Одни ЧП

Одни ЧП

Оля знала телефон Тамары; знала она и то, когда я бывал там. Поэтому часто звонила туда, в основном, когда не могла разгадать кроссворд. Оля решала эти кроссворды сотнями, причем аккуратно складывала и прятала уже заполненные. Она думала, что это когда-нибудь пригодится — продать, например, их в другую газету.

Поэтому я не удивлялся ее звонкам даже в очень позднее время — обычно «заклинивал» кроссворд.

— Ты должен знать, — звонит в полночь Оля, — «физик, изобретатель барометра», наверное «Гей-Люссак»? Если считать тире за букву — подходит!

— Оля, во-первых, это — Торричелли; во-вторых, ты должна знать сама, что врачи не советуют прерывать половой акт, а ты меня вынуждаешь делать это, когда звонишь ночью; в третьих, почему тебе в голову лезут одни «геи»? Что, сексуально нормальных физиков, как, например, твой бывший муж, тебе мало? — поучал я любительницу кроссвордов.

Но сегодняшний звонок последовал сразу же после моего прихода к Тамаре, и у Оли был очень взволнованный голос.

— Звонила из Курска Лиля, твоя первая жена. Она сказала, что Леван пропал из части, где служил. Георгий Дмитриевич (мой дядя) уже в курсе дела, а Лиля будет в Москве утром, чтобы полететь в Ташкент.

Я немедленно оделся и выехал на Таганку. Леван недавно пошел в армию, и его, как физически весьма сильного, забрали в узбекский город Карши, откуда обычно солдат посылали в Афганистан, где тогда была война.

Звонок дяде ничего не прояснил — Лиля получила телеграмму из части, что рядовой такой-то ушел в «самоволку» тогда-то и в случае его появления дома следует немедленно сообщить в часть. Утром Лиля прибыла прямо к дяде, и мы встретились. Я дал ей денег на самолет, а сам решил встречать все поезда, прибывающие из Ташкента.

Дядя организовал у себя дома целый штаб из знакомых в Узбекистане. Даже «знаменитый» первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Рашидов занимался поисками Левана. Дядя был лично знаком с Рашидовым и звонил ему.

Прошла почти неделя, а о Леване ни слуху, ни духу. Военные из дядиного «штаба» сообщили ему статистику — если после исчезновения солдата проходит неделя и он нигде не объявился, то шансов, что он жив, очень мало.

Я уже с утра запил на кухне, как вдруг в дверь позвонили. Оля пошла открывать, и я слышу ее радостный крик: «Ты посмотри, кто пришел!» В дверях стоял Леван в военной форме; он смущенно улыбался и бормотал: «Я, кажется, что-то не так сделал!».

Я, как завороженный, стоял перед Леваном и только повторял исконно русскую фразу, образно определяющую нашу с ним степень родства. Наконец, Оля прервала меня, и мы затащили Левана в квартиру. Он рассказал нам, как нашел наш дом и квартиру. Оказывается, проезжая на автобусе с Курского вокзала, когда я провожал его на самолет в Узбекистан, я указал ему на дом с большой трубой у подъезда и сказал, что сейчас живу там, на первом этаже. Обладая очень цепкой зрительной памятью, Леван сумел найти этот дом и пришел к нам, обходя вездесущие патрули.

Оказывается, этот богатырь не выдержал издевательства «дедов», сбежал из части и тайно сел на медленный почтово-багажный поезд, идущий в Москву. Проводник, которому было скучно ехать одному, приютил его, и они всю дорогу пили водку в служебном купе.

Я тут же позвонил дяде и Лиле в Ташкент. Решили, что Леван даст покаянную телеграмму в часть, где сообщит о своем добровольном возвращении. Это чтобы не попасть под трибунал. А там дядя договорился со знакомым генералом, что тот возьмет его к себе шофером и будет лично курировать его. Леван незадолго до армии окончил шоферские курсы и имел водительские права.

