На хвосте мочало — начинай сначала!

На хвосте мочало — начинай сначала!

Я негодую, и мне невдомек, что это очень нужно всем этим «юристам», тратящим так много времени на то, чтобы доказать абсолютно недоказуемое и абсурдное!

Теперь меня водят на допрос не туда, в шикарные кабинеты, где окна без решеток и мягкая мебель. Теперь кабинеты совсем иные: они во внутренних зданиях. Окошки в них маленькие, зарешеченные, панели покрашены черной масляной краской и забрызганы подозрительными бурыми пятнами. Здесь сам воздух, тусклый свет — все пропитано горем и насыщено отчаянием.

Возле двери стул, но садиться на него мне не разрешается. Стой навытяжку. Стой от отбоя до подъема. А затем весь день — ожидание ночи, ожидание допроса, этой пытки усталостью, и все нарастающее чувство безнадежности.

Отчего для допросов выбирают преимущественно ночь? Чтобы «пациент» круглые сутки без отдыха был в состоянии перенапряжения? Оттого, что ночью человек слабее, ранимей? Что ночью все настораживает, пугает? Что ночью все страшней? Или просто сами следователи — неврастеники, а неврастеникам ночью легче быть палачами?

Безусловно, эти ночные допросы мучительны. Тогда отчего, страдая физически, я не испытывала ни страха, ни отчаяния? Особенно страха смерти? Ведь она буквально на каждом шагу, из каждого угла протягивала свою костлявую руку! Нет, это не было апатией, тупой покорностью, не было и безразличием отчаяния. Не объяснялось это и надеждой: надеяться было бы просто безумием. Не было, пожалуй, и храбростью. Скорее всего, подобное отсутствие страха объяснялось твердой уверенностью, что никто за меня, и тем более из-за меня, не страдает.

Если неразделенная радость не радость, то горе, которое не ложится на душу близких, легче нести, если не поддаться панике в последнюю минуту. К счастью, панике я не подвержена. И иногда смерть казалась мне не таким уж плохим выходом из положения!

Меня допрашивали в разных зданиях. Из одного корпуса в другой, через двор, водили не надзиратели, а солдаты при оружии. Была ли это шутка или просто желание поиграть на нервах, но однажды конвоиры (на этот раз их было трое) повели меня по какому-то подземному коридору второго яруса и велели спуститься вниз в небольшое помещение, куда вели три или четыре ступеньки.

Яркий свет с потолочного плафона, черного цвета панели почти до потолка, на полу — густой слой «жужелицы», или угольной крошки… Не приходилось сомневаться, для чего нужно это помещение.

Однако нервы у меня были достаточно здоровые, и особого усилия не потребовалось, чтобы не обернуться. Напротив, подбоченясь, я осматривала это «уютное» помещение.

— Ведь ее не сюда? — услышала я за спиной.

— Ну! — и какое-то ворчание.

Несколько, нельзя сказать, чтобы очень веселых, секунд и:

— Выходи!

Я повернулась и вышла, процедив сквозь зубы:

— Дурачье!

Может быть, мое спокойствие было наигранным, искусственным? Может быть, мне просто удавалось играть роль? Но только я твердо решила не проявлять эмоций.

Разными коридорами водили меня к разным следователям. В одних корпусах была могильная тишина, в других слышался приглушенный звукоизоляцией вой — жуткий, звериный.

Говорили, что многие сходили с ума. Что ж, тут нет ничего невозможного. Иногда и мне не так-то легко было не вспоминать комнату с шершавыми стенами, изрытым полом и темными пятнами на потолке.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1929. Со штопором на хвосте

Из книги На крыльях из дерева и полотна автора Антонов Олег Константинович

1929. Со штопором на хвосте — Что это у вас?Плоскогубцы? Киньте их мне в голову! Мне они нужны!Так я познакомился с Сергеем Павловичем Королёвым, человеком железной воли и неиссякаемого юмора.…Красавец планёр «Коктебель»,созданный им совместно с Сергеем Николаевичем


Попутчик на хвосте самолета

Из книги Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС. 1939-1945 [litres] автора Баур Ганс

Попутчик на хвосте самолета Тем временем на улице начали собираться мужчины и женщины, которые впервые в своей жизни видели такой громадный самолет и хотели как можно ближе его рассмотреть. На наших самолетах все еще не было тормозов, поэтому для торможения


На хвосте мочало — начинай сначала!

