В разоренном «родном гнезде»

В разоренном «родном гнезде»

Боже, до чего же грустно видеть, во что превратился тот райский уголок, который был для меня самым любимым, самым желанным, где каждая пядь полна воспоминаний, где все говорило о счастье, о скромном труде, о дружной, любящей семье, в которой все уважали друг друга.

И что я увидела?

Сказать, что я увидала пустыню, этого мало. Лучше сказать, чего я не увидела. Прежде всего — дубов. Тех двух гигантов, которые видели Петра Великого; которые были заметны, как маяк, отовсюду. Не нашлось такой пилы, чтобы их спилить. Их взорвали. Затем распилили на огромные сутунки и бросили. Сгнившие, заросшие крапивой, они лежали там, где их свалил нелепый вандализм.

Сада — два гектара, включая три лужайки, — не было и в помине. Несколько пней, несколько ям на месте выкорчеванных деревьев. Ничего, что могло хоть напомнить о тех деревьях лучших сортов. Вытоптанная толока, по которой бродят две стреноженных клячи, да поросенок на приколе. Там, где рос виноградник, образовался овраг. На месте дома — груда раскисшего ломнача, поросшего лебедой и крапивой.

Единственное, что осталось, — это колодец. Журавля нет, но кряжистый развилок уцелел. Напрасно пыталась я на картину этого запустения перенести то, что навсегда запечатлелось в моей памяти: аллея грецких орехов, ведущая к колодцу, вишневая роща, плантация карликовых яблонь и в глубине — шаровидная крона дубов. Только столб с развилком, с которого снят журавль, будто поднимает к небу руки жестом отчаяния.

Осмотрев все, я вернулась к кресту на папиной могиле. Почему уцелел этот крест? Этого я никак не могла себе представить.

Долго ли сидела я у креста, обхватив голову руками, не знаю…

Пора было идти. Я встала, взяла горсть земли с папиной могилы, сорвала пучок душистого чабреца, завернула все в платочек, поцеловала крест и, сказав «прощай», ушла, унося эту ладанку, как отцовское благословение.

Я знала, что больше сюда не вернусь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

О РОДНОМ УГОЛКЕ

Из книги автора

О РОДНОМ УГОЛКЕ Тихий и красивый город Тотьма, утопающий в зелени садов, расположен на высоком живописном берегу реки Сухоны, несущей свои спокойные, задумчивые воды куда-то далеко-далеко…Последний, отвальный гудок дает пароход «Чернышевский», отходя от пристани, и


Война. В родном доме

Из книги автора

Война. В родном доме Несколько лет назад, отдавая дом дочери Марии и её мужу Павлу, отец сказал:— Одна у меня просьба: если придётся, примите нас с матерью обратно, в свой дом.Слова оказались пророческими. Война собрала семью — тех, кто не разъехался по дальним краям, — под


Н. Рахвалов В РОДНОМ ГОРОДЕ

Из книги автора

Н. Рахвалов В РОДНОМ ГОРОДЕ 1. ПАССАЖИРЫ ОДНОГО КУПЕАлексей Егорович помог старушке разместить вещи, снял с себя пальто, вздохнул с чувством глубокого удовлетворения и сказал, приветливо улыбаясь:— Ну, давайте знакомиться… Алексей Егорович.— А меня Пелагеей


55. «Хорошо в родном краю…»

Из книги автора

55. «Хорошо в родном краю…» Хорошо в родном краю! С ранней зорькой я встаю Чуть алеет неба край, А по лугу, то и знай Травы полные красы Блещут искрами росы. Хорошо в родном краю! Словно ангелы в раю, Белоснежны и чисты Влажной лилии цветы Молчаливо там и тут Богу гимнами


В разоренном «родном гнезде»

Из книги автора

В разоренном «родном гнезде» Боже, до чего же грустно видеть, во что превратился тот райский уголок, который был для меня самым любимым, самым желанным, где каждая пядь полна воспоминаний, где все говорило о счастье, о скромном труде, о дружной, любящей семье, в которой все


