Разбитая дверь

Разбитая дверь

Я обещал потратить свое свободное время на борьбу с Мазиной и должен был выполнить свое обещание. Но все, почти как у Тициана Трили, «руки не доходили». Но, наконец, дошли. И все благодаря Васе Жижикину.

Пока не началась знаменитая на весь городок моя свара с Мазиной, я тратил свободное время на всякие пустяки, шуточки. После каждой выпивки наш «татарин» Саид Асадуллин показывал в общежитии номер, который, по его словам, исполнял в мире он один. Каждому, кто его исполнит, татарин обещал бутылку водки. Номер заключался в том, что Саид брал в руки ремень по ширине плеч, и перепрыгивал обеими ногами через этот ремень, согнувшись в три погибели и подсовывая ремень себе под ноги. Это только выглядит легко, а попробуйте сами! Самый здоровый из соседей — Мотя, и тот падал носом, когда пробовал, а Жижкин даже и не пытался.

Желая выиграть у Саида, я начал тренироваться, падал, вставал и постигал мастерство.

— Почему татарин может, а я с моими ногами штангиста — нет? Не бывать такому — решил я, — и научился прыгать. Причем не только вперед, а что гораздо труднее — и назад.

И в очередной раз, когда Саид заявил, что только он, единственный татарин на свете, может перепрыгнуть через пояс, я «разозлился» и сказал:

— Гони бутылку, сейчас я буду прыгать!

— Гани бутылк, гани бутылк! Ты прыгни наперед, а я — гани бутылк!

Я лениво взял в руки пояс и легко перепрыгнул через него несколько раз вперед, а потом и назад. Все ахнули. Саид, мгновенно отрезвев, погнал в магазин за бутылкой. Мы весело выпили, но показалось мало. Я и говорю уже подвыпившиму Саиду:

— Татарин, а хочешь меняться — ты ставишь еще одну бутылку водки, а я — бутылку десятилетнего коньяка из Тбилиси!

Саид смекнул, что эта сделка выгодная, но все-таки потребовал:

— Покажи!

— Ты что, своим не веришь, не поставлю — ты можешь свою бутылку и не открывать… и т. д. и т. п.

Татарин побежал еще за одной бутылкой, а я открыл подарочный набор «Охотничий», который привез из Тбилиси. Там были три маленькие бутылочки по 25 миллилитров (грамм) 10-летнего коньяка — точные копии обычных бутылок. Я достал одну из них, поставил на стол, и мы стали ждать прихода Саида. Тот забежал с бутылкой и уставился на это «чудо» на столе.

— Это не бутылк! — только и сказал он.

— А что это — чашк, банк или кружк? — это и есть бутылк, только маленький, а размеры мы и не оговаривали! — убеждал я Саида. Ко мне присоединились и соседи, которые тоже убеждали Саида: «Это бутылк, настоящий бутылк!»

Добрый татарин не выдержал — открыл бутылку и разлил водку по стаканам. Для запаха мы добавили в каждый стакан по наперстку коньяка, а красивую бутылочку Саид запрятал себе в тумбочку.

— Чтобы помнил, как меня надули! — смеясь, сказал он.

Назавтра выпить уже было нечего, я и вечером проглотил вторую бутылочку коньяка. А потом шальная мысль пришла мне в голову. Я втихую поставил эту пустую бутылочку рядом с первой в тумбочку Саида. А вскоре появился и слегка выпивший Саид.

— Как ты меня вчера надул со своей бутылочкой коньяка! — вспомнил Саид.

— Может и надул, но если быть честными, то бутылок коньяка было две! — убежденно сказал я.

— Один, один! — настаивал Саид, ища поддержку у соседей. Но они только воротили носы, не понимая, чью сторону выгоднее принимать.

— Давай спорить на бутылку водки — предложил я, — что бутылок коньяка было две!

— Давай! — вдруг согласился Саид, — я знаю, как доказать. Я спрятал пустой бутылк в тумбочка!

Саид открыл тумбочку и достал… две пустые бутылки из-под коньяка. Жаль, что я не сфотографировал выражение лица Саида. Станиславский сказал бы, что это мимика «высшей степени удивления». Не меньшее удивление было и на лицах у соседей — они же видели вчера, что Саид прятал в тумбочку одну пустую бутылку. Но им маячила выпивка «на халяву», и они признали, что бутылки было две.

