В царском нужнике

В царском нужнике

Я огляделась, чтобы рассчитать, куда поставить вторую ногу… Одна нога находилась в «ущелии» из замерзших экскрементов, покрывавших пирамидами, правильней сказать сталагмитами, весь пол. Лишь втиснув и вторую ногу по ту сторону одной из пирамид, я смогла осмотреться.

Нужник этот был длиною метров шесть, если не больше. Узкий у дверей, он в сторону стульчака расширялся. Правая, наружная сторона была прямая, левая вроде части боковой поверхности цилиндра. В глубине широкий, но низкий каменный стульчак на два очка. Два — а на оправку загоняли в это помещение целой камерой. Нас в камере — 24, но бывало и по 40 человек. Оправка начиналась в шесть часов, в полной темноте, так как свет в тюрьме был только в служебных помещениях, чаще всего это была керосиновая лампа. Обтереть ноги не было ни времени, ни возможности, а в камере все спали на полу и никто не мог разуться, так как всю зиму было не топлено.

Я заняла позицию возле окошка. Оно было вполне тюремное — узкое, с покатым подоконником и толстой решеткой, вдобавок без стекол. В моей более чем легкой одежонке мне было мучительно холодно, а от усталости мысли мешались и я ни на чем не могла сосредоточиться. Немного пофилософствовала, сравнивая тюрьму, построенную царем, с тем, во что она превратилась теперь, когда власть в руках трудящихся. Кто здесь сидел — воры, убийцы, конокрады, поджигатели? Или политические, которые боролись против царя, убивали министров, губернаторов, генералов — во имя свободы, демократии, счастья! А теперь кто? Круг моих знакомств среди заключенных был невелик, и кто из них был на самом деле преступником — решить было нелегко. Та старая монашка, у которой в жизни ничего не осталось, кроме белой козы? Или Гейнша, отдавшая передачу солдату? Или шкипер Люба, съевшая печенье, покуда боролась со льдами, спасая свое судно? Впрочем, есть и настоящие преступники, например Бибанин. Нет, отца, который носил в лес своему сыну еду и белье, я не могу осудить, ведь Андрюша был его сыном, а можно ли не пожалеть сына, прогнать его, тем более заманить в ловушку и выдать властям. Ну а сам Бибанин — дезертир, и это непростительное преступление.

Вспомнилось мне, как у самой околицы Томска Бибанина, как смертника, забрал в Первую тюрьму специальный конвой, чтобы смертный приговор привести в исполнение.

— Прощай, Андрюша! — тихо сказал, потупясь, старик.

— Прощай, батя.

И он пошел — худой, сутулый, чуть живой. Сам погиб и других подвел, в том числе и отца.

Тьфу, черт! Меня качнуло, и я чуть не упала. Нет, это недопустимо: «пирамиды» еще не успели как следует замерзнуть. Заснуть никак нельзя. Разве что присесть на каменный стульчак? Там можно найти местечко почище… Нет! Если усну — замерзну: я слишком слаба. Выжить зимой в тайге, и замерзнуть в нужнике — глупо.

Из окна дует. Тут еще холодней, зато воздух чище: он прилетает оттуда, из-за реки, он качал вершины елей. Он — свободен.

Ой! Опять меня качнуло так, что я чуть не упала. Чтобы сбить сонливость и подбодрить себя, я запела. Когда-то пела я довольно неплохо, но в ссылке у меня голос почти пропал. А теперь, когда губы, и без того запекшиеся, закоченели, а язык сухой и в горле першит, вряд ли что-то получится. Все равно попробую! Вначале — «Нелюдимо наше море». Как-то само собой получилось, что эта песня первая мне пришла в голову:

Но туда выносят волны

Только сильного душой!

Тут я почувствовала, что попала в самую точку, хотя одно дело — бороться с сердитым валом и грозной бездной и совсем иное — замерзнуть в нужнике среди гор экскрементов.

После «нелюдимого моря»[21], исполненного a capella[22], я переключилась с andante на allegro[23], иначе усталость и холод свалили бы меня с ног, и начала «Бородино». К счастью, — не для моих потенциальных слушателей, а для меня самой, до конца я его допеть не успела:

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

На этом месте дверь открылась, и я была водворена в свою камеру, где, напялив на себя всю имевшуюся в наличии одежду, «пала костьми» у параши и уснула.

Полагаю, что выпустили меня не из гуманных соображений, им просто надо было произвести уборку, прежде чем «пирамиды» успеют окончательно замерзнуть.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

XX. В Царском Селе

Из книги На внутреннем фронте автора Краснов Петр Николаевич

XX. В Царском Селе До часу ночи я оставался на окраине Царского Села, устанавливая связь со своими частями. Тактически мне не надо было входить в Царское. Окруженное громадными парками с путанными дорожками, представляющее из себя множество ломов, легких для обороны и


Глава VI. Жизнь в Царском Селе. Мои ученики (зима 1913–1914 г.)

