Лев Владимирович Урусов

Лев Владимирович Урусов

Здесь, в период между июльскими днями и корниловскими с Московским государственным совещанием 10 августа в промежутке, наш комитет Общества с его общими собраниями снова получил своё значение. Должен сказать, что до июльских дней, при всей напряжённости работы, при том внимании, которого требовали от каждого из нас текущие дела, и при сравнительно безболезненном переходе от Милюкова к Терещенко, после треволнений переходного момента мы сами старались не выдвигать на первый план наш комитет, сила которого возрастала по мере несколько феерического служебного возвышения его членов: Петряев, Некрасов, занявшие крупные должности, но не порывавшие связи с нами, наконец, князь Л.В. Урусов, который, после того как заместитель Струве в качестве директора Экономического департамента Н.Н. Нордман был отправлен в командировку за границу и оттуда не вернулся, так как его там застала большевистская революция, стал управляющим Экономическим департаментом. Всё это уже само по себе придавало нашему комитету вес в силу значения личностей, в него входивших.

Повторяю, после того как Терещенко выдал нам вексель относительно незаключения сепаратного мира в присутствии всего ведомства, мы сознательно не желали саботировать его работу, видя, что он во всех отношениях подчиняется ведомству, двигаясь должным направлением. Но до июльских дней наша роль сводилась к тому, чтобы дать возможность новому министру беспрепятственно работать, и когда единственное облако в виде упомянутого обращения в советы присяжных поверенных, грозившего совершенно потрясти всю постановку дипломатической службы, рассеялось, наша позиция была благожелательной и вполне лояльной. Сам Терещенко по вопросам, касавшимся быта служащих, например по вопросу о материальном положении и не сходившему с повестки дня за всю войну вопросу о прибавках к жалованью на дороговизну, привлекал наш комитет.

Таким образом, всё обстояло бы вполне благополучно, если бы не внешние обстоятельства, сдвинувшие наш комитет с идиллической позиции. Я говорю об июльских днях. Надо тут же сказать, что «чиновничий синдикализм», к которому Временное правительство в первый момент не выработало своего определённого отношения, теперь уже был формально легализован и Временное правительство в целом ряде случаев официально привлекало организации служащих в соответственные совещания. Легализованные таким образом чиновничьи союзы слились в Петрограде в Союз союзов, который охватывал все ведомства в Петрограде и сыграл впоследствии решающую роль в организации саботажа чиновников в момент большевистского переворота.

От нашего комитета в состав Союза союзов вошли трое лиц: председатель комитета князь Л.В. Урусов, В.К. Коростовец и я. Из этих троих лиц до июльских дней только Урусов и Коростовец посещали Союз союзов, так как я был настолько занят, что не считал возможным ходить туда, зная от Урусова и Коростовца, что дело только начинается и находится в организационной стадии. Я стал бывать там уже в период после корниловских дней, потеряв веру в то, что Временное правительство спасёт положение. Между тем Союз союзов получил приглашение на Московское государственное совещание, причём от Союза союзов поехали трое, в том числе князь Л.В. Урусов (его входной билет был написан на имя «гражданина Льва Владимировича Урусова», без обозначения княжеского титула). Таким образом, наш комитет втягивался в общую политическую игру.

Князь Урусов действительно ездил в Москву и по приезде сделал доклад на общем собрании нашего Общества. Сам Урусов в Москве не выступал, но этого от него и не требовалось. Зато его доклад был выслушан весьма внимательно, и мы решили пристегнуть себя не только формально, но и по существу к Союзу союзов, хотя там всё ещё продолжались организационные споры. По своему политическому существу Московское совещание уже кристаллизовало оппозицию Временному правительству, несмотря на внешнее примирение к концу совещания. Вставал вопрос, оставаться ли нам, то есть теперь уже всей чиновничьей массе, в оппозиции или же продолжать держаться прежней лояльной позиции. Огромное большинство как у нас в ведомстве, так и в других ведомствах продолжало оставаться на прежней позиции, несмотря на то что критика действий Временного правительства в нашем министерстве была очень сильна.

