И час пробил

И час пробил

Я быстро шагала через Божаровку, предместье Сорок, и слышала плач и причитания. Может быть, думала я, в одном из этих домов кто-то умер и по древнему обычаю на восходе солнца женщины должны причитать по покойнику традиционное:

Взошло солнце, но для меня — темно…

Смерть закрыла твои очи,

черное горе крылами своими скрыло

свет очей моих…

А может быть, когда что суждено, то человек и глух и слеп к предупреждениям? Как это говорится в стихотворении «Канут» А.К. Толстого:

Его не спасти! Ему смерть суждена!

Влечет его темная сила!

Так это или нет, но я дошла до Титаревых. Они только что проснулись и собирались пить чай на крылечке, выходящем в сад. До чего же было мирно и радостно кругом. После ночной грозы солнце светит особенно ярко, птички щебечут особенно радостно и дышится как-то очень уж легко!

Не успели мы сесть за стол, как на крыльцо откуда ни возьмись взбежала соседка — полуодетая, непричесанная, с вытаращеннами глазами — и быстро-быстро зашептала:

— Вы слыхали? Петю Маленду среди ночи забрали! Не разрешили ничего с собой взять. Он, жена, дети — все оделись второпях во что попало. Матери не разрешили с ним попрощаться. Старушка хотела ему 100 рублей передать — не позволили! Старушка плачет! Все плачут! И многих, многих вот так среди ночи ни за что ни про что похватали, на подводы посажали и неизвестно куда везут!

Точно пелена спала с моих глаз. Так вот зачем в город согнали столько подвод! Так вот почему накануне изъяли радиоприемники! Теперь понятно, почему тот весельчак из Застынки вчера удавился!

— Ну значит, и мой черед пришел! — спокойно, почти весело сказала я. И не успела окончить фразы, как увидела Алису, дочь Эммы Яковлевны. Она почти бежала по узкой улочке, что шла в обход главной улицы. Запыхавшись и размахивая руками, она еще издали кричала:

— Фросинька! За вами еще ночью приходили. Двое с ружьями. А утром пришли шестеро. Вооруженные. Кричали. Так сердились! Мы, говорим, не знаем… А они — свое. Ужас что происходит! Всех похватали! Домнику Андреевну, Витковских… Леонтина беременна, вот-вот ей родить! Жозефина Львовна больна — и все равно забрали… И Иванченко, и Гужа… Боже мой! Дети, старики… В чем попало — раздетых, больных… Ой, да что же это? Злодеев так не хватают, а ведь это мирные, работящие, ни в чем не повинные люди! Ах, Фросинька! Бегите, спрячьтесь! Куда-нибудь бегите… Может быть, спасетесь.

И она захлебнулась и умолкла. Добрая, растерянная, перепуганная Алиса.

— Бегут те, кто виноват, а прячутся трусы! — с некоторой напыщенностью сказала я. — Не стану я дожидаться, чтобы меня, как щенка, за шиворот тащили! Сама пойду. Прощайте!

Лара со слезами кинулась мне на шею.

— Возьми хоть чего-нибудь на дорогу!

— Эх, что там хитрить, выгадывать! Не до багажей тут… Сами слышали: детей, и тех полуголыми забирают! Пусть мои вещи вам остаются: может, после мне вышлете, а нет — так вам пригодятся! Рабочая одежда, одеяло — и хватит! Куда бы ни привезли, будет работа. Было бы здоровье (а у меня оно, слава Богу, есть) — хлеб будет.

