Глава 4. Я вспоминаю солнечный Тбилиси…

Глава 4. Я вспоминаю солнечный Тбилиси…

Зрелость сразу не наступает. У нормальных людей сначала бывает младенчество, затем детство, за ним — отрочество, а потом и юность, которую энциклопедический словарь трактует как период жизни между отрочеством и зрелостью.

Так вот, обсудив вопрос перехода героя нашего повествования от юности к зрелости, я решил, что этот переход состоялся в конце декабря 1965 года. Таким образом, новый 1966 год наш герой встретил уже не юношей, а зрелым мужем.

«Созреть» нашему герою позволили такие жизненные события, как учеба в институте, спорт, женитьба и рождение детей, «поднятие» целины, и увлечение наукой. Окончательно «дозрел» он, переехав в Москву, поступив в аспирантуру и защитив кандидатскую диссертацию.

Жизнь в общежитии, взаимоотношения с людьми различного возраста, общественного положения, мировоззрения, и даже пола, помогли нашему герою, подобно швейцарскому сыру получить соответствующую зрелую кондицию и даже символические дырочки в сердце, оставленные любимыми женщинами.

Одна из этих «дырочек» — крупная, еще живая, растущая и ноющая, оставлена была любовью к Тане, общежитейской подруге нашего героя и бывшей жене его лучшего приятеля. Но наш герой, забыв, что любовь — не картошка, предпочел сохранить семью и «бросил» любимую женщину. Оставил он и любимую работу, любимую Москву, позволив жене увезти себя на «малую родину» — в Тбилиси. Долг для нашего героя — прежде всего! Перед «малой родиной», перед семьей, перед грузинской технической наукой, которая показалась нашему герою несколько поотставшей и требующей его помощи.

Вот с такими благородными намерениями, втайне не веря в их серьезность, наш герой и прибыл в родной солнечный Тбилиси, как раз к встрече Нового 1966 года.

«Солнечный» Тбилиси встретил его моросящим холодным дождем, слякотью на улицах, сырым промозглым ветром, нетопленой коммунальной квартирой и протекающими потолками. Две керосинки, не столько согревающие, сколько «одорирующие» (понятие, обратное «дезодорированию») квартиру, двое маленьких детей, бабушка, мама и жена в двух комнатах коммуналки, а также старая безногая соседка в крошечной третьей комнате — все это несколько подрывало патриотический порыв нашего героя.

Я уже не говорю о почти полном отсутствии «в кране» воды, которую, в нашем случае, неизвестно, кто выпил. Речь идет о холодной воде, так как горячей — в доме и отродясь не было.

Коксовые батареи «лимонадного» завода нещадно дымили, пачкая сохнущее на многочисленных веревках белье, которое так проблематично было стирать. Злополучное белье проблематично было не только стирать, но и вывешивать. Чтобы дотянуться до веревок, нужно было перевешиваться через дощатые перила, которые давно сгнили и трещали под натиском бедер вешающих белье женщин. Да, да, именно бедер, а не животов, потому, что такой «убийственно» малой высоты были эти проклятые перила. Я специально упоминаю эти, казалось бы, недостойные внимания перила, ибо они свою роковую роль в жизни нашего героя еще сыграют.

Одним словом, энтузиазма у нашего героя от приезда на малую родину изрядно поубавилось. Да еще и такая «мелочь» — наш «зрелый» герой еще в поезде понял, что без Тани он жить просто не может. Кому-то это покажется смешным и несерьезным, но такая уже штука любовь, и на одном усилии воли тут долго не продержишься. Любовь гони в дверь, а она влетит в окно! Но наш герой тешил себя тем, что, дескать, он уже кандидат наук, у него будет много денег, и постепенно соберутся они на покупку кооперативной квартиры, а также на частые поездки в Москву к Тане.

А главное — наука! Он поможет институту, который его приглашал на работу, и благодарные соотечественники осыплют его почестями. Вскоре он защитит докторскую диссертацию и ему поможет в этом его новый «гросс-шеф» академик Тициан Трили, человек огромного влияния… А уж с жизненными проблемами ему поможет справиться, как он это и обещал, просто «шеф» — Геракл Маникашвили, который просил считать его другом и называть на «ты».

А рядом будет семья — крепкая кавказская семья, которая поможет в трудностях и согреет в беде!

— Ничего, перезимуем! — не очень-то веря себе, все-таки решил наш герой.

И наш зрелый герой, встретив Новый год в кругу семьи, уже 2-го января, который тогда был рабочим днем, явился в институт со сложным названием НИИММ ПМ АН ГССР (Научно-исследовательский институт Механики Машин и Полимерных Материалов Академии наук Грузинской ССР). Или, как его называли сами сотрудники — Научно-исследовательский Институт Химических Удобрений и Ядохимикатов (простите, что из этических соображений не могу привести его аббревиатуры!).

