«Доклад» агитатора

«Доклад» агитатора

Когда я стала на путь, приведший меня в тюрьму, сказать трудно. Было ли это тогда, когда я подала воду несчастной матери новорожденного ребенка? (Меня с той поры взяли на заметку). Или когда, случайно не попав на этап, сама пошла в НКВД? Или когда не захотела с мамой уехать в Румынию? Или еще раньше, 28 июня 1940 года, когда нас «освободили из-под гнета бояр»?

Каждый из этих этапов тернистого пути мог быть первым шагом. Однако мне кажется, что исход был предрешен 3 декабря 1941 года, на собрании в Усть-Тьярме, в клубе.

Это было событие! К нам на лесосеку, через тайгу — где на собаках, где на лыжах — приехал агитатор-докладчик. С самого того дня, когда мы на станции «Чик» слышали Молотова, говорившего по радио об объявлении войны, мы находились в полном неведении о том, что же происходит на свете. Можно себе представить, что меня не пришлось, как других, чуть ли не силой загонять в клуб! Я была смертельно усталой, но явилась, должно быть, первой, ожидая очень многого от этого доклада.

Повторяю, я была очень наивна и не имела представления о том, что у нас называется «докладом», какой однобокой должна быть информация и каким тупицей должен быть (или по меньшей мере казаться) докладчик. Меньше всего, однако, я знала, что можно — например аплодировать, и чего нельзя — мыслить, шевелить мозгами.

Лектор, которого сопровождал приехавший с ним из Суйги Хохрин, прочел по газете доклад Сталина на праздновании годовщины революции 7 ноября. Читал он нудно, без выражения, делая остановки после имени Сталина, когда полагались бурные аплодисменты.

Окончив газетную статью, он начал говорить, читая по бумажке, речь, смысл которой сводился к тому, что временное наступление врага объясняется тем, что Сталин, в своем миролюбии, не хотел ввязываться в войну. Все свои ресурсы страна использовала на то, чтобы увеличить благосостояние граждан, которых Сталин не хотел обременять военными расходами. Но Германия вероломно напала на миролюбивую страну и захватила нас врасплох. Но это вскоре в корне изменится. Стоит нам перестроить свою военную индустрию, и все пойдет на лад. И мы им покажем! А пока что Америка — наш верный, мощный и свободолюбивый союзник — снабдит нас всем необходимым, используя порты Дальнего Востока и Персидского залива.

Доклад окончен. Аплодисменты.

— Есть вопросы?

— Да, есть!

Я стояла (все стояли, скамеек не было) в первом ряду.

— Любопытно, а какова будет реакция Японии? — продолжала я. — Меня интересует, как она отнесется к американской помощи нам? Ведь по договору от 1935 года между Японией и Германией предусмотрено, что Япония не обязана вступать в войну, если агрессором является Германия, как это и былo в данном случае, но она обязана автоматически объявить войну каждой стране, которая будет помогать противнику Германии. Значит, следует ожидать, что Япония объявит войну Америке?

В клубе, очень маленьком помещении, битком набитом лесорубами, яблоку негде было упасть. Но когда я задала этот вопрос, вокруг меня образовалась пустота: последовала сцена из «Вия».

Гробовое молчание. Слышно только сопение и шарканье ног тех, кто торопится отойти от меня подальше.

Молчание становится тягостным. Я удивлена.

— Так как же, будет война между Японией и Америкой?

— Доклад окончен. Можете расходиться.

Пожав плечами, я повернулась и покинула опустевший зал.

Этот доклад, имевший для меня очень тяжелые последствия, имел место 3 декабря 1941 г. 8 декабря — Пирл Харбор. Нападение японцев без объявления войны на военно-морскую базу Америки на Гавайских островах, во время которого 75 процентов находившихся там судов был повреждено или потоплено.

Спустя год, когда я перед судом подписывала статью 206 о том, что ознакомлена с материалами следствия, я заартачилась и захотела и впрямь с ними ознакомиться. Тогда-то я увидела, что Хохрин написал на меня сто одиннадцать доносов, каждого из которых было довольно, чтобы меня засудить. Каждое мое слово, каждый поступок были там представлены как «неслыханная клевета». И, между прочим, тот мой вопрос, который я задала докладчику (о японо-германском договоре от 1935 года и о возможности японо-американской войны), он характеризовал как «гнусную клевету на миролюбивую Японию».

Но самое курьезное, что, даже когда меня судили, я еще не знала, что моя «гнусная клевета» уже через пять дней оказалась правдой!

Sic transit gloria mundi![10]

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Доклад у М.В. Келдыша

Из книги Как далеко до завтрашнего дня автора Моисеев Никита Николаевич

Доклад у М.В. Келдыша Жизнь и вправду пришлось начинать сначала. Семья, университет в Ростове – всё было совсем не так, совсем не похоже на то, что было в предыдущей жизни. Но одно я знал теперь совершенно твердо – я буду учить студентов и заниматься наукой в меру своих


КАПИТАН И. МАТВЕЕВ С передовым батальоном ЗАПИСКИ АГИТАТОРА

Из книги Воспоминания, письма, дневники участников боев за Берлин автора Берлина Штурм

КАПИТАН И. МАТВЕЕВ С передовым батальоном ЗАПИСКИ АГИТАТОРА В ночь прорыва обороны на Одере я находился среди бойцов полковника Зинченко.Во время артподготовки все мы повыскакивали из траншей и любо-вались тем, как рвутся наши снаряды в стане врагов. Все испытывали