Мы дня два пили с Леваном. Потом он захотел посмотреть стереокино, о котором мечтал всю жизнь. А на мое замечание, чтобы он бросил эту блажь, Леван капризно отреагировал:

— Что, я зря из армии убегал, что ли?

После этого мы переодели его в «гражданские тряпки», надели мою синтетическую шубу (в Москве уже лежал снег), и Оля повела его в стереокино.

А я, даже не звоня Тамаре (о приезде Левана я ей сообщил тут же), побежал к ней домой. Дома ее не оказалось, соседи сказали, что пошла в магазин. Я выбежал на улицу — и не знаю куда идти. Вдруг в переулке замечаю ее знакомое зеленое (опять зеленое!) пальто. Я бросился к ней и вижу, что она тоже бежит ко мне. Мы аж столкнулись с ней, и давай на радостях целовать друг друга! Этот момент я часто вспоминаю и сейчас.

Через пару дней я посадил Левана на поезд «Москва-Ташкент» и велел не чудить больше. Проблем с армией у него уже не было.

Приближался Новый Год, и я раздумывал — с кем его мне встречать. В Курск ездить уже не хотелось; Тамара-маленькая встречала Новый Год с дочкой и мамой, где я был неуместен. Оля традиционно встречала этот праздник в семье тети. Я уже подумывал возобновить отношения с Тамарой Ивановной, и если она еще не стала женой богатея, то встретить праздник с ней.

Но тут вдруг мне звонит Элик и взволнованно предлагает встретиться в ИМАШе. Встречаюсь и вижу, что мужика так и распирает от желания высказаться. Мы вышли с ним в коридор, и Элик серьезно пожимает мне руку: «Поздравляю тебя, ты породнился с Лениным!»

— Чего угодно ожидал, только не родства с вождем мировой революции, которого, к тому же, я принципиально не переношу. Спасибо, дорогой, может, расскажешь, как это меня угораздило! — поинтересовался я.

— Слушай сюда внимательно! — начал со своей любимой фразы Элик. У меня есть знакомый молодой генерал «из органов» по фамилии Ульянов. Мастер спорта по вольной борьбе и с виду качок! Правда, в голове всего одна извилина, ну от силы, полторы! Как говорят в нашем народе: «Баим поц ликт ауф дер пунэм!» (на идиш: «Будто «хвостик» поперек лба лежит»). Кстати, у него жена здесь в ИМАШе работает — кандидат наук, Ликой зовут.

И вот этот Ульянов через свою жену Лику находит меня в ИМАШе и просит свести со специалистами по вентиляции. Что он собирается там вентилировать — бомбоубежище, или скорее свой коттедж, не знаю. Но помню, что твоя Тамара…

— Которая? — перебиваю я его, чтобы разговаривать предметно.

— Понимаю, ты же тамаровед! Докладываю — Тамара Ивановна, которая работает во ВНИИТоргмаше. Помню, что она как раз по работе занимается ветиляцией, и у них есть бригада типа «шараш-монтаж» в этом направлении.

— Свожу я, значит, вчера Ульянова и Тамару в кафе «Кудесница», что рядом, на Лермонтовской площади. Выпили по стакану коньяка, Тамару твою развезло. Но договориться успели, телефонами обменялись. Выпили еще, она что-то ему на ушко нашептывать стала. Потом Тамара отзывает меня и просит ключи от моей «конспиративной» квартиры. «Ему, — говорит, — неудобно, он женат на какой-то твоей знакомой!»

— Дал я ей ключи, не мог же отказать твоей ближайшей подруге, — всерьез заметил хитрец Элик, — а сегодня утром здесь же в ИМАШе их мне отдает сам Ульянов. И хвастает:

— Не успел двери запереть, она тут же кидается на меня, валит на койку, раздевает сама. «Ты, — говорит, — самый красивый мужик в моей жизни, одни чистые мышцы! Мой бывший тебе в подметки не годится!» Ну, поползала она по мне, сколько надо, потом отвалилась, и мы стали выпивать. Я и спрашиваю, а кто это твой бывший? «Да это приятель Элика, доктор наук, мастер спорта по штанге!». Вот такая история имела место.