Из книги Император Николай II и его семья автора Жильяр Пьер

Глава VI. Жизнь в Царском Селе. Мои ученики (зима 1913–1914 г.) Никому иному как Распутину было приписано улучшение в болезни Алексея Николаевича, наступившее после ужасного приступа гемофилии, описаннаго мною выше.Он произошел, если читатель припомнит, вскоре после перемены


Глава 14. Враг в царском дворце

Из книги На лезвии с террористами автора Герасимов Александр Васильевич

Глава 14. Враг в царском дворце  С начала 1905 года, особенно после печального опыта кровавого воскресенья 9/22 января, мысль о цареубийстве упорно стучалась в сознание многих революционеров. Еще Гапон в одной из листовок, выпущенных под свежим впечатлением тогдашних событий,


В ЦАРСКОМ СЕЛЕ

Из книги Дальняя дорога. Автобиография автора Сорокин Питирим Александрович

В ЦАРСКОМ СЕЛЕ Весной 1920 года мы переехали в Царское Село (*9), бывшее ранее резиденцией императорской фамилии, а теперь превратившееся в центр детских колоний. В Сельскохозяйственной академии в Царском Селе я и жена получили работу, две маленькие комнаты и клочок земли


В царском нужнике

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь пятая: Архив иллюзий автора Керсновская Евфросиния Антоновна

В царском нужнике Я огляделась, чтобы рассчитать, куда поставить вторую ногу… Одна нога находилась в «ущелии» из замерзших экскрементов, покрывавших пирамидами, правильней сказать сталагмитами, весь пол. Лишь втиснув и вторую ногу по ту сторону одной из пирамид, я смогла


БОРИС ЕЛЬЦИН НА ЦАРСКОМ ТРОНЕ

Из книги Клан Ельциных автора Гранатова Анна Анатольевна

БОРИС ЕЛЬЦИН НА ЦАРСКОМ ТРОНЕ Капитан без командыНа юбилей люди ожидают разных подарков. На свое 60-летие Борис Ельцин подарил себе целую страну. Еще в канун путча 1991 года казалось, что речь идет всего лишь о союзном государстве. Но прошло три месяца, и оказалось, что Ельцин


Семь месяцев заключения Государя в Царском Селе

Из книги Дворцовые интриги и политические авантюры. Записки Марии Клейнмихель автора Осин Владимир М.

Семь месяцев заключения Государя в Царском Селе Долголетний обер-гофмаршал императорского двора граф Бенкендорф умер в 1921 году вблизи Ревеля в Кварантене. Перестало биться благородное сердце. Погиб один из редких, верных слуг монархии!Если когда-либо будет восстановлен


РАБОТЫ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ

Из книги Бетанкур автора Кузнецов Дмитрий Иванович

РАБОТЫ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ После того как французские профессора, не принявшие российское гражданство, оказались в ссылке, Бетанкур привлёк к преподавательской работе своего ученика, талантливого воспитанника третьего курса Фёдора Ивановича Рерберга и поручил ему вести


Екатерининский парк в Царском Селе

Из книги Мемуары последней Императрицы автора Романова Александра Фёдоровна

Екатерининский парк в Царском Селе О Царскосельский сад прелестный! Как много лет тому назад, Твоих ландшафтов мир чудесный Пленяет восхищённый взгляд. Век восемнадцатый «галантный» Здесь гениально воплощён В дворцах старинных элегантных, Параде статуй и колонн. Они


Александровский парк в Царском Селе

Из книги Лев в тени Льва. История любви и ненависти автора Басинский Павел Валерьевич

Александровский парк в Царском Селе Бабье лето. Царские дубравы Пышным фейерверком величавым Множатся в таинственных глубинах Вод озёрных сизо — голубиных. Струги листьев золотисто — алых Проплывают по лучам каналов, И аллей янтарных анфилады Слушают восторженно


1914. Начат в Царском Селе

Из книги Гумилев без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

1914. Начат в Царском Селе 25-го мая. Троицын день Дивная погода. День рождения дорогой Аликс. В 9? началась обедня. В 10? церковный парад и вечерня с тремя красивыми молитвами с коленопреклонением.Затем поздравления и большой завтрак. Все кончилось в час с ?. Поиграли хорошо в


Страдания в Царском Селе

Из книги Мемуары посланника автора Озолс Карлис

Страдания в Царском Селе Вспоминая о своей несчастной службе в армии, Лев Львович писал, что, «в сущности, остался в дураках» и с тех пор «заболел долгой нервно-желудочной болезнью».Но кто был в этом виноват? Только он сам! В результате бесконечных колебаний между волей


В Царском Селе

Из книги автора

В Царском Селе Ольга Людвиговна Делла-Вос-Кардовская. В записи Л. В. Горнунга:Весною 1907 года мы переехали из Петербурга в Царское Село и сняли квартиру в нижнем этаже небольшого двухэтажного дома Беловзоровой на Конюшенной улице. Во втором этаже этого дома жили


Обед у коммунистов в Царском Селе

Из книги автора

Обед у коммунистов в Царском Селе К вечеру мы оказались в Царском Селе. Нас поместили в общежитии для приезжающих коммунистов. Это было большое здание с совершенно запущенными помещениями и нелепыми порядками. Стояли железные полусломанные кровати, на них лежали