Доклад Ота Шика

Из книги Путешествие в будущее и обратно автора Белоцерковский Вадим

Доклад Ота Шика «Дорогие друзья! Это — мой первый доклад в чешской среде после того, как я оставил родину. К сожалению, я не могу вам сказать того, что вас — и меня тоже — больше всего интересует, а именно: когда и как изменится обстановка у нас на родине...Вскоре после


Доклад Олейникова

Из книги Прощай, КГБ автора Яровой Аркадий Федорович

Доклад Олейникова Свой доклад Олейников начал с сообщения:– Только что разговаривал с министром Виктором Павловичем Баранниковым. У него температура, он извиняется, что не сможет быть на совещании. Но обещал внимательно следить за всем происходящим и скоро быть в


Неудача «агитатора»

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь первая: В Бессарабии автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Неудача «агитатора» Меня ничто не беспокоило… Теперь, четверть века спустя, мне даже странным кажется, что именно эти последние мои месяцы вольной жизни на родине были самыми спокойными и беспечными в моей жизни! Оговариваюсь: беззаботность, беспечность — это далеко не


Неудача «агитатора»

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Неудача «агитатора» Меня ничто не беспокоило… Теперь, четверть века спустя, мне даже странным кажется, что именно эти последние мои месяцы вольной жизни на родине были самыми спокойными и беспечными в моей жизни! Оговариваюсь: беззаботность, беспечность — это далеко не


«Доклад» агитатора

Из книги Генерал Власов: Русские и немцы между Гитлером и Сталиным автора Фрёлих Сергей Борисович

«Доклад» агитатора Когда я стала на путь, приведший меня в тюрьму, сказать трудно. Было ли это тогда, когда я подала воду несчастной матери новорожденного ребенка? (Меня с той поры взяли на заметку). Или когда, случайно не попав на этап, сама пошла в НКВД? Или когда не


Доклад генерала Григоренко

Из книги Шелепин автора Млечин Леонид Михайлович

Доклад генерала Григоренко Самым принципиально твердо настроенным и наиболее непоколебимым из всех был генерал Трухин. Он объявлял о том, что не признает советскую власть и мужественно, храбро и логично повторял свои убеждения. Оценка генералом Петром Григоренко


СЕКРЕТНЫЙ ДОКЛАД

Из книги Никита Хрущев. Реформатор автора Хрущев Сергей Никитич

СЕКРЕТНЫЙ ДОКЛАД Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Xрущев сделал свой знаменитый доклад о сталинских преступлениях на закрытом заседании XX съезда партии 25 февраля 1956 года. Но еще три с лишним десятилетия доклад Xрущева оставался секретным. Его запрещалось


«Секретный» доклад

Из книги Маршалы и генсеки автора Зенькович Николай Александрович

«Секретный» доклад Утром 15 февраля 1956 года начались прения по отчетному докладу. Они шли по давно заведенному порядку: ораторы повторяли и иллюстрировали примерами положения отчетного доклада, затем секретари обкомов рапортовали об успехах областей, министры — своих


Доклад Булганина

Из книги Евгений Шварц. Хроника жизни автора Биневич Евгений Михайлович

Доклад Булганина Для проверки сигналов, поступивших из обкома, в Одессу была направлена представительная комиссия министерства вооруженных сил во главе с недавно назначенным министром Н. А. Булганиным.По протоколу командующий округом должен был встречать военного


Доклад Хрущова

Из книги Нефть. Люди, которые изменили мир автора Автор неизвестен

Доклад Хрущова 17 марта 1956 года Евгению Львовичу позвонили из Союза писателей. Сказали, что завтра состоится открытое партийное собрание с участием и беспартийных по очень важному вопросу.О чем пойдет речь, догадаться было не трудно. Слухи о докладе Н. Хрущова на XX съезде


Исторический доклад

Из книги Нам вольность первый прорицал: Радищев. Страницы жизни автора Подгородников Михаил Иосифович

Исторический доклад Пожалуй, самым существенным вкладом профессора Вернадского в изучение нефти и ее свойств стал доклад, прочитанный им 25 февраля 1901 года в Политехническом музее по приглашению Марковникова. В своем выступлении, озаглавленном «Нефть как природное тело


ДЕРЗОСТНЫЙ ДОКЛАД

Из книги Юрий Гагарин автора Надеждин Николай Яковлевич

ДЕРЗОСТНЫЙ ДОКЛАД Рубановские давали бал. Василий Кириллович обессилел от хлопот и приготовлений, и если бы не помощь брата Андрея Кирилловича, недавно вернувшегося из Лейпцига, где проходил курс наук, то вместо бала, как слезно шутил хозяин дома, «случились бы


13. Доклад Первому

Из книги Сотворение брони автора Резник Яков Лазаревич

13. Доклад Первому При встрече Гагарина были соблюдены все формальности. Борисенко попросил Юрия Алексеевича показать удостоверение. Сверил записи в документе с названием корабля. Потом начались объятия и поздравления. Поисковым вертолётом «Ми-4» Гагарина отвезли на


Доклад рейхсканцлеру

Из книги автора

Доклад рейхсканцлеру 1Чрезмерное усердие перед Гитлером в Куммерсдорфе восстановило против Гудериана не только Беккера, но и военного министра фон Бломберга и генерала Рейхенау — они перестали вызывать его с докладами, при встречах едва отвечали на приветствия. Прежде