— Знаешь, Элик, — говорит Ульянов, — если бы не вентиляцию мне в коттедж устанавливать, ни в жисть с такой не стал бы! Как баба — никуда не годится, не возбудила она меня ни капли! Да и болтушка страшная, черт знает, что может наговорить!

— Ну, положим, он и сам болтун порядочный, даром что из «органов»! — высказал мне свое мнение о генерале Элик, и спрашивает:

— Что делать с Тамарой будем? Ведь это измена, предательство! — возмущенно провозгласил Элик, ударяя кулаком по перилам лестницы.

— А ничего, — спокойно ответил я Элику, — убью ее как-нибудь при встрече!

А сам вскипел весь внутри — все-таки и любил и ревновал я Тамару Ивановну бешено.

— А зачем же мне убивать свою любимую Тамару? — вдруг подумал я, — убить надо обидчика — генерала Ульянова! Или его жену трахнуть в отместку — она же здесь рядом — в ИМАШе! А лучше — и то, и другое! — стал распаляться я, и вдруг отчетливо представил Тамару, ползающую по голому телу здоровяка-генерала. От ярости у меня помутилось в голове, и я, как у меня уже бывало в экстремальных случаях, увидел себя и Элика со стороны, как бы с угла потолка.

В сумраке коридора застыли две фигуры — одна энергичного толстяка с кулаком, занесенным над перилами, а другая — моя, прислонившаяся к стенке, с понурой головой. Вдруг голова у моей фигуры поднимается, упираясь взглядом в толстяка и произносит чужим отрывистым металлическим голосом:

— Убивать Тамару не будем! А будем трахать жену Ульянова! Обидчик же мой сам себя погубит!

Постепенно я вернулся в свое тело и первое, что увидел — это вытаращенные глаза Элика.

— Что с тобой, ты вроде, как бы, не в себе? — Элик трясет меня за плечи, — да и голос у тебя стал как у Буратино! Что ты сказал — будем трахать жену генерала? Я — не буду, а ты — как знаешь! Это интересно, но опасно! Что, думаешь, он застрелится с досады? Да он скорее тебя сам застрелит! Ты что, серьезно все это, или прикидываешься?

Но бурный поток эмоций Элика был прерван — в коридор вдруг выбежал Моня и позвал меня:

— Иди, тебе Тамара Ивановна «на проводе»!

Таинственное существо — эта Тамара Ивановна! Всегда появляется вовремя, чувствует, гадюка, что о ней вспоминают. Я это много раз замечал! И тут возникла у меня идея разыграть ее, а заодно и отомстить за измену.

Разговорился с ней, будто бы ничего не случилось, будто бы вчера вечером только и расстались. Приглашаю ее на встречу в то же кафе «Кудесница» — вроде удобно, близко от ИМАШа.

Встречаемся, берем по стакану мадеры, выпиваем, а я и говорю:

— Спасибо тебе Тамара, спасибо! — и кланяюсь, чуть ли не лбом в стол.

— За что, дорогой? — вкрадчиво спрашивает Тамара.

— А за то, что породнила меня с вождем мировой революции! — серьезно отвечаю я.

— Ты что буровишь, охренел, что ли? — занервничала Тамара.