Начались первые переоценки и в вопросе о монархии. При этом большую роль сыграл у нас С.Д. Сазонов, который, хотя и находился формально вне ведомства, однако фактически сохранял связь с ним благодаря долголетним личным знакомствам. Сазонов вскоре после его отставки Временным правительством от должности посла в Лондоне стал довольно открыто говорить, что свержение монархии было политической ошибкой, что в этом повинны два человека, а именно Гучков и Шульгин, отправившиеся к Николаю II и привёзшие другой текст, а не тот, который должны были привезти, что добавление об отречении царя не только за себя, но и за сына было их ошибкой. Манифест Михаила — это уже последствие этой роковой ошибки. «Гучков и Шульгин — вот кто погубил монархию», — говорил в это время Сазонов своим многочисленным друзьям.

Но исторически было бы неправильно утверждать, что монархическое движение выявилось в это время. В нашем ведомстве, да и вообще в Петрограде в чиновничьих массах монархические настроения сколько-нибудь заметно стали выявляться лишь после большевистского переворота, когда выяснилось, что Временное правительство не имеет никаких шансов восстановиться. Даже и после октябрьского переворота борьба с большевизмом сначала велась под флагом Комитета борьбы за спасение Родины и Революции. Эта типично февральская формула первое время была и лозунгом саботировавшего большевиков чиновничества.

Мне приходилось в моих предшествующих записках давать характеристику князя Л.В. Урусова, председателя нашего комитета. Поскольку его роль в министерстве стала всё возрастать к концу Временного правительства, то нельзя не остановиться на его служебном положении в ведомстве, так как оно очень стимулировало комитетскую деятельность Урусова.

Положение его в самом начале Февральской революции определялось его должностью вице-директора II Департамента при Нольде в качестве директора. Нольде стал товарищем министра, из II Департамента и Юрисконсультской части были образованы Правовой и Экономический департаменты, во главе которых были поставлены П.Б. Струве, сразу вступивший в должность, и Мандельштам, который, как я указывал, не приехал из-за границы, и управление Правовым департаментом в административной части легло на А.А. Доливо-Добровольского, а в юридической и международно-политической — на меня. Доливо был в одинаковом положении с Урусовым до Февральской революции, но он, так же как и я, фактически очень повысился в служебном положении, заведуя самостоятельной частью с правом доклада министру. Урусов же, хотя ничего не проиграл с революцией, но и не выиграл, а так как это был человек с большим темпераментом, то, несомненно, он был в обиде и стал инициатором создания Общества служащих МИД, где с самого начала занял главенствующую роль, даже когда председателем был Петряев.

Урусов был сверстником Нольде и одновременно с ним начал дипломатическую службу, когда же после ухода Струве по его рекомендации был назначен один из его учеников Н.Н. Нордман, не владевший в должной мере, как я отмечал выше, даже иностранными языками, Урусов был прямо оскорблён здесь, так как ему приходилось служить под начальством человека моложе его и бесспорно недостойного того поста, который ему был вверен. Только значительное время спустя Нордман был послан за границу в командировку, из которой так и не вернулся, но Урусов только временно стал его замещать. Это невысокое по сравнению с быстрым движением его коллег служебное положение заставляло его природное честолюбие довольствоваться своей ролью в комитете, которую он по шатким обстоятельствам момента сознательно углублял.

В основе этого сравнительно приниженного положения Урусова в министерстве была антипатия, которую питал к нему Терещенко. Последний не мог забыть того приёма, который ему устроили в начале его деятельности, той дипломатической Каноссы, с которой он дебютировал. Этот эпизод Терещенко, справедливо или нет, всегда приписывал Урусову и видел в нём личный элемент. Одно время он даже думал его просто уволить из МИД, но не такие были времена — Урусов играл в ведомстве слишком видную роль и пользовался в связи с созданием по его инициативе Общества служащих большой популярностью. Тогда Терещенко стал притеснять Урусова, как, очевидно, это легко может сделать всякий министр в отношении своего подчинённого, но Урусов долго служил в посольствах и миссиях и, хотя и не представлял из себя чего-либо исключительного, всё же был достаточно опытный дипломат, чтобы показать неопытному министру, как опасно бывает иногда сводить личные счёты.

