Нур и Роман Владимирович

Нур и Роман Владимирович

Я написала про остаток лета почти в одиночестве и поняла, что слово «почти» скрывает несколько важных эпизодов. Все-таки на речку я ходила, купалась, играла в мяч со студентами… Болтали обо всем.

…Мелкие детали. Студент-африканец приходил на пляж с удивительным проигрывателем для пластинок. Он, этот проигрыватель, выглядел как невероятно плоский чемоданчик и работал от батареек. В другом плоском чемоданчике африканец приносил долгоиграющие пластинки, самые модные, неслыханные. Он раскрывал свой чудесный аппарат, звучала музыка… Я, конечно, залюбовалась этой красотой. Стала разглядывать, как там все устроено.

— Это я в Париже купил, — объяснил сомалиец.

Звали его Нур — никогда до того не слышала этого имени.

— Ты был в Париже? — удивилась я.

Я знала, что Сомали — беднейшая страна на северо-западе Африки.

— Я везде был. И в Риме, и в Лондоне, — сообщил мне студент.

— А почему ты сюда приехал учиться?

— Тут бесплатно, — пояснил африканский друг.

— Вы совсем бедные там? — взялась сочувствовать я.

— Моя семья — богатая. У нас много домов. И не только в Африке, в Европе тоже. Но если есть возможность получить что-то бесплатно, надо обязательно этим пользоваться.

— И ты можешь поехать в любую страну, в какую хочешь? — почти не верила я.

— Совершенно верно. Куда хочу, туда и еду.

Я знала, что он не врет. И не понимала. Мы все, бедно одетые, лишенные возможности свободно передвигаться по миру, как бы и сколько бы ни работали, принимаем у себя богатых людей из Африки и других «развивающихся» стран, учим их бесплатно, они живут на всем готовом… И это даже — пусть. Пусть, если у нас есть лишнее. Надо делиться. Но почему же с нами, народом нашей страны, никто не делится? Почему нам — нельзя ничего? Ровным счетом — ничего?

Не возникало пока обиды, было лишь недоумение.

А еще был у меня удивительный собеседник. Он отдыхал в том же санатории, что и Танюся. Пожилой человек, к шестидесяти. Он болел диабетом с юных лет, держался на инсулиновых инъекциях. При этом выглядел замечательно. Роман Владимирович (так его звали), высокий, стройный, подтянутый, красивый человек, умел рассказывать. Этим и привлекал. Я не ходила вечерами на танцы, поэтому после ужина мы с Романом Владимировичем прогуливались по санаторной территории. Он повествовал о своем дворянском семействе. О том, как удалось ему скрыть происхождение и поступить в институт. Как стал он физиком и участвовал в создании атомной бомбы…

Я слушала раскрыв рот. Он заставлял восхищаться собой и о многих известных людях говорил как о своих хороших знакомых. Мы беседовали и о литературе, и о кино, и о театре…

Прощаясь, мы обменялись адресами. Роман Владимирович жил в Измайлово, в новом доме, телефона у него пока не было. Он, как это было принято в те годы, посылал нам поздравительные открытки, мы, конечно, писали ему тоже. Впрочем, я считала его тетиным приятелем, не своим, поэтому к открыткам относилась равнодушно, но рассказы его вспоминала с удовольствием.

Потом он пропал, Танюся беспокоилась: «Что с Романом Владимировичем? Все-таки — диабетик». И вот после почти годового молчания наш знакомый позвонил: установили ему телефон. Я тогда уже училась на втором курсе. Танюся слушала, о чем говорит Роман Владимирович, и сочувственно ахала. Оказалось, диабет его привел к осложнениям. Ему ампутировали ногу. И теперь он дома, в одиночестве. Правда, приезжает сестра, племянник, приходят пионеры из соседней школы, взявшие над ним шефство.

— Можете на нас положиться, — заявила Танюся. — Если что-то надо, скажите Галеньке, она подъедет немедленно.

Роман Владимирович попросил какое-то лекарство. Совершенно ерундовое — но для человека без ноги как добраться до аптеки?

Я немедленно купила то, что он просил, и на следующий вечер поехала в Измайлово. Поехала не одна, а с приятелем Борькой. Мы собирались потом в кино. Вот и решили: я забегу, передам лекарство, поговорю минут десять, а потом мы поедем в кинотеатр.

Борька остался ждать меня у подъезда. Я быстро взбежала по лестнице, позвонила. Роман Владимирович открыл — все такой же красивый, свежий, с сияющими глазами мальчика-подростка. Да, он был на костылях. Да, увы… Но это его не портило. Я обрадовалась. Вручила ему лекарство, прошла в комнату, уточнив, что могу остаться совсем на короткий срок — меня внизу приятель ждет.

— Зашли бы вместе, — удивился Роман Владимирович.

— Времени совсем нет, в другой раз. Вы скажите, что вам еще нужно привезти.

