Загадываю на любимой книге

Загадываю на любимой книге

Понедельник 4 апреля. Сегодня — день расправы надо мной. Приказ предстать за несколько часов до «гражданской казни» пред грозные, то бишь «кошкины», очи имел цель подвергнуть меня моральной пытке. Невеселое это занятие — сидеть несколько часов в прихожей и заниматься очень неблагодарным делом: разгадывать ребус своей (и, что гораздо хуже, маминой) судьбы. Глупо и унизительно! Сиди и рассматривай оба коридора, куда выходят двери кабинетов следователей, площадку и лестничную клетку! Провожай глазами снующих туда-сюда военных, полувоенных, штатских и прочих типов!

Нет, этого удовольствия я вам не доставлю!

Я предпочла провести эти часы иначе. Расстегнув свое кожаное пальто, я расположилась на диване поудобнее. Рядом положила свою полевую сумку, вынув из нее две плитки шоколада и книгу шведского писателя Акселя Мунте «Легенда о Сан-Микеле».

Аксель Мунте — большой души человек, и его книга всегда производит сильное и сложное впечатление: глубина взглядов и простота, ясность, правдивость, какая-то душевная чистота, немного фатализма, немного мистицизма и красота видны в каждой строчке этого врача-писателя, этого Человека с большой буквы!

Мне, старому шахтеру, свойственно, однако, по примеру сентиментальных девиц прошлого века загадывать на любимой книге, открывая ее наугад.

Я открыла и увлеклась чтением.

Автор чуть было не поддался соблазну. Светила полная луна… Ему было 26 лет… Молодая графиня, тоскующая в загородном замке… Прогулка вдвоем в лодке… Крик совы, нарушивший очарование этой ночи… Затем — диалог с собакой и, чтобы не рисковать еще одной подобной прогулкой по озеру, он предпочел прогулку в Лапландию. Цепь приключений и случайностей. Случайно из обрывка газеты он узнал об ужасной эпидемии холеры в Неаполе. Он врач. Его место — там. И вот он в Неаполе, в самом центре эпидемии.

Тут есть над чем подумать!

Что заставляет его бросить все, что приятно, красиво, что способствует успеху в обществе, карьере, богатству? Что же это такое, что превыше всего, что привело его в грязнейшие трущобы, наполненные умирающими, крысами и мертвецами? Какие побуждения заставляют преодолеть страх?

Если (как я в этом не раз убеждалась) страх делает человека подлецом, то не напрашивается ли вывод, что, преодолевая страх, человек поднимается на такую высоту, куда уже не долетают брызги грязи?

Страница за страницей; шоколад — квадратик за квадратиком, и душа обретает равновесие, — то равновесие, которое помогает человеку верующему встать на ноги после молитвы в храме Божием… Ой, да простит меня святой Никола, Мир Ликийских Чудотворец, «покровитель в пути сущих, в темницах пребывающих, всех неправедно гонимых»! Уж до чего же не похоже логово КГБ на храм Божий!

Вдруг «раздался глас», отнюдь не «свыше» (что вполне понятно: выше — чердак), а снизу (что тоже вполне естественно для подобных «ангелов»).

— Евфросиния Антоновна! Зайдите ко мне.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В СТРАНЕ ЛЮБИМОЙ

Из книги Юлиус Фучик автора Филиппов Василий

В СТРАНЕ ЛЮБИМОЙ День этот против насилья и гнета, Против пресыщенности и нищеты, Против того, чтобы страх и забота С детства людей искажали черты. День этот — против безумья                                        богатства, Днем этим встанет весь мир, осияя Светом


Загадываю на любимой книге

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь двенадцатая: Возвращение автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Загадываю на любимой книге Понедельник 4 апреля. Сегодня — день расправы надо мной. Приказ предстать за несколько часов до «гражданской казни» пред грозные, то бишь «кошкины», очи имел цель подвергнуть меня моральной пытке. Невеселое это занятие — сидеть несколько часов


ОБРАЩЕНИЕ К ЛЮБИМОЙ СОБАКЕ

Из книги Вперёд в прошлое автора Арканов Аркадий Михайлович

ОБРАЩЕНИЕ К ЛЮБИМОЙ СОБАКЕ Ты ненавистна мне, ставшая доброй собака! Рабски покорною сделал тебя твой хозяин И, усмехаясь довольно, зовет своим другом. Жалко виляя хвостом, ты его ненавидишь, Мерзко скуля, со стола принимая объедки. Острые зубы твои и клыки


Глава десятая ХАРАКТЕР ДЖЕКА. «ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЙ РЕАЛИЗМ». «СТРАНА ЛЮБИМОЙ ОТРАДЫ». ПЛАН БУДУЩЕГО

Из книги Жизнь Джека Лондона автора Лондон Чармиан

Глава десятая ХАРАКТЕР ДЖЕКА. «ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЙ РЕАЛИЗМ». «СТРАНА ЛЮБИМОЙ ОТРАДЫ». ПЛАН БУДУЩЕГО Внезапный и окончательный отъезд Джека из города возбудил оживленные толки в газетах. Конечно, было примешано и мое имя. Но даже «Экзаминеру» не удалось добиться от нас


