Чуть не влипла!

Чуть не влипла!

Я потеряла счет дням, числам. Местность изменилась: чаще попадались села в 10–20 домов, больше распаханных полей, меньше трясин, болот.

Однажды к вечеру меня застал буран. Снег засыпал тропу, и я шла с трудом, прикидывая в уме, хватит ли у меня силы, чтобы шагать всю ночь, или я замерзну? Может, нарубить тесаком лапник, сделать шалаш и пусть его занесет снегом?

Вдруг — поляна, а посреди поляны — навес, и в нем — овсяная солома. Уф! Это спасение. И я нырнула под навес. Но что это? Свежий след саней! Кто-то совсем недавно выехал отсюда с санями соломы. Если едет на ночь глядя, значит, жилье близко. Рискну пойти по следу, пока он не заметен снегом, ведь так хочется переночевать под крышей, в тепле! Тут, положим, тоже крыша, но на четырех столбах, под которыми ветер гуляет.

И не подумала я, что лучше синица в руке, чем журавль в небесах!

Я не ошиблась: очень скоро зачернела поскотина с воротами, вот плетень, за ним стог сена, а чуть дальше — изба. Большая, пятистенная. Так приветливо светится окошко! Я вошла в просторную горницу, поздоровалась и попросилась переночевать. Встретили меня угрюмо, но не прогнали. Женщина указала мне место возле печи на полу.

Я расположилась, и приятное тепло стало проникать в уставшее, озябшее тело. Даже голод показался не таким уж жестоким, ведь я могла согреться! Уже сон начал меня осиливать, и я прогрузилась в то блаженное ощущение покоя, которое предшествует сну, когда услышала шепот: женщина что-то растолковывала парню, лежавшему на печи. До меня долетали лишь отдельные слова, обрывки фраз.

— Выйди тихонько, дай знать… Захватят сонную, — долетело до меня. И вмиг сна как не бывало!

Я лежала, прислушиваясь: парень вышел, за ним стукнула щеколда… вот он уже за воротами. Кого он позовет? Сколько их придет? Когда? Медлить нельзя. Вот женщина зашла за перегородку. Скомкав одеяло, я подхватила рюкзак и неслышно метнулась в сени. Судорожно нащупала деревянный засов с веревочкой, распахнула дверь… Ветер швырнул мне в лицо пригоршню снега и завыл насмешливо:

— Сибирское гостеприимство!

Дрожа, стою на улице, прислонясь к плетню. В каждом доме светятся окошки, но все они не кажутся мне больше приветливыми.

Ветер рвал из рук одеяло, которое я так и не успела сложить. Буран швырял с силой снег целыми лопатами. Тяжело, горько было расстаться с мыслью о тепле, о жарко натопленной печке, и я решила еще раз попытать счастья и постучалась еще в одну дверь. Дверь была на запоре. Я слышала, что кто-то вошел в сени и стоит за дверью, прислушиваясь. Я постучала сильней. Молчание. Тогда я сказала:

— Впустите, Бога ради, обогреться! Я одна и сбилась с пути…

— Ступай своей дорогой! — ответил мальчишеский, ломающийся голос.

— Буран. Дороги не видать. И уже ночь… Скажи отцу — он впустит. Не замерзать же человеку!

— Тятя в бане. Но и он не впустит. Не велено впускать! Много разных дезертиров нонче шляется. Приказано всех в НКВД сдавать!

Так вот оно что! Ну, раз НКВД занялось перевоспитанием сибиряков, то успех обеспечен! Их методы воспитания действуют безотказно — это я интуитивно чувствовала, хоть лишь значительно позже сумела понять весь ужас этих методов.

Я повернулась и пошла вдоль улицы, не заглядываясь на освещенные окна: за ними не было человеческого тепла, а лишь страх и подозрительность. Одно порождает другое.

Наконец я увидела то, что искала: скирду соломы. Перемахнув через плетень, по пояс в снегу добралась до скирды, отгребла снег и принялась за дело. К счастью, солома была еще не слежавшаяся, рыхлая, и я без особого труда смогла сделать нишу, куда заползла задом, заложила вход соломой, подперла ее рюкзаком. Снаружи бесновался буран, было холодно и тесно. Но скирда была гостеприимней людей, и я спокойно уснула.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Еще чуть-чуть Алма-Аты 

Из книги Королева белых слоников автора Буркин Юлий Сергеевич

Еще чуть-чуть Алма-Аты  Серега и Сонька Лукьяненко сняли квартиру и завели кота, которого назвали Юлик. Сереге очень нравилось при мне сообщать Соне, что-нибудь вроде: «Представляешь, Соня, Юлик снова насрал в углу».Тогда мы с Элькой завели черную кошку и назвали ее


Еще чуть-чуть…

Из книги У самого Черного моря. Книга III автора Авдеев Михаил Васильевич

Еще чуть-чуть… Звонок командующего ВВС Черноморского флота генерала Ермаченкова меня озадачил:— Михаил Васильевич! К утру 25 августа подготовьте два «яка». Полетим вместе с вами вдвоем на разведку гитлеровских аэродромов, расположенных в Румынии.Я опешил:— Как вдвоем,