— Тогда я расскажу тебе небольшую историю, посмотрим, как ты ее откомментируешь. Должен был я вчера срочно передать Элику один отчет, ему сегодня его на работу возвращать надо. Звоню на его «конспиративную» — никого нет. А я как раз поблизости находился, дай, думаю, зайду и положу отчет на стол. Ключи от этой квартиры у меня всегда при себе. Подхожу к дому и вижу — в подъезд входит здоровенный мужик и ты с ним рядом. Тебя сильно «ведет», выпила, значит. Заинтересовался я — с кем и зачем моя любимая идет в квартиру Элика. И тихо за вами поднялся. Вы захлопнули дверь, а я подождал немного и неслышно отворил ее. Если что, извинюсь и скажу, что я тоже вхож сюда, ключи, дескать, имею. Но вы были в комнате, там и свет зажгли, а в прихожей — темно. Вы так были собой заняты, что на прихожую и внимания не обращали. Мужик рухнул на койку, а ты его раздевать кинулась. Раскидала шмотки по комнате и ну по нему сверху ползать, по голому-то! По мне, почему-то, ты так не ползала, у нас все по-людски было! Все бы ничего, но ты стала своего «бывшего» хулить. Ну, думаю, ты Бусю имеешь в виду, а ты и говоришь — доктор наук, мастер спорта, мол! Грустно мне стало, не захотел я эту вашу порнушку дальше досматривать, тихо вышел и закрыл за собой дверь. А сегодня утром в ИМАШе вижу того мужика, он Элику ключи передавал.

— Кто этот здоровый? — спрашиваю Элика.

— Это генерал Ульянов, — отвечает он с гордостью, — внучатый племянник самого Владимира Ильича!

— Поэтому я и говорю тебе, Тамара — большое русское спасибо, что породнила меня с вождем мирового пролетариата!

Тамара, молча, с ненавистью смотрела на меня, сжимая в руке стакан. Казалось, она хочет запустить им в меня. Но я поднялся, и, продолжая говорить: «Спасибо тебе, Тамара, спасибо!», спиной отошел к выходу, а там уже дал деру. От нее всего можно ожидать, когда она в ярости!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«В Бекки живут одни ослы»

Из книги Сон сбылся автора Боско Терезио

«В Бекки живут одни ослы» В апреле, когда Джованнино значительно уже наверстал упущенное в школе, случилось то, что повлекло за собой печальные последствия. Дон Вирано был назначен приходским священником в Мондонио и должен был оставить школу в руках дона Миколо Молиа.


Еще одни одержимый

Из книги Моя фронтовая лыжня автора Геродник Геннадий Иосифович

Еще одни одержимый Во время странствий по памятным местам, где сражалась 2-я ударная армия, я познакомился с московским историком Борисом Ивановичем Гавриловым. Узнал от него много интересного. Оказывается, Институт истории АН СССР предпринял огромную работу по


№ 8. «В рейд идут одни «старики»…»

Из книги Афганская война глазами военного хирурга автора Карелин Александр Петрович

№ 8. «В рейд идут одни «старики»…» Посвящается всем, кто оказывал медицинскую помощь на месте боев: санитарам, санинструкторам и врачам батальонов. 1— Не понял я что-то: чем таким серьезным болен мой боец, что вы его уже два месяца у себя держите? Через три дня выезд в


ОДНИ ПОД ХАРЬКОВОМ

Из книги Зяблики в латах автора Венус Георгий Давыдович

ОДНИ ПОД ХАРЬКОВОМ Ночь была беззвездная.Переутомленные лошаденки из последних сил волочили ноги. Многонедельная оттепель сняла почти весь снег, и сани, увязая полозьями в мокром песке дорог, протяжно и тяжко скрипели.Никто из солдат на санях не сидел. Побросав в них


Одни ЧП

Из книги Жизнь и удивительные приключения Нурбея Гулиа - профессора механики автора Никонов Александр Петрович

Одни ЧП Оля знала телефон Тамары; знала она и то, когда я бывал там. Поэтому часто звонила туда, в основном, когда не могла разгадать кроссворд. Оля решала эти кроссворды сотнями, причем аккуратно складывала и прятала уже заполненные. Она думала, что это когда-нибудь


Глава 8 Одни дома

Из книги Принцип Касперского [Телохранитель Интернета] автора Дорофеев Владислав Юрьевич

Глава 8 Одни дома Евгений по-прежнему занимался разработками, а Наталья, как генеральный директор, курировала все остальные вопросы – маркетинг, финансы, международные продажи, продолжая работать до потери сознания. Сыновья оказались заброшены.Совсем скоро после


ОСТАЮТСЯ ОДНИ ДРАКОНЫ

Из книги Смерть не заразна автора Бротиган Ианте

ОСТАЮТСЯ ОДНИ ДРАКОНЫ — Я почти закончила, — сказала я своей семье за обедом.— Что ты теперь написала? — спросила дочь.— Книгу о твоем дедушке Ричарде.Дочь положила в рот листик салата и задумчиво принялась жевать. Я внимательно за ней следила. Элизабет закрыла рот,


И при коммунизме, и при антикоммунизме реформы одни и те же!

