Дед дает мне совет

Дед дает мне совет

Не всякий совет, данный с добрым намерением, добрый совет.

Мы сидим в полупустой горнице полуразрушенного дома. В этом доме, должно быть, жутко во время ледохода: он на самом берегу Оби и река, разливаясь, подобралась к нему вплотную.

В горнице невероятно холодно: под гулкими досками пола — пустота и в давно не конопаченных стенах — щели. Убранство комнаты говорит само за себя: огромная печь, давно не топленная, полати, печурка-буржуйка, колченогий стол под красное дерево, некогда бывший раздвижным, со множеством шатких ножек, пара лавок.

В углу гора того хлама, который сам собой зарождается в жилище одинокого старика: куча истлевших сетей, недоплетенные корзины, рассохшиеся кадушки, покоробившиеся весла и прочий никому не нужный хлам, который, впрочем, как нельзя больше гармонирует с никому не нужным, отжившим уже свой век стариком.

Мы сидим за столом и пьем чай, разумеется, вполне условный. Это густо заваренный иван-чай и брусничный лист. Пьем мы вприкуску. О сахаре, разумеется, и речи быть не может, а прикусываем мы мелкой моченой брусникой — невероятно кислой, но очень душистой. Время от времени дед вылавливает из туеска несколько ягод — для себя и для меня.

Но если чай не настоящий, то самовар — всамделишный, медный, весь в потеках ярь-медянки и накипи, с погнутым краном и помятыми боками, способный долго-долго петь свою песенку.

Сам дед как нельзя лучше вписывается в эту картину: лысенький, с седым пухом над ушами и седой пушистой бородой, он замечательно гармонирует и с помятым самоваром, и с рассохшимися кадушками, и даже с паутиной, свисающей отовсюду гирляндами. И вместе с тем он чем-то напоминает Николая чудотворца!

— Нет, милая! — говорит он. — Нет, от станка[6] до станка вдоль Оби ты не пройдешь! Раз тебя отпустили. Два отпустят. От силы — три. А как попадешь ты этакому безбожнику (а таких ох как много!), и быть тебе у того же Хохлика или как там его, анафему, звать-то? А ты подайся туда, где люди еще страха божия не утратили. Я тебя научу! Я здесь всю Сибирь-матушку во как знаю! С покойным родителем, Царство ему Небесное, я в обозе ходил и в Иркутcк, и в Челябинск. Было это еще до Балканской кампании. Затем сам извозом промышлял — в Алтай ходил, в Семиречье. Хлеб возил, рыбу соленую. А потом ям держал здесь, на Оби. Уж здешние края никто так не знает, как я! Не смотри, дочка, что я нищ и убог: не годы, а злоба антихристова к земле меня пригнула. Теперь уж мне крыльев не расправить! Летывал я, бывало, в такие края, где и волку путь заказан и лишь орлу доступ есть! Так вот, слушай! Иди ты отседа до деревни Воробьихи. Пройдя ее, поверни направо и иди вверх по реке Воробейке. Будет много притоков. Ты их минуешь, а когда дойдешь до слияния двух одинаковых речушек, ступай вверх по левой, по южной. Там дорога. Ты по ней дойдешь до деревни Сидоровки. Там расспросишь, как дойти до Измайлова-Петрова. На всяк случай я тебе сам расскажу: дорога пойдет по-над Сидоровкой по южной околице и прямо на заход солнца. Пересекает она одну за другой дюжину полян. Верстах в двадцати будет охотничий домик: там всегда есть спички, соль и запас сухих дров. Оттуда Измайлово-Петрово близко — по той дороге, что на юг. А ты сверни на тропу, что прямо на запад, и по ней дойдешь до скита. Живут там староверы. Живут они вдали от мирских треволнений, почитают лишь Господа Бога одного, и никакого им дела нет до советской власти, и та их тоже не трогает. Прохожему, который их о помощи просит во имя Божие, они не откажут. Так направят они тебя от скита к скиту, до самого Омска. И будет до него неполных восемьсот верст. В два, если не в три раза короче путь.

Трудно даже поверить, как это я могла, развесив уши, слушать и верить в существование скитов, не тронутых советской властью?