Саид побежал за водкой…

Назавтра я выпил последнюю бутылку коньяка, а пустую, конечно же, сунул опять в тумбочку Саида. И когда вечером подвыпивший Саид пришел домой, я сразу «взял быка за рога».

— Ну, Саид, значит, выпили мы с тобой мои три бутылки коньяка…

— Что? — перебил Саид, — какой три бутылк? — и он быстро открыл тумбочку, где красовались живописной группкой три цветастые бутылочки.

— Сволочи! — возопил Саид, — надули меня все-таки!

— А вы, — он кивнул на соседей, — вместо того, чтобы сосед помогай, этот жулик, — и он показал на меня, — помогай!

Хороший, добрый и бесхитростный парень был Саид. Был, потому, что нет уже его.

Он получил квартиру в новом «спальном» районе, где все дома одинаковые. Приходит выпивший, как ему показалось, к себе домой, пытается открыть дверь. А оттуда выходят жильцы и прогоняют его. Саид сидит на лестнице, соображает, осматривает дом — вроде его, и снова начинает рваться в квартиру. Теперь уже жильцы накостыляли ему бока, и Саид вышел наружу. Сел на крыльцо, а дело было зимой, и замерз там. А дом его был рядом, как две капли воды похожий на тот злосчастный, куда рвался Саид…

Теперь о Жижкине, который и инициировал мою обещанную свару с Мазиной. Вел себя он нагло — заходил в мою комнату, пользовался моей электробритвой, и что хуже всего, выливал после этого на себя мой одеколон. Лукьяныч мне донес на его безобразное поведение. Я и заменил одеколон во флаконе на уксусную эссенцию, которой клеил магнитофонную пленку, а одеколон залил во флакон из-под эссенции.

— Видишь, Лукьяныч, — предупредил я его, — это эссенция, смотри, не обожгись ненароком!

И вот утром снова заходит наглый Жижкин и бреется моей бритвой. Хитрый Лукьяныч молчит. Но когда Вася налил полную ладонь эссенции вместо одеколона, Лукьяныч не выдержал:

— Сенсация, Вася, это — сенсация! — крикнул он, перепутав незнакомое слово — «эссенция», на столь же непонятное — «сенсация».

И тут, действительно, произошла сенсация. Вася плеснул полную ладонь эссенции себе в лицо и успел растереть, полагая, что это жжет одеколон. А потом, когда понял подмену, стал бегать по квартире с криком и пытаться смыть едкую жидкость. Но вода, как на грех, не шла из крана (и такое бывало подчас!), и наш Вася обливался из чайников на плите, вытирался полотенцами, а Лукьяныч не переставал вопить: «Сенсация, Сенсация!».

Наконец, разобрались, где сенсация, а где эссенция, а Вася неделю ходил с обожженными щеками и шеей.

— Не будет больше чужого добра трогать! — резюмировал Лукьяныч.

Но Жижкин продолжал вести себя непослушно. Привел он как-то (первый раз, между прочим!) бабу, и стал требовать, чтобы я открыл ему запасную комнатку. А бутылку, положенную при этом, ставить отказался. Ну, я не открыл дверь, разумеется, и ушел спать к Тане. Тогда он спьяну из последних своих силенок, раздолбал ногами дверь. Замок вылетел, пломба сорвалась, но он вошел в помещение. Положил туда свою даму (не иначе, как с вокзала привел!), припер раздолбанную дверь снаружи шкафом, а сам, сдуру, пошел спать на свою койку. Целомудренным, идиот, оказался. А утром — отпустил бабу спозаранку, чтобы Мазина не застала. Ушла баба от мужика недееспособного, но «подарок» оставила. Фикуса, как у Федора, там не оказалось, и она сходила на газетку, свернула ее и положила в шкаф.

Утром Вася осознает, что наделал, и в истерику:

— Все! О, я — дурак, выгонят сейчас меня из общежития, что делать?

А тут — уборщица Маша со шваброй. Увидила разбитую дверь, унюхала «подарок» в шкафу — и к Мазиной. Я пришел, когда уже разбирательство шло полным ходом. Вася стоял с «подарком» в руках и плакал:

— Татьяна Павловна, я пьяный был, перепутал свою комнату с этой!