А про себя подумала: «Вот деньги бы не помешали». Но что поделаешь, я свой заработок не торопилась получать и работодатели мне здорово позадолжали! И Гужа, и Витковские, и Домника Андреевна, да и сами Татаревы также… Но им хуже, чем мне: я хоть одна. Никто со мной и из-за меня страдать не будет. А я выдержу. Я все выдержу!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Час очищенья пробил

Из книги Сталин и Хрущев автора Балаян Лев Ашотович

Час очищенья пробил Александр Довженко ушёл из жизни в 1956 году, вскоре после пресловутого ХХ партсъезда, а в 1959 году Хрущёв присваивает ему Ленинскую премию посмертно. Что явилось причиной такого шага — только ли искреннее признание его несомненных заслуг перед


«ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА» ОБЪЯВЛЕНА — ЧАС СКОРЦЕНИ ПРОБИЛ

Из книги Диверсанты Третьего рейха автора Мадер Юлиус

«ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА» ОБЪЯВЛЕНА — ЧАС СКОРЦЕНИ ПРОБИЛ Человек со шрамами получает задание «Совершенно секретно» Берлин, февраль 1943 года. «Вы хотите тотальной войны?» — театрально потрясая вытянутой вперед правой рукой, выкрикнул колченогий Геббельс, и специально


Час пробил

Из книги В тяжкую пору автора Попель Николай Кириллович


Пробил час и для Филиппин

Из книги Памятное. Книга вторая автора Громыко Андрей Андреевич

Пробил час и для Филиппин Пробил час освобождения не только для Индонезии, но и для Филиппин. После окончания второй мировой войны и Филиппины пошли по пути самостоятельного развития. Много написано и сказано в США в пользу уважения независимости Филиппин. Часто дело


«Час пробил — и судьбы свершился приговор»

Из книги Фрэнк Синатра: Ава Гарднер или Мэрилин Монро? Самая безумная любовь XX века автора Бояджиева Людмила Григорьевна

«Час пробил — и судьбы свершился приговор» Они были во многом похожи — открытые, веселые, бурлящие энергией. Дебоширы, сквернословы, легко вспыхивающие, легко переходящие от бурного скандала к не менее бурным объятиям. Яркие, заметные, знаменитые, пренебрегающие


И час пробил

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь первая: В Бессарабии автора Керсновская Евфросиния Антоновна

И час пробил Я быстро шагала через Божаровку, предместье Сорок, и слышала плач и причитания. Может быть, думала я, в одном из этих домов кто-то умер и по древнему обычаю на восходе солнца женщины должны причитать по покойнику традиционное: Взошло солнце, но для меня —


ПРОБИЛ ЧАС ОБОРОНЫ РЕЙХА

Из книги Первый и последний [Немецкие истребители на западном фронте, 1941–1945] автора Галланд Адольф

ПРОБИЛ ЧАС ОБОРОНЫ РЕЙХА Меня можно обвинить во многом, но одно могу смело сказать — я не был у Герннга подпевалой. В этом отношении я скорее считался enfant tеrrible люфтваффе. В следующих главах я намерен подробнее упомянуть о конфликтах, которые выходили далеко за рамки того,


Час X так и не пробил

Из книги Главный противник. Тайная война за СССР автора Долгополов Николай Михайлович

Час X так и не пробил Во времена «холодной войны» советская разведка, здесь мы говорим не только о нелегалах, иногда применяла методы жесткие. Рассказывать о них было совсем не принято. Что ж, нарушим традицию.Я как раз находился в Швейцарии, когда местные газеты запестрели


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ ЧАС ЕГО ПРОБИЛ!

Из книги Галилей автора Штекли Альфред Энгельбертович

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ ЧАС ЕГО ПРОБИЛ! Книга «Анти-Тихо» пизанского философа Шипионе Кьярамонти вызвала резкое недовольство Кеплера. Ярый перипатетик, Кьярамонти без достаточных оснований опровергал учение Тихо Браге о кометах. Кеплер счел долгом оградить память человека,


«Трудящиеся Кавказа, пробил час расплаты!»

Из книги Империя Нобелей [История о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции в России] автора Осбринк Брита

«Трудящиеся Кавказа, пробил час расплаты!» Свой опыт по решению «рабочего вопроса», приобретенный на оружейном заводе в Ижевске, Людвиг применял и в петербургских цехах, и в «Товариществе бр. Нобель». Его забота о рабочих и социально-экономическом развитии предприятий