Эта личная игра Терещенко — Урусов продолжалась во всё время министерства Терещенко. Почему-то Нольде с восторгом говорил об этом направо и налево, должно быть, из нелюбви к Терещенко. Когда, несмотря на личные чувства, Терещенко всё же должен был дать Урусову управление Экономическим департаментом, то и здесь он отказался от предложения Нератова и Петряева сделать того директором департамента, а назначил его только временно управляющим. Урусов, спортсмен по природе (он был одним из лучших в мире игроков в теннис), очень остро воспринял новое свидетельство неприязни министра, друга Керенского, и даже отпустил себе по восточному обычаю бороду, с тем чтобы сбрить её, только когда уйдут Терещенко и Керенский, которого он, хотя лично и не знал, но невзлюбил за его дружбу с Терещенко. Неудивительно, что, когда пришёл час и Урусов в саботажные времена очутился во главе всех ведомств, он постарался это движение по возможности отдалить от истоков Февральской революции. Нужно отдать ему должное: в самый момент Октябрьской революции и во время, непосредственно за ней следовавшее, пока была тень надежды на восстановление Временного правительства, Урусов, как и все, был вполне лоялен. Лишь позже направление его деятельности изменилось.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Борис Владимирович Павленок

Из книги Кино. Легенды и быль автора Павленок Борис Владимирович

Борис Владимирович Павленок Борис Владимирович


Ястржембский Сергей Владимирович

Из книги Персональные помощники руководителя автора Бабаев Маариф Арзулла

Ястржембский Сергей Владимирович Помощник президента РФ В.В. Путина…в конце 2003, на Московских рекламных щитах было объявление о довольно громкой и нетравиальной фотовыставки; громкое-потому, что выставка была, так сказать не из редовых, потому; и назвали ее «проба 50»


Александр Иванович Урусов (1843–1900) «НАРОДНЫЙ ТРИБУН»

Из книги Роковая Фемида. Драматические судьбы знаменитых российских юристов автора Звягинцев Александр Григорьевич

Александр Иванович Урусов (1843–1900) «НАРОДНЫЙ ТРИБУН» Участие в деле «нечаевцев» доставило Урусову немало неприятностей. Находясь в Швейцарии, он высказался за то, чтобы швейцарское правительство не выдавало Нечаева России. На этом только основании его обвинили в


Ярославцев Михаил Владимирович

Из книги Белый фронт генерала Юденича. Биографии чинов Северо-Западной армии автора Рутыч Николай Николаевич

Ярославцев Михаил Владимирович Генерал-майорРодился 30 декабря 1884 г. Уроженец Тульской губернии, сын отставного капитана.Окончил Московский кадетский корпус и Алексеевское военное училище по 1-му разряду и вышел подпоручиком 1 июля 1905 г. в 68-й Лейб-Бородинский Императора


Часть 2 КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ УРУСОВ

Из книги Воспоминания автора Андреева-Бальмонт Екатерина Алексеевна

Часть 2 КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ УРУСОВ Князь Александр Иванович Урусов — самый умный, интересный и обаятельный человек, которого я когда-либо знала. Находила я это, когда мне было двадцать три года, и повторяю теперь, по прошествии полувека, когда мне восемьдесят.Имя


ЛЕВ ВЛАДИМИРОВИЧ АЛЬТШУЛЕР

Из книги Люди и взрывы автора Цукерман Вениамин Аронович

ЛЕВ ВЛАДИМИРОВИЧ АЛЬТШУЛЕР Со Львом Владимировичем меня связывает прочная, нерушимая дружба, продолжающаяся вот уже более шести десятилетий. Она началась в далеком 1928 году на школьной скамье, и, с небольшими перерывами, когда судьба разлучала нас, мы шли по жизни рядом,


Павел Владимирович Родзянко

Из книги Дворцовые интриги и политические авантюры. Записки Марии Клейнмихель автора Осин Владимир М.