Роман Владимирович вдруг оказался совсем рядом со мной. Одной рукой он опирался на костыль, а другой — неожиданно крепко обнял меня и впился мне в губы. Вот жуть! Будь это какой-нибудь наглый ровесник, я бы оттолкнула его со всей силы… И все дела. Тут я боялась за него. Толкну — и что? Он упадет со своими костылями. И потом — старший же человек. Старшим нельзя грубить и все такое прочее…

Странно и непонятно учили нас ориентироваться в жизни. Что это за формула — слушайся старших? Будь вежлив со старшими, делай, как они говорят… Может быть, это годилось в древние времена, когда люди жили в племенах и каждого члена племени все знали как облупленного?

В наши дни учить слепому послушанию глупо, наивно, губительно.

Есть ситуации, которые имеет смысл заранее обсудить с человеком, еще не повидавшим жизни.

Вот тут, с Романом Владимировичем, например. Мне бы сказать:

— Простите, я к подобным взаимоотношениям не готова. Мне не понравилось то, что вы сейчас сделали. Всего доброго. До свидания.

Только и всего.

Дальше — пусть падает, пусть не падает… Это его дело. А мое — развернуться и уйти.

Ан — нет! Как же можно было обидеть старшего! И вот я, деликатно высвободившись из его жадного объятия, бегу в прихожую, хватаю пальто, обуваюсь…

— Тебя так никто не целовал? — спрашивает Роман Владимирович.

Я в ужасе распахиваю дверь.

— Привези мне апельсины, — вдруг говорит он. — У меня нет апельсинов. А мне очень нужно.

И я, жертва идиотской вежливости, обещаю привезти завтра то, что он просит.

Выбегаю к Борьке. Идем к метро, я рассказываю о пережитом.

— В морду бы дала, больше бы не полез, — резонно замечает мой дружбан.

— Он инвалид. На костылях. Упал бы, — возражаю я.

— А зачем лез? Упал бы — встал бы…

В общем, я сама виновата, как оказалось.

Дома рассказываю Танюсеньке. Она, похоже, сомневается, что я все правильно поняла! Ну не может быть! Ну — такой приличный человек! Может, просто обнял? Может, затмение какое-то секундное?

Я знаю, что не затмение! Ну ладно — куплю ему апельсины, отвезу. Но не одна. Прошу Борьку меня проводить. Он возмущенно отказывается. Бредом, говорит, ты занимаешься.

Звоню другу Левке. Описываю ситуацию. Левка соглашается быть моим телохранителем.

Едем в Измайлово. В авоське апельсины. Я все дорогу инструктирую Левку. Главное, чтоб он ни на минуту не отходил от меня. Тогда Роман Владимирович не решится…

…Я пытаюсь прямо на пороге вручить апельсины и убежать. Но хозяин дома так вежлив, так радушен. Он, оказывается, к чаю стол накрыл… Мы проходим. И правда — старинные фарфоровые чашки, чайник немыслимой красоты, ложечки серебряные… Все накрыто на двоих.

— Ничего, Лева сходит на кухню и принесет из буфета еще одну чашку, — предлагает Роман Владимирович.

— Нет, — вскакиваю я. — Он разобьет. Я принесу.

Пьем чай.

Беседа течет мирно и благопристойно. Левка смотрит на меня с укоризной: оклеветала такого хорошего дядьку! Собираемся уходить.

— О, я хотел еще фото показать — деды, прадеды… Дом наш… Лев, сходите в другую комнату, по коридору направо… Там на полке альбом…

— Я принесу! — устремляюсь я.

— Нет, пусть Лев, — сердито велит Роман Владимирович.

— Нет, я! — настаиваю я.

— Она найдет! — говорит Левка.

— Она останется здесь! — раздраженно заявляет хозяин.

Он хватает меня за руку, стараясь усадить на диван рядом с собой.

— Так вы чего хотите? С Галей рядом посидеть или фото показать? — напрямую спрашивает Левка.

Он, кстати, хватает меня за другую руку, не давая усадить меня.

Хватка Романа Владимировича поражает своей силой. Но я сопротивляюсь, к тому же Левка молод, крепок… Он буквально оттаскивает меня и заслоняет собой.

При этом все происходит в рамках какой-то абсурдной вежливости… Мы с Левкой боимся обидеть несчастного…

Выбегаем в прихожую, торопливо одеваемся…

— Приятно было познакомиться, Лев, — прощается Роман Владимирович. — Галя, я забыл… Мне нужны яблоки… Привези мне яблок…

— Ничего себе старичок! — удивляется Левка. — А я поначалу и не поверил тебе! Ну что? завтра яблоки ему повезем?

— Нет. С меня хватит… Яблоки пусть ему тимуровцы носят…

— Ну кто бы мог подумать! Такой приличный человек! — сокрушалась Танюся…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЗАНКОВ ЛЕОНИД ВЛАДИМИРОВИЧ.

