«Крепко о тебе кто-то молится, Фрося!»

«Крепко о тебе кто-то молится, Фрося!»

Было ли это совпадением или действительно ангел-хранитель, которому мама ежедневно в своих молитвах поручала меня, не отходил от меня ни на шаг, — не знаю. Но дело было так.

Работала я на катище, куда свозят лес, на берегу Ледиги. Моя обязанность заключалась в том, что я штабелевала лес, подвозимый возчиками. Каждый сорт складывался в отдельные штабеля, а толстый лес я скатывала прямо на лед: его в первую очередь должен был подхватить весенний паводок. Инструктором на новой для меня работе был старик Кравченко — неунывающий хохол, единственный, не утративший добродушного украинского юмора и в противоположность всеобщей озлобленности относившийся ко всем благожелательно. Только от него можно было услышать дельный совет и незлобную шутку.

— Вот еду я, еду, — рассказывал он, — а на уме пшенная каша. Рассыпчатая, духовитая. Со шкварками. Так я о ней размечтался, что 28 штабелей мимо проехал. Язви те с пшенной кашей! Пришлось ворочаться!

В то морозное утро снег скрипел под ногами, и казалось, что и воздух скрипит, попадая в легкие. Я застала на своем рабочем месте непорядок: горы толстых бревен были нагромождены в хаотическом беспорядке на крутом берегу. Отчего их не скатили вниз? Обойдя сверху все это нагромождение, я пыталась сдвинуть хоть одно бревно. Не тут-то было! Надо выяснить, что же им мешает? Прихватив с собой надежный березовый стяг (рычаг) и топор, я не без труда спустилась на лед.

Ага, понятно! Огромный сутунок сантиметров 80 в поперечнике ударился торцом об лед, пробил его и застрял вертикально, а три следующие лесины зависли на нем, образуя своего рода «шатер», на котором в хаотическом беспорядке нагромоздилась целая гора бревен. Как тут быть? Мне этого затора никак не разобрать! А тут с минуты на минуту начнут подвозить новый лес, его будут сваливать все дальше и дальше от берега. Наверное, сутунок уперся в дно реки. Я его чуть пошевелю и отскочу в сторону. Риск — благородное дело. Рискну!

Что произошло дальше, я плохо помню. Лед, в который я уперлась стягом, подался… Я полагала, что бревно упирается в дно; но не учла, что эти таежные речки чертовски глубоки!

Меньше чем в мгновение ока бревно нырнуло в прорубь. Лед, земля и, наверное, небо задрожали. Что-то рухнуло рядом со мной; стяг рванулся из моих рук, и я очутилась рядом с огромным бревном, рухнувшим наискосок. Гул, треск, грохот, грохот, грохот… И вдруг — тихо. Что-то еще вдалеке грохочет. Лед точно дышит. Из проруби выплескивается вода, кругом трещины. Бревна еще катятся вдоль по реке. Почему-то вспомнились шары крокета.

Я еще не успела испугаться. И вдруг — все поняла. Я лежу в воде вдоль бревна, по которому «сфуговался» весь затор. А меня не задело. И лед не провалился. Ух! Встаю, и только теперь до меня доходит — и я чувствую холодное дыхание смерти. Подымаю шапку, машинально беру топор, стряхиваю с себя воду и смотрю вверх, на берег.

На самом краю стоит Кравченко. Одной рукой прижимает к груди шапку, а другой быстро-быстро крестится. Никогда я не думала, что на морозе можно быть до того бледным! Он бросает мне вожжи и помогает выкарабкаться.

— Ну, Фрося! Крепко за тебя кто-то молится… Я думал, от тебя лишь кровавый след останется! Шуточное ли дело, 40 вагонеток леса через тебя перекатилось. Ну и ну!

Он даже с каким-то суеверным страхом смотрит на меня.

— Тебе ни в огне не сгореть, ни в воде не утонуть. Ты заговоренная…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Штурман Фрося

Из книги Полярный летчик автора Водопьянов Михаил Васильевич

Штурман Фрося Однажды к нам в полк пришла скромно одетая белокурая девушка.Мы, лётчики и штурманы, только что кончили подготовку к боевому вылету и собирались пойти пообедать. Кто-то решил, что она пришла наниматься подавальщицей в столовую, и ей предложили:– Пойдёмте,


Верил он в медицину твердо и крепко…

Из книги Дополнение к портретам автора Шубин Борис Моисеевич

Верил он в медицину твердо и крепко… Чехов любил свою медицину, дорожил и гордился званием врача. По свидетельству многих его современников, он близко к сердцу принимал сомнения в его врачебных достоинствах:«…Когда-нибудь убедятся, что я, ей-богу, хороший медик», –


О тебе

Из книги Где небом кончилась земля : Биография. Стихи. Воспоминания автора Гумилев Николай Степанович