Павел Владимирович Родзянко Я не могу не упомянуть о той роли, которую сыграл Павел Родзянко некоторое время спустя во взятии немцами островов Эзель и Даго. Он командовал дружиной в Пернове, маленьком городе, находящемся на границе Эстляндии и Лифляндии. Ввиду того, что


Нур и Роман Владимирович

Из книги Мне всегда везет! [Мемуары счастливой женщины] автора Лифшиц Галина Марковна

Нур и Роман Владимирович Я написала про остаток лета почти в одиночестве и поняла, что слово «почти» скрывает несколько важных эпизодов. Все-таки на речку я ходила, купалась, играла в мяч со студентами… Болтали обо всем.…Мелкие детали. Студент-африканец приходил на пляж с


МЕНЬ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ

Из книги 100 знаменитых евреев автора Рудычева Ирина Анатольевна

МЕНЬ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ (род. в 1935 г. – ум. в 1990 г.) Православный священник, религиозный философ, миссионер, историк религии. Основатель Православного университета, автор книг по библиологии, истории религии, толкованию Библии, множества статей на религиозные


АНДРОПОВ Юрий Владимирович

Из книги Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева: Энциклопедия биографий автора Зенькович Николай Александрович

АНДРОПОВ Юрий Владимирович (15.06.1914 — 09.02.1984). Генеральный секретарь ЦК КПСС с 12.11.1982 г. по 09.02.1984 г. Член Политбюро ЦК КПСС с 27.04.1973 г. по 09.02.1984 г. Кандидат в члены Политбюро с 21.06.1967 г. по 27.04.1973 г. Секретарь ЦК КПСС с 23.11.1962 г. по 21.06.1967 г. и с 24.05.1982 г. по 12.11.1982 г. Член ЦК КПСС в 1961 — 1984


КУЙБЫШЕВ Валериан Владимирович

Из книги Владимир Басов. В режиссуре, в жизни и любви автора Богданова Людмила

КУЙБЫШЕВ Валериан Владимирович (07.06.1888 — 25.01.1935). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 19.12.1927 г. по 25.01.1935 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 03.04.1922 г. по 17.04.1923 г. и с 10.02.1934 г. по 25.01.1935 г. Секретарь ЦК РКП(б) с 03.04.1922 г. по 17.04.1923 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1922 — 1923, 1927 — 1935 гг. Кандидат в члены ЦК


ТАЛЫЗИН Николай Владимирович

Из книги Туляки – Герои Советского Союза автора Аполлонова А. М.

ТАЛЫЗИН Николай Владимирович (28.01.1929 — 23.01.1991). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 15.10.1985 г. по 20.09.1989 г. Член ЦК КПСС в 1981 — 1990 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1976 — 1981 гг. Член КПСС с 1960 г.Родился в Москве в рабочей семье. Русский. Трудовой путь начал в 1944 г. Работал монтером,


ШМИДТ Василий Владимирович

Из книги Начальник внешней разведки. Спецоперации генерала Сахаровского автора Прокофьев Валерий Иванович

ШМИДТ Василий Владимирович (17.12.1886 — 29.07.1938). Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 28.05.1921 г. по 27.03.1922 г. и с 01.01.1926 г. по 26.06.1930 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1918 — 1919, 1925 — 1930 гг. Кандидат в члены ЦК партии в 1919 — 1920, 1921 — 1923, 1924 — 1925, 1930 — 1934 гг. Член партии с 1905 г.Родился в


Владимир Владимирович Басов

Из книги автора

Владимир Владимирович Басов Режиссер и актер. Родился 9 февраля 1959 года. Окончил ВГИК – мастерская С. Бондарчука – в 1981


Юдин Михаил Владимирович

Из книги автора

Юдин Михаил Владимирович Родился в 1912 году в деревне Булычи Чернского района Тульской области. После окончания школы работал в колхозе трактористом. В 1934 году был призван в Красную Армию, в танковые войска. Вступил в комсомол, затем в Коммунистическую партию. Во время


ШЕБАРШИН Леонид Владимирович

Из книги автора

ШЕБАРШИН Леонид Владимирович Родился 24 марта 1935 года в Москве в рабочей семье.После окончания с серебряной медалью средней школы в 1952 году Шебаршин поступил на индийское отделение Института востоковедения. В связи с закрытием института в 1954 году переведен в Московский