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

На хвосте мочало — начинай сначала! Я негодую, и мне невдомек, что это очень нужно всем этим «юристам», тратящим так много времени на то, чтобы доказать абсолютно недоказуемое и абсурдное!Теперь меня водят на допрос не туда, в шикарные кабинеты, где окна без решеток и


НАЧНИ СНАЧАЛА

Из книги Бизнес есть бизнес: 60 правдивых историй о том, как простые люди начали свое дело и преуспели автора Гансвинд Игорь Игоревич


Начать сначала

Из книги Людмила Гурченко автора Кичин Валерий Семёнович

Начать сначала Я всегда долго «созреваю». А потом вдруг — раз! — и полная ясность. Точное решение проблемы. Так и в работе над ролью. Сначала тупик и полная паника. Внутри сам собой происходит процесс «созревания». Я думаю в это время совсем о другом. И вдруг неожиданный


ГЛАВА I В ХВОСТЕ КРОВАВОЙ КОМЕТЫ

Из книги Ханс Кристиан Андерсен автора Муравьева Ирина Игнатьевна

ГЛАВА I В ХВОСТЕ КРОВАВОЙ КОМЕТЫ По вечернему небу раскинула свой пышный хвост комета. Звезды бледнели в ее красноватом свете. В городах и деревнях, на борту кораблей и на проселочных дорогах собирались кучки взволнованных людей и смотрели на небесную гостью,


Всё сначала

Из книги Леонардо да Винчи автора Шово Софи

Всё сначала Итак, забыть пережитое унижение и постараться, чтобы забыли его самого. Два года полного молчания. Чем занимался он в Винчи с 1476-го по весну 1478 года? Он наслаждается природой, неизбывную любовь к которой не может утолить; без устали, словно одержимый, рисует –


«БАЖЕНОВ! НАЧИНАЙ. УСТУПИТ ЕСТЕСТВО»

Из книги Баженов автора Пигалев Вадим Алексеевич

«БАЖЕНОВ! НАЧИНАЙ. УСТУПИТ ЕСТЕСТВО» Этими словами молодой Державин заканчивал стихотворение, написанное им по случаю грандиозной реконструкции Кремля.На 9 августа 1772 года назначили торжества по случаю «вынутия первой земли». Баженов готовился к предстоящему


И ВСЕ СНАЧАЛА!

Из книги Загадка Таля. Второе «я» Петросяна автора Васильев Виктор Лазаревич


Все сначала

Из книги Великий де Голль. «Франция – это я!» автора Арзаканян Марина Цолаковна

Все сначала Ситуация в Северной Африке после кончины Дарлана отнюдь не изменилась в пользу главы Сражающейся Франции. Американцы приняли решение назначить на место адмирала Жиро, который получил титул «гражданского и военного главнокомандующего». Окружение Жиро


«Так просто все: сначала…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«Так просто все: сначала…» Так просто все: сначала           В тумане золотом Мечта меня качала           Над жизнью, а потом Когда в момент паденья           Замкнулся мысли круг, Мне без предупрежденья           Явилась Муза вдруг. Она как бы


Все начинается сначала

Из книги Охота пуще неволи ; Трудный сезон автора Кудусов Эрнст Абдураимович

Все начинается сначала В Москву я не улетел. Не пустили. Никакие мои доводы не действовали на охотоведа, ему нужен был план — и все тут.Пришлось сидеть и ждать обратно отправки в тайгу. А Андрей с Володей улетели по домам. Андрей сослался на болезнь отца, а Володя, как


Сначала – финал

Из книги Главная тайна горлана-главаря. Книга 1. Пришедший сам автора Филатьев Эдуард

Сначала – финал Их было двое в комнате-лодочке. Оба – одного и того же роста и возраста, одинаково одетые и обутые, похожие друг на друга, как две капли воды, и неразлучные, как сиамские близнецы.И им было тесно. В этой необъятной стране. И в этой сумбурно-взбудораженной


Начать сначала

Из книги Людмила Гурченко. Танцующая в пустоте автора Кичин Валерий Семёнович

Начать сначала Я всегда долго «созреваю». А потом вдруг – раз! – и полная ясность. Точное решение проблемы. Так и в работе над ролью. Сначала тупик и полная паника. Внутри сам собой происходит процесс «созревания». Я думаю в это время совсем о другом. И вдруг неожиданный


Сначала был футбол

Из книги По тонкому льду. О нравах в хоккее автора Кожевников Александр Викторович

Сначала был футбол По-моему, необходим рассказ о детстве и юности. Самое время. Разве те замечательные по-своему годы забудешь?Родился, как уже упоминал, в Пензе, жил на рабочей окраине со странным названием «Шанхай», вокруг – болота. Вместо привычного дома – вагончик.