В оправдание своей глупости могу лишь указать на то, что с того дня, как нас вывезли из Бессарабии, я наталкивалась на столько неправдоподобных фактов, что «мой компас размагнитился» и я перестала доверять своей логике. Грань между вероятным и невероятным стерлась. К тому же легко поверить тому, чему хочется верить! Так и получилось, что, имея в запасе три репы, брюкву и пригоршню сушеной картошки, я предприняла самое рискованное из всех путешествие.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Черненко даёт добро

Из книги Кремлевское дело автора Иванов Николай Владимирович

Черненко даёт добро – Ну, теперь-то вы никого больше не возьмёте, прежние времена возвращаются, – не скрывая удовлетворения рассуждал доставленный на допрос бывший первый заместитель начальника Бухарского УВД Шамси Рахимов. Недавно арестованный полковник милиции уже


Усманходжаев даёт показания

Из книги Секретные миссии [сборник] автора Колвин И

Усманходжаев даёт показания В 45-м номере «Огонька» за 1988 год читаем: «Комитету Партийного Контроля при ЦК КПСС и Генеральному прокурору СССР было поручено провести тщательную проверку представленных в президиум XIX партконференции материалов. И вот, спустя почти четыре


Глава 13 АДМИРАЛ ДАЕТ СОВЕТ ФРАНКО

Из книги Двойная игра автора Колвин И

Глава 13 АДМИРАЛ ДАЕТ СОВЕТ ФРАНКО На белых скалах Дувра, в песках Эль-Аламейна и у берегов Волги воздвигнуты монументы, знаменующие три поворотных пункта в истории второй мировой войны[57]. В этих местах была остановлена, а затем повернута вспять гитлеровская лавина огня и


Глава 13. АДМИРАЛ ДАЕТ СОВЕТ ФРАНКО

Из книги Лукашенко. Политическая биография автора Федута Александр Иосифович

Глава 13. АДМИРАЛ ДАЕТ СОВЕТ ФРАНКО На белых скалах Дувра, в песках Эль-Аламейна и у берегов Волги воздвигнуты монументы, знаменующие три поворотных пункта в истории второй мировой войны[56]. В этих местах была остановлена, а затем повернута вспять гитлеровская лавина огня и


ЦИК дает отмашку

Из книги Грозные годы автора Левин Израиль Соломонович

ЦИК дает отмашку Бюро ЦК Союза молодежи Белоруссии реагировало на сходки лукашенковского штаба в здании ЦК крайне настороженно. Все понимали, что ничем хорошим для СМБ это не кончится, но и остановить меня не осмеливались. В конце концов ко мне заехал член ЦК СМБ, бывший


Коллектив дает клятву

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь четвертая: Сквозь Большую Гарь автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Коллектив дает клятву Рождение Як-1. — Первый день войны. — Все для фронта, все для победы! — Саратовские «яки» на защите столицы.Прежде чем рассказать читателю о работе Саратовского авиационного завода в трудные военные годы, хочу коротко познакомить его с важнейшими


Дед дает мне совет

Из книги Моя команда автора Бекхэм Дэвид

Дед дает мне совет Не всякий совет, данный с добрым намерением, добрый совет.Мы сидим в полупустой горнице полуразрушенного дома. В этом доме, должно быть, жутко во время ледохода: он на самом берегу Оби и река, разливаясь, подобралась к нему вплотную.В горнице невероятно


Лебедь дает задний ход

Из книги Здравствуй, Чапичев! автора Фейгин Эммануил Абрамович

Лебедь дает задний ход Строго говоря, разоблачительная речь Илюхина на его пресс-конференции 26 июня — та ее часть, которая была посвящена «заговору» в Минобороны, — это был свисток вслед уходящему поезду. Лебедь выкинул белый флаг еще за несколько дней до этого. На


«КРАСНЫЙ ШЛАКОЧИСТ» ДАЕТ БОЙ

Из книги 100 легенд рока. Живой звук в каждой фразе автора Цалер Игорь

«КРАСНЫЙ ШЛАКОЧИСТ» ДАЕТ БОЙ В тот вечер клуб железнодорожников был переполнен. Я немного опоздал, и мне досталось место на галерке. В зале погасили свет, подняли занавес, и на авансцену стремительно выбежал конферансье Вася Стащенюк, он же незаменимый вратарь


«Ракета-88» дает старт

Из книги Сильные женщины. Их боялись мужчины автора Медведев Феликс