О тебе О тебе, о тебе, о тебе, Ничего, ничего обо мне! В человеческой темной судьбе Ты – крылатый призыв к вышине. Благородное сердце твое — Словно герб отошедших времен. Освящается им бытие Всех земных, всех бескрылых племен. Если звезды, ясны и горды, Отвернутся от нашей


Как погибла Фрося Бурлакова Екатерина САВИНОВА

Из книги Звездные трагедии автора Раззаков Федор

Как погибла Фрося Бурлакова Екатерина САВИНОВА Екатерина Савинова родилась 26 декабря 1926 года в алтайском селе Ельцовка. В 1945 году она отправилась покорять Москву, чтобы поступить учиться на землемера. На станцию она ехала на телеге, запряженной двумя лошадьми. А когда


«Мы строим быстро, красиво, крепко и дешево»

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь одиннадцатая: На вершине автора Керсновская Евфросиния Антоновна

«Мы строим быстро, красиво, крепко и дешево» Вдруг внимание мое привлекли голоса. Я тихонько выглянула. Перед башней — там, где прежде была водосборная площадка, — стояла группа экскурсантов. Жирный экскурсовод-грузин, размахивая руками, вещал:— …Меж тем, как мы теперь,


«Крепко о тебе кто-то молится, Фрося!»

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

«Крепко о тебе кто-то молится, Фрося!» Было ли это совпадением или действительно ангел-хранитель, которому мама ежедневно в своих молитвах поручала меня, не отходил от меня ни на шаг, — не знаю. Но дело было так.Работала я на катище, куда свозят лес, на берегу Ледиги. Моя


«Мы строим быстро, красиво, крепко и дешево»

Из книги «Несвятые святые» и другие рассказы автора Тихон (Шевкунов)

«Мы строим быстро, красиво, крепко и дешево» Вдруг внимание мое привлекли голоса. Я тихонько выглянула. Перед башней — там, где прежде была водосборная площадка, — стояла группа экскурсантов. Жирный экскурсовод-грузин, размахивая руками, вещал:— …Меж тем, как мы теперь,


Матушка Фрося

Из книги Каменный Пояс, 1986 автора Петрин Александр

Матушка Фрося Хозяйкой домика на Лесной улице в Дивеево, где хранились вещи преподобного Серафима, была схимонахиня Маргарита. Только долгие годы никто не знал, что она тайная монахиня и схимница. Все звали ее матушкой Фросей или просто Фросей, хотя она была ровесницей


Анна Зинченко ФРОСЯ

Из книги Голоса Серебряного века. Поэт о поэтах автора Мочалова Ольга Алексеевна


ТЕБЕ

Из книги Ельцин. Лебедь. Хасавюрт автора Мороз Олег Павлович

ТЕБЕ Бежать и вымогать у встречных счастье, Старухой корчиться, мальчишкой приставать, На мокрых улицах расталкивать ненастье, Да, и последнее у встречного отнять: Его надежд веселых излученье, Прогулки в рощах, вольности права, Доверчивость, упорство достиженья — До


«Настроен я крепко »

Из книги Кумиры. Тайны гибели автора Раззаков Федор

«Настроен я крепко» После выступления в Екатеринбурге Ельцин совершил короткую предвыборную поездку по Уралу. Опять-таки делал бодрые заявления по волнующим людей социальным проблемам, по Чечне, по укрощению нерадивых и нечистых на руку чиновников.— Настроен я


София Парнок 1885 – 1933 «Я слабею, и слабеет привязь, крепко нас вязавшая с тобой…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

София Парнок 1885 – 1933 «Я слабею, и слабеет привязь, крепко нас вязавшая с тобой…» София Парнок (настоящая фамилия Парнох) – русская поэтесса, переводчица – родилась 30 июля (11 августа) 1885 года в Таганроге, в обрусевшей еврейской семье. Отец – провизор, владелец аптеки,


«Два крепко спаянных звена…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

«Два крепко спаянных звена…» Два крепко спаянных звена, Мы пополам делили годы Все, чем любовь была полна В минуты счастья и невзгоды. И нам казалось, что вокруг Ни у кого нет прав и власти Разъять сплетенье наших рук И разделить нас на две части. Но камень брошенный


187. Тебе

Из книги Записки из рукава автора Вознесенская Юлия

187. Тебе Люблю мелодию живую Твоих задумчивых стихов, Как нить полудня золотую До снежных наших берегов, Как весть весны, как голос мая Под трепет звезды и шелест крыл О том, что есть там жизнь иная, И песен полная и сил. 27 января 1932.


О тебе

Из книги автора

О тебе Мы встретились с тобой, как в осажденном городе — во времена репрессий, судов и прочих военных действий, ведущихся государством против инакомыслящих. Интересно, а как бы мы встретились в мирное время — в лесу, на берегу моря, в какой-нибудь деревушке? Узнали бы мы