Бой, чуть не обернувшийся катастрофой

Из книги У самого Черного моря. Книга II автора Авдеев Михаил Васильевич

Бой, чуть не обернувшийся катастрофой Любимову явно не повезло. Известно, что самые худшие неприятности те, которые случаются в присутствии начальства.Казалось, в тот ясный майский день 1943 года ничто не предвещало грозы. И Любимов, закончив инструктировать летчиков,


Чуть-чуть о Маяковском

Из книги Круги жизни автора Виткович Виктор

Чуть-чуть о Маяковском В Баку, в музее Низами, полном древних рукописей и миниатюр, в предпоследнем зале — не помню, рассказывал ли тебе — висит большое фото: Маяковский среди азербайджанских писателей. В центре группы, рядом с Владимиром Владимировичем, сидит молодой


Чуть не влипла!

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь четвертая: Сквозь Большую Гарь автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Чуть не влипла! Я потеряла счет дням, числам. Местность изменилась: чаще попадались села в 10–20 домов, больше распаханных полей, меньше трясин, болот.Однажды к вечеру меня застал буран. Снег засыпал тропу, и я шла с трудом, прикидывая в уме, хватит ли у меня силы, чтобы шагать


Как меня чуть не женили

Из книги Почти серьезно... [С иллюстрациями автора] автора Никулин Юрий Владимирович

Как меня чуть не женили — Почему у вас такой изможденный вид? На вас лица нет. — Да, понимаете, пришел на ипподром, полно народу. У меня развязался шнурок на ботинке. Я нагнулся, чтобы его завязать, и вдруг кто-то положил мне на спину седло. — Ну и что? — Пришел третьим. (Из


Как мы чуть не опозорили флот

Из книги Дембельский альбом автора Мажарцев Юрий

Как мы чуть не опозорили флот  Все пропьем, но флот не опозорим. Это всегда было девизом русских моряков. Но, как оказалось, не только русских. Навсегда запомнилось распитие водки с ирландским бизнесменом. Он смог перепить двух молодых советских офицеров.  В Корке моряки


Чуть-чуть о Вере Федоровне Пановой

Из книги Виктор Конецкий: Ненаписанная автобиография автора Конецкий Виктор

Чуть-чуть о Вере Федоровне Пановой Основоположница «нового французского романа» Натали Саррот вспоминала:— Когда один раз я была в Ленинграде, то спросила Ахматову, могу ли к ней приехать. В Комарово меня повез такой молодой красивый писатель, она его очень любила, Борис


Чуть что, так косой

Из книги Эдуард Стрельцов. Насильник или жертва? автора Вартанян Аксель

Чуть что, так косой Было бы нелепо подвергать сомнению необходимость строгих мер в отношении нападающего «Торпедо» и сборной, совершившего серьезный проступок. Речь о другом – почему опять наказали одного Стрельцова?Нарушали режим (попросту выпивали) во второй


РИМ, ГДЕ «Я ЧУТЬ НЕ УМЕР ОТ УДОВОЛЬСТВИЯ»

Из книги Бальзак без маски автора Сиприо Пьер

РИМ, ГДЕ «Я ЧУТЬ НЕ УМЕР ОТ УДОВОЛЬСТВИЯ» Я полагаю, что именно в этих удовольствиях кроется причина сердцебиения, когда мне кажется, что мое сердце вот-вот истечет кровью. Между двумя приступами депрессии (февраль — декабрь) Бальзак, чувствуя, что его мозг потерял всякую


Чуть не задушили

Из книги 5. Командировки в Минск 1982-1985 гг. автора Юрков Владимир Владимирович

Чуть не задушили Однажды, возвращаясь домой, мы приехали на вокзал задолго до отправления поезда, зашли в купе, положили свои немногочисленные пожитки под нары и стали ждать отправления. Как говорят — ждать и догонять — ничего хорошего. Хотя в догонянии есть еще какой-то


ЧУТЬ-ЧУТЬ

Из книги Избранные произведения. Т. I. Стихи, повести, рассказы, воспоминания автора Берестов Валентин Дмитриевич

ЧУТЬ-ЧУТЬ Чем дальше едешь по Сибири, Тем удивительней — в пути, В открывшемся огромном мире Свое, заветное найти. Родной язык, родные песни, Людей знакомые черты И на неведомом разъезде Родные травы и цветы. И влажный зной. И ветер свежий, И те же звезды в высоте, Березки те


Чуть-чуть из дневниковых записей тех лет:

Из книги Ты спросил, что такое есть Русь… автора Наумова Регина Александровна

Чуть-чуть из дневниковых записей тех лет: Е. Б. Н. родился в 1931 году. Он на 5 лет старше моего мужа и на очень много — меня.В 1991 году Е. Б. Н. стал президентом нашей страны.1992 год. День 7 ноября — красный день календаря. (75 лет Октября). В «Московском комсомольце» есть карикатура


«Слегка полна, чуть-чуть томна…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«Слегка полна, чуть-чуть томна…» Слегка полна, чуть-чуть томна, Ланиты пудрит, красит губки; По виду женщина она, А по стихам – Есенин в юбке. 1928 г. 12 января.