— А шкаф с толчком тоже спьяну перепутал, математик! — кричала Мазина.

— Сейчас соберу комиссию, будем акт составлять! И с этими словами Мазина покинула помещение.

— Вася, — говорю я ему, — поди, утопи подарок в толчке, или по-культурному, в унитазе, и у меня будет к тебе предложение!

Жаль мне стало ничтожного Васю, а еще больше хотелось досадить Мазиной. Вася выслушал предложение и пулей помчался в магазин за бутылкой.

Я зашел на Опытный завод (три минуты хода), взял белой нитрокраски, кисть и дюжину мелких гвоздей. Собрал разломанную в области замка дверь на гвозди и выкрасил всю дверь нитрокраской. Велел открыть все окна, и через десять минут от запаха ацетона не осталось и следа. Дверь была как новая, вернее, как старая — до поломки. Затем я снова восстановил пластилиновую пломбу и припечатал ее, как обычно, пробкой от бутылки, что принес Жижкин.

А часов в 11, когда Мазина привела комиссию, дверь была в полном порядке. Мы — Лукьяныч, Саид (который сегодня работал в вечер), Жижкин и я, поздоровались с Мазиной, и с интересом стали наблюдать за поведением комиссии.

— Что-нибудь потеряли Татьяна Павловна? — ехидно спросил я.

— Где дверь? — не найдя ничего умнее, грозно спросила Мазина у Жижкина.

— Вот она! — робко ответил Вася, глядя бесстыжими глазами прямо в лицо грозной «комендантше».

— Но она была разнесена в клочья! И дерьмо — в шкафу!

— Какие клочья, какое дерьмо? — выдвинулся вперед Лукьяныч, — ты, Мазина, наверное, перепила с вечера! Я — пожилой человек, участник войны, старший здесь по годам, и такое слышать не хочу! — завелся Лукьяныч, обращаясь к комиссии. Эту Мазину, наверное, пора в Кащенку забирать, может у нее белая горячка! Не нужно нам такой дурной комендантши! — заключил Лукьяныч и вытер руки о подол френча.

— Ну, мы пойдем отсюда, — заключил председатель комиссии, — а вы, Татьяна Павловна, займитесь своими делами, пожалуйста!

Мы заперли за гостями дверь, и я высказал гениальную мысль:

— Мы выберем Лукьяныча «руководителем общежития», а самому общежитию присвоим гордое имя Дм. Рябоконя — участника войны, незаметного ее героя, защитника интересов трудящихся и жильцов общежития! И пусть тогда Мазина сюда сунется! Кто — за? Кто — против? Единогласно!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Дверь Востока

Из книги Лариса Рейснер автора Пржиборовская Галина

Дверь Востока Когда же жизнь была чудеснее… Л. Рейснер Лариса Рейснер продолжала посылать в «Известия» свои «Письма с фронта». Рассказывала о детях, изуродованных и погибших от бомб, сбрасываемых с английских аэропланов на астраханские улицы. О пытающихся выжить под


ИЗ ДВЕРИ В ДВЕРЬ

Из книги Лес богов автора Сруога Балис

ИЗ ДВЕРИ В ДВЕРЬ Недолго я наслаждался жизнью в новом блоке, недолго тешился приятным обществом сапожников, брадобреев, портных и прочих лагерных аристократов. Не прошло и месяца, как начальство опять приказало нам, литовским интеллигентам, выстроиться у забора.Пришел


Дверь в пустоту

Из книги Рыцарь и смерть, или Жизнь как замысел: О судьбе Иосифа Бродского автора Гордин Яков Аркадьевич

Дверь в пустоту Драматургия Иосифа Бродского, включая переводы пьес Тома Стоппарда и Брендана Биэна, – прямое продолжение его поэзии. По свидетельству самого Бродского, «Мрамор», написанный в 1982 году, вырос из стихотворения 1970 года «Башня», где уже намечены предлагаемые


Дверь в школу

Из книги Романтика неба автора Тихомолов Борис Ермилович

Дверь в школу Школы летчиков — где они? Как в них поступают? Что для этого надо? Эти вопросы одолевали меня. Но толком мне никто не мог ничего объяснить.Разыскал Дубынина. Он теперь бригадир клепальщиков. Солидный стал, в плечах широкий.— Да, слышал, есть такие школы, а вот


5 Мы запрем дверь

Из книги Над пропастью во сне: Мой отец Дж. Д. Сэлинджер автора Сэлинджер Маргарет А

5 Мы запрем дверь Признаться, я не очень-то охоч До тихих радостей молвы скандальной: Судить соседей с высоты моральной Да воду в ступе без толку толочь. Внимать речам про чью-то мать — иль дочь Невзрачную — весь этот вздор банальный Стирается с меня, как в зале


В открытую дверь

Из книги Все возможно? автора Бузиновский Сергей Борисович

В открытую дверь Если «невидимый самолет» все же существовал — интересно разоблачить технику фокуса. Как сказал булгаковский конферансье: «Мы все как один за технику и за ее разоблачение!»Он поплатился за это — головой…А в 1959 году в США навеки уснул за рулем своего


Дверь

Из книги Против течения автора Морозова Нина Павловеа

Дверь Я проснулся поздно и сразу же оделся. Обычно это случается не сразу, а в выходной день я до вечера хожу по комнате полуголым. За окном был редкий для осени день. По нывшему от студёной голубизны и прозрачности небу под разбойничьими порывами ветра неслись грязные


Глава 6. Дверь

Из книги Отворяя двери надежды. Мой опыт преодоления аутизма автора Грэндин Темпл

Глава 6. Дверь К шестнадцати годам я уже не чаяла освободиться от нервных приступов. Физиологические симптомы усиливались, казалось, с каждым днем. Различные исследования, которые мне случалось читать с тех пор, описывают подобные приступы как «паническую тревогу»,


Кто украл дверь?

Из книги «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» автора Фейнман Ричард Филлипс

Кто украл дверь? В МТИ у всех различных студенческих сообществ[2] были «дымари», где они старались заполучить от новых первокурсников обещание вступить в их сообщество, поэтому летом перед началом моей учебы в МТИ меня пригласили в Нью-Йорк на встречу еврейского


Дверь покаяния

Из книги Чудо исповеди. Непридуманные рассказы о таинстве покаяния автора Коллектив авторов

Дверь покаяния У меня за всю жизнь мою было две особые встречи. Одна такая, что я, ослеплённый женщиной, пошёл за ней, как вол идёт на убой, и извратился путь мой.Другая же встреча была с девушкой, исполненной кротости. Благовоспитанной душе её я не знал цены. Я принял эту


8. Разбитая голова

Из книги НА КАКОМ-ТО ДАЛЁКОМ ПЛЯЖЕ (Жизнь и эпоха Брайана Ино) автора Шеппард Дэвид


Кто украл дверь?

Из книги Вы, разумеется, шутите, мистер Фейнман! автора Фейнман Ричард Филлипс

Кто украл дверь? У всех студенческих братств МТИ имелись собственные «клубы», с помощью которых они старались завербовать в свои ряды новых студентов, и тем летом, которое предшествовало моему переезду в МТИ, меня пригласили в Нью-Йорке на собрание еврейского братства,


«Разбитая судьба»

Из книги История русского шансона автора Кравчинский Максим Эдуардович

«Разбитая судьба» Критики и продвинутые фанаты называют Сергея Наговицына первооткрывателем целого направления жанровой музыки: он пел в основном «лагерную лирику», но… в обрамлении современных, едва ли не дискотечных ритмов. Как же такое возможно? Замечу, что возможно


Дверь заботы

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Дверь заботы Моим одноклассникам и Августе Васильевне – лучшему классному руководителю Крепка заботы дверь. Попробуй отвори — Бессмысленно, смешно, порою глупо даже, Ведь тысячи замков висят на той двери. Но сквозняки из всех замочных дуют скважин… Казалось, наша


Дверь

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Дверь Когда она вошла, Мне показалось, что не затворится вовеки дверь. Не затворила дверь – она, она — И в дом морская хлынула волна, И заплескалась – не сдержать теперь. Когда она ушла, улыбки свет Угас навечно — Всюду черный цвет, И закрывалась дверь за нею


Разбитая семья

Из книги Любовь без границ [Путь к потрясающе счастливой любви] автора Вуйчич Ник