Из книги 100 великих психологов автора Яровицкий Владислав Алексеевич

ЗАНКОВ ЛЕОНИД ВЛАДИМИРОВИЧ. Известный советский психолог и педагог, занимавшийся разработкой проблем памяти, Леонид Владимирович Занков родился в 1901 г.В 1922—1925 гг. он учится в МГУ на факультете общественных наук. Здесь Занков знакомится с Выготским и под его руководством


ЗАПОРОЖЕЦ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ.

Из книги Разведка: лица и личности автора Кирпиченко Вадим

ЗАПОРОЖЕЦ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ. Известный советский психолог, ученик Л.С. Выготского А.В. Запорожец родился 30 августа 1905 г. В 1930 г. он окончил педагогический факультет 2-го Московского государственного Университета.Свою научную деятельность А.В. Запорожец начал в


ПЕТРОВСКИЙ АРТУР ВЛАДИМИРОВИЧ.

Из книги Лев Толстой автора Шкловский Виктор Борисович

ПЕТРОВСКИЙ АРТУР ВЛАДИМИРОВИЧ. Известный отечественный психолог Артур Владимирович Петровский родился 14 мая 1924 г. в Севастополе. Судьба его сложна и интересна. Когда началась Великая Отечественная война, он добровольцем ушел на фронт. После демобилизации Петровский,


Юрий Владимирович Андропов

Из книги Записки артиста автора Весник Евгений Яковлевич

Юрий Владимирович Андропов Писать об Андропове сложно и ответственно. Сложно потому, что сам он был человек непростой и вряд ли с кем-нибудь до конца откровенный. Ответственно потому, что он стоял у руля нашего государства, а это само по себе требует серьезного отношения


Никита Владимирович Подгорный

Из книги Люди и взрывы автора Цукерман Вениамин Аронович

Никита Владимирович Подгорный – Никита Владимирович, сколько вам годков сегодня стукнуло? – Тридцать семь! Боюсь, все мои внутренние органы будут… арестованы! Из разговора с народным артистом РСФСР, ведущим артистом Малого театра Бывшее поместье А. Н. Островского


Ястржембский Сергей Владимирович

Из книги Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева: Энциклопедия биографий автора Зенькович Николай Александрович

Ястржембский Сергей Владимирович Помощник президента РФ В.В. Путина…в конце 2003, на Московских рекламных щитах было объявление о довольно громкой и нетравиальной фотовыставки; громкое-потому, что выставка была, так сказать не из редовых, потому; и назвали ее «проба 50»


ЛЕВ ВЛАДИМИРОВИЧ АЛЬТШУЛЕР

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

ЛЕВ ВЛАДИМИРОВИЧ АЛЬТШУЛЕР Со Львом Владимировичем меня связывает прочная, нерушимая дружба, продолжающаяся вот уже более шести десятилетий. Она началась в далеком 1928 году на школьной скамье, и, с небольшими перерывами, когда судьба разлучала нас, мы шли по жизни рядом,


АНДРОПОВ Юрий Владимирович

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

АНДРОПОВ Юрий Владимирович (15.06.1914 — 09.02.1984). Генеральный секретарь ЦК КПСС с 12.11.1982 г. по 09.02.1984 г. Член Политбюро ЦК КПСС с 27.04.1973 г. по 09.02.1984 г. Кандидат в члены Политбюро с 21.06.1967 г. по 27.04.1973 г. Секретарь ЦК КПСС с 23.11.1962 г. по 21.06.1967 г. и с 24.05.1982 г. по 12.11.1982 г. Член ЦК КПСС в 1961 — 1984


КУЙБЫШЕВ Валериан Владимирович

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

КУЙБЫШЕВ Валериан Владимирович (07.06.1888 — 25.01.1935). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 19.12.1927 г. по 25.01.1935 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 03.04.1922 г. по 17.04.1923 г. и с 10.02.1934 г. по 25.01.1935 г. Секретарь ЦК РКП(б) с 03.04.1922 г. по 17.04.1923 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1922 — 1923, 1927 — 1935 гг. Кандидат в члены ЦК


ИВАНОВ Георгий Владимирович

Из книги Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства, 1914–1920 гг. Книга 1. автора Михайловский Георгий Николаевич


КАРТАШЕВ Антон Владимирович

Из книги автора

КАРТАШЕВ Антон Владимирович 11(23).7.1875 – 10.9.1960Государственный и общественный деятель, историк церкви, публицист, педагог. С 1909 председатель петербургского Религиозно-философского общества, в 1917 обер-прокурор Св. Синода и министр исповеданий. В 1906–1917 – профессор Высших


Лев Владимирович Урусов

Из книги автора

Лев Владимирович Урусов Здесь, в период между июльскими днями и корниловскими с Московским государственным совещанием 10 августа в промежутке, наш комитет Общества с его общими собраниями снова получил своё значение. Должен сказать, что до июльских дней, при всей