Из книги Великая Российская трагедия. В 2-х т. автора Хасбулатов Руслан Имранович

И при коммунизме, и при антикоммунизме реформы одни и те же! Идеи Павлова, Н.Рыжкова, Е.Лигачева, М.Горбачева, А.Аганбегяна, Г.Попова успешно провела в жизнь “команда Ельцина-Гайдара-Бурбулиса”. Правда, если раньше, в “эпоху перестройки”, ценовая реформа увязывалась с


В главреперткоме — одни дураки!

Из книги Сталин умел шутить автора Суходеев Владимир Васильевич

В главреперткоме — одни дураки! Тимофей Иванович У подъезда правительственной ложи Большого театра Сталина встречал гардеробщик Крюков. Сталин спросил, как его зовут. И в другой раз обращался:— Тимофей Иванович, как вы живете, какие вести получаете из вашей деревни?


12 Одни неприятности

Из книги Моя скандальная няня автора Хансен Сьюзен

12 Одни неприятности Бывают моменты, когда она спит в своей кроватке, а мы думаем: «О Господи, вот еще один человек в нашем доме, и она не уйдет!» Дениз Ли Ричардс[79] Все-таки один момент я смогла обговорить, когда устраивалась на работу, а именно, что в июне мне необходимо


Мы остаемся одни

Из книги Мне всегда везет! [Мемуары счастливой женщины] автора Лифшиц Галина Марковна

Мы остаемся одни Хотя изменения в нашей жизни были — и еще какие. Но они не зависели от решения партии и правительства.Женечка вышла замуж! Мне было тринадцать лет, когда это произошло. Я очень радовалась! Женечка и ее муж пока еще учились в МИИТе, но тогда принято было рано


Три свадьбы и одни похороны

Из книги Мемуары Ники и Аликс автора Романов Николай (II)

Три свадьбы и одни похороны Николай II Николай IIЯ постоянно молюсь милосердному Богу, чтобы Он в течение всей моей жизни давал мне силу и волю, чтобы я мог сделать тебя как можно счастливее и мог показать тебе, как сильно и непрестанно я тебя люблю, и чтобы Он сделал меня


«В бой идут одни «старики»

Из книги Леонид Быков. Аты-баты… автора Тендора Наталья Ярославовна

«В бой идут одни «старики» «Если бы не это проклятущее кино, был бы я летчиком. В небе. Где нет дорог и правил уличного движения. А есть только простор и воля. Летал бы. Как демон…» Леонид


«И снова в бой идут одни «старики»?

Из книги Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа. автора Чернавин Владимир Вячеславович

«И снова в бой идут одни «старики»? Прошли годы…. Несмотря на это, участники легендарной картины продолжают называть себя «второй поющей эскадрильей» и мечтают о продолжении «Стариков» под названием «И снова в бой идут одни «старики». Это была бы история о том, как


IX. Одни

Из книги Сквозь время автора Кульчицкий Михаил Валентинович

IX. Одни В эту ночь нечего было ждать, не к чему было прислушиваться. Я уложила сына спать, села у его кровати. Отец — в тюрьме. Мы одни. Завтра все отпрянут от нас, как от зачумленных. Помощи не будет ниоткуда. Кажется, на всем свете есть только этот угол у детской кровати, в


«Одни верны России потому-то…»

Из книги автора

«Одни верны России потому-то…» Одни верны России    потому-то, Другие же верны ей    оттого-то, А он не думал — как и почему. Она — его поденная работа. Она — его хорошая минута. Она была отечеством ему. Его кормили.    Но кормили — плохо. Его хвалили.    Но хвалили —