Морская практика в любимой Бухте

Из книги Адмиральские маршруты (или вспышки памяти и сведения со стороны) автора Солдатенков Александр Евгеньевич

Морская практика в любимой Бухте Несмотря на мой шестилетний опыт управления кораблями проекта 1124 и допуск на самостоятельное управление кораблями проекта 159, 159А, командир дивизиона СКР капитан второго ранга Баньщиков Юрий Сергеевич, пока он был приказом командира


Валерий Нисанов «ВРАЧ ФЕДОТОВ МОГ УБИТЬ ВЫСОЦКОГО ПО ЗАКАЗУ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ РОДИНЫ! НО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕТ!»

Из книги Страсти по Высоцкому автора Кудрявов Борис

Валерий Нисанов «ВРАЧ ФЕДОТОВ МОГ УБИТЬ ВЫСОЦКОГО ПО ЗАКАЗУ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ РОДИНЫ! НО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕТ!» С Валерием Нисановым мне хотелось встретиться очень давно. Я понимал, что разговор с ним может быть совсем непростым: поговаривали, что Нисанов человек с крутым


Валерий Нисанов. «ВРАЧ ФЕДОТОВ МОГ УБИТЬ ВЫСОЦКОГО ПО ЗАКАЗУ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ РОДИНЫ! НО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕТ!»

Из книги Тайная семья Высоцкого автора Кудрявов Борис Павлович

Валерий Нисанов. «ВРАЧ ФЕДОТОВ МОГ УБИТЬ ВЫСОЦКОГО ПО ЗАКАЗУ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ РОДИНЫ! НО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕТ!» С Валерием Нисановым мне хотелось встретиться очень давно. Я понимал, что разговор с ним может быть совсем непростым: поговаривали, что Нисанов человек с крутым


Баллада («Не был брошен женщиной любимой…»)[132]

Из книги Сочинения автора Луцкий Семен Абрамович

Баллада («Не был брошен женщиной любимой…»)[132] Не был брошен женщиной любимой, Никого из близких не терял, Бури, войны — проходили мимо, Был здоров, хоть от рожденья вял. Так. Но это просто и печально… Стал ему весь белый свет не мил… Может быть, и трудно жить


«Готов я целовать любимой след…»

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

«Готов я целовать любимой след…» Готов я целовать любимой след. Но час пробьёт разлуки с ней… Любви моей чем ярче свет, Тем тень её


Любимой

Из книги Напрасные совершенства и другие виньетки автора Жолковский Александр Константинович

Любимой Любовью к Родине пылаю, Но убоявшись громких фраз, К рукам любимым припадаю, Храня тепло лучистых глаз. Вы для меня слились в единый Источник вдохновенных сил, — О Русь! – ты в облике любимой, И ты, Любовь, с душой


Любимой быть другим (Виньетка в 72 слова)

Из книги Красота автора Пайпер Кэти

Любимой быть другим (Виньетка в 72 слова) Она всегда была самостоятельной женщиной, даже в советские времена – с машиной. А теперь вообще появлялась, когда хотела.Как известно, старая любовь не ржавеет. Вернее, ржавеет медленно. Я уехал. Приезжал, уезжал, снова приезжал…


Глава 20 Ощущать себя любимой

Из книги Мои путешествия. Следующие 10 лет автора Конюхов Фёдор Филиппович

Глава 20 Ощущать себя любимой Пока я была во Франции, Джонатан постоянно звонил и присылал сообщения. Когда я вернулась домой, мы договорились пообедать вместе.Я все еще частенько давилась едой, могла закашляться, даже до рвоты. Но это была не единственная проблема. В


Рай – это быть рядом с любимой

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

Рай – это быть рядом с любимой 10 декабря 1995 года84°44’25’’ ю. ш., 80°33’07’’ з. д.День тяжелый, встречный ветер, снег очень мягкий, очень тяжело идти.Если бы меня спросили, как чувствует себя душа, попавшая в рай, я ответил бы: точно так, как быть рядом с Иринушкой моей.


VI. «О родине любимой и свободной…»

Из книги Главная тайна горлана-главаря. Книга вторая. Вошедший сам автора Филатьев Эдуард

VI. «О родине любимой и свободной…» «О родине любимой и свободной, Которую я воин, и поэт, И многие изгнанники бесплодно Надеялись увидеть…» Сколько лет От наших дней то время отделяет! Где люди те; и где надежды их, Но кажется, они благословляют Еще, сейчас изгнанников


Подарок любимой

Из книги автора

Подарок любимой Новая поэма, которую Владимир Владимирович взялся писать, отодвинув в сторону не законченный «IV Интернационал», называлась «Люблю». Она была стихотворной лирической автобиографией поэта, которая предназначалась в подарок Лили Юрьевне. В этой поэме