И тут я передаю слово, вместе с ответственностью за него, самому герою…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 7 Тбилиси, часть вторая – Гори

Из книги История Аквариума. Книга флейтиста автора Романов Андрей Игоревич

Глава 7 Тбилиси, часть вторая – Гори По условиям фестиваля каждый его участник должен был дать в общей сложности три концерта. Первый в филармонии, второй в местном доме Офицеров и последний в цирке города Гори, с обязательным посещением музея И.В.Сталина. Так вот после


Глава 22 Тбилиси – 2

Из книги Рональдо! Двадцатиоднолетний гений и 90 минут, которые потрясли мир автора Кларксон Уинсли

Глава 22 Тбилиси – 2 Было и такое. Вообще в этих поездках начала 90-х было что-то мистическое.Приехали мы в Тбилиси в этот второй раз, а через недельку после нашего возвращения, газеты пишут, что там уйму народа армейскими лопатками покромсали. Только мы вернулись из Баку –


Глава 2. Тбилиси. Весна 1989

Из книги Ну здравствуй, это я! автора Перевозчиков Валерий Кузьмич

Глава 2. Тбилиси. Весна 1989 Об апрельских событиях в столице Грузии написано очень много, сняты даже документальные фильмы. Имеются, наконец, заключение парламентской комиссии Верховного Совета СССР, которую возглавлял Анатолий Собчак.Наши спецгруппы «Альфа» и «Вымпел»


Я ВСПОМИНАЮ

Из книги Я вспоминаю автора Лихачев Дмитрий Сергеевич

Я ВСПОМИНАЮ Повесть. Перевод Э. ШрайберПечатается в


«Я вспоминаю…»

Из книги Наши зимы и лета, вёсны и осени автора Романушко Мария Сергеевна


«Я вспоминаю…»

Из книги Охота на рыжего дьявола. Роман с микробиологами автора Шраер-Петров Давид


Глава 4 Когда я вспоминаю твоё первое лето…

Из книги Отец Арсений автора

Глава 4 Когда я вспоминаю твоё первое лето… Когда я вспоминаю твоё первое лето, я будто вдыхаю острый запах частых гроз и ливней. Слышу гудки теплоходов, ползущих в тумане по каналу. Вижу низкое, полыхающее оранжевыми молниями, небо. Коляска на лоджии ходит ходуном. Тебя


ГЛАВА 13 Французский коттедж и фантазии о Тбилиси 1959 года

Из книги Бальмонт автора Куприяновский Павел Вячеславович

ГЛАВА 13 Французский коттедж и фантазии о Тбилиси 1959 года Феликс д’Эрелль несколько раз приезжал в Сабуртало вместе с Георгием Элиавой. Рядом с Институтом Бактериофага строился французский коттедж. В традиционном коттедже расположение комнат двухэтажное. Из нижнего


ВСПОМИНАЮ

Из книги Дочь Сталина автора Салливан Розмари


Глава третья СОЛНЕЧНЫЙ «ЗАВЕТ БЫТИЯ»

Из книги К музыке автора Андроников Ираклий Луарсабович

Глава третья СОЛНЕЧНЫЙ «ЗАВЕТ БЫТИЯ» На рубеже 1890–1900-х годов Константин Бальмонт вступает в новый, наиболее яркий период творчества. Меланхолические интонации сменяются мажорными, в стихах все явственнее звучат бунтарские мотивы, вызов. В манере поведения появляется


Глава 1 Солнечный дом

Из книги Кавалер ордена Улыбки автора Гладышева Луиза Викторовна

Глава 1 Солнечный дом


Вспоминаю Обухову

Из книги Женщина фюрера, или Как Ева Браун погубила Третий рейх автора Грейгъ Ольга Ивановна

Вспоминаю Обухову Всп оминать Надежду Андреевну Обухову?! Но можно ли вспоминать, когда помнишь ее всегда? И даже не помнишь, а существуешь с чувством, что она была, есть и будет, что искусство ее не пройдет никогда. И чем дальше отодвигается время – тем все большим


БУДЕТ СОЛНЕЧНЫЙ, СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ

Из книги автора

БУДЕТ СОЛНЕЧНЫЙ, СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ — так представляют свое выздоровление дети, которые болеютРассказывая о докторе Илизарове, невозможно поставить точку, но эта страница моего короткого и далеко не полного повествования все-таки последняя.Как-то однажды я пришла в школу


Глава 5. «Здесь покоится солнечный лучик…»

Из книги автора

Глава 5. «Здесь покоится солнечный лучик…» Работавшая экономкой в доме на Принцрегентенплатц, 16 Анни Винтер утверждала, что 18 сентября 1931 года Гели Раубаль вернулась в квартиру Гитлера из Оберзальцберга, где провела некоторое время под присмотром матери. Она явилась