Птичка в гнезде

Из книги автора

Птичка в гнезде К весне 1938 года конструкция нового истребителя обрисовалась. Был построен макет, который наглядно убеждал экспертов и начальников Люфтваффе, что Танку удалось создать нечто выдающееся. В светлом отгороженном углу сборочного цеха твердо стояла на широко


В родительском гнезде

Из книги автора

В родительском гнезде Для канарейки, естественно, это было бы огромное гнездо – целая комната. Но для театра очень уж маленькое. Одна комната. Два окна на улицу, Пианино, за которым сидит будущий композитор Милютин. Небольшой стол. За ним иногда маленький седой человек –


В голодном разоренном Симферополе Фаина Раневская и Павла Вульф сумели выжить во многом благодаря Максимилиану Волошину.

Из книги автора

В голодном разоренном Симферополе Фаина Раневская и Павла Вульф сумели выжить во многом благодаря Максимилиану Волошину. Именно он спасал их от голодной смерти. Раневская вспоминала: «С утра он появлялся с рюкзаком за спиной. В рюкзаке находились завернутые в газету


В ЧЕРНОМ ГНЕЗДЕ ХАРБИНСКОЙ БЕЛОЭМИГРАЦИИ

Из книги автора

В ЧЕРНОМ ГНЕЗДЕ ХАРБИНСКОЙ БЕЛОЭМИГРАЦИИ Настоящие воспоминания относятся к концу 1922 — началу 1923 года, когда мне пришлось участвовать в боях по ликвидации авантюры колчаковского генерала Пепеляева. Этой белогвардейской авантюре предшествовали события в стане врага,


ГЛАВА I В РОДНОМ ГНЕЗДЕ

Из книги автора

ГЛАВА I В РОДНОМ ГНЕЗДЕ Иван Сергеевич Тургенев по отцу принадлежал к старинному дворянскому роду — имена его предков встречались в описаниях исторических событий со времен Ивана Грозного.В Смутное время один из Тургеневых — Петр Никитич — был казнен на Лобном месте за


Глава 12 ТРУДЫ И ДНИ АЛЕКСАНДРА ГЕРЦЕНА В «ГНЕЗДЕ БЛИЗНЕЦОВ»

Из книги автора

Глава 12 ТРУДЫ И ДНИ АЛЕКСАНДРА ГЕРЦЕНА В «ГНЕЗДЕ БЛИЗНЕЦОВ» «Туда! Туда…» И. В. Гёте[106] Этот день неминуемо приближался.Натали была в нетерпении. Но здоровье не позволяло. Герцен медлил. Он свои желания, как правило, подчинял необходимости. Вот и теперь затянувшееся


Как в родном доме

Из книги автора

Как в родном доме В семье Забелиных бережно хранят каждую страничку семейной истории. Скажем, для кого-то Карс — просто город на северо-востоке Турции, центр провинции. А для Михаила Юрьевича Забелина, депутата Милли меджлиса Азербайджана, коренного бакинца — живая


На родном пепелище

Из книги автора

На родном пепелище Договариваемся: коллег я завезу в нашу комендатуру, оттуда они, возможно даже по прямому телефону, передадут в редакции свои корреспонденции. Там и заночуют. Я же поеду искать следы таинственного танка. В уме уже мелькают заголовки: «Легендарный рейд»…


Снова в родном доме

Из книги автора

Снова в родном доме Недели через две после операции меня привезли домой. Почему-то привезли меня не сразу на квартиру, где находились мои дети, а сначала в родительский дом, где жили мои старички, где протекло мое детство. Видно, родные боялись, что я сразу возьмусь за


В родном углу

Из книги автора

В родном углу Жизнь Ивана Александровича Гончарова так или иначе несла в себе отпечаток четырёх эпох. Его общественные идеалы, эстетические вкусы, бытовые привычки сформировались в царствование четырёх русских самодержцев: от эпохи Александра I до правления Александра


За чашкой чая в «дворянском гнезде» с Андреем Кончаловским

Из книги автора

За чашкой чая в «дворянском гнезде» с Андреем Кончаловским Подъехали мы почти одновременно — я едва приблизился к дверям дома, как из подкатившей к неширокой полоске тротуара машины вышел Сережа Рахлин. Открыв дверцу, он помог выйти из салона Миле — супруге и соавтору по