый хозяин, представитель одной из фирм, торгующих текстильными товарами, сдал мне две комнаты. Питались мы этажом выше — в другой квартире, хозяйка которой — фрау Рауэ —


Героизм коммунистов

Из книги автора

Героизм коммунистов …От хозяина-провокатора я ушел и поселился на Егерштрассе ближе к заводу. Новый хозяин, представитель одной из фирм, торгующих текстильными товарами, сдал мне две комнаты. Питались мы этажом выше — в другой квартире, хозяйка которой — фрау Рауэ —


Первый конгресс Союза коммунистов

Из книги автора

Первый конгресс Союза коммунистов Предстоял созыв конгресса Союза справедливых. Он должен был состояться 2 – 9 июня 1847 г. в Лондоне. На нем предполагалось обсудить новый устав и проект новой программы Союза. Маркс и Энгельс разработали важные положения проекта устава и


Второй конгресс Союза коммунистов

Из книги автора

Второй конгресс Союза коммунистов С середины 40-х годов все помыслы и действия Маркса и Энгельса были нацелены на создание партии, которая могла бы руководить освободительной борьбой пролетариата. Предпосылкой для этого являлось соединение научного коммунизма с рабочим


Политика и тактика коммунистов

Из книги автора

Политика и тактика коммунистов Для достижения названных целей партия должна вести непримиримую борьбу против буржуазной идеологии и ее влияния на рабочий класс. Поэтому в третьей главе «Манифеста» Маркс и Энгельс подвергают резкой, язвительной критике различные виды


Семнадцать требований коммунистов

Из книги автора

Семнадцать требований коммунистов Эта программа была составлена Марксом и Энгельсом в последние мартовские дни. После утверждения Центральным комитетом она была сразу же напечатана. Она называлась «Требования Коммунистической партии в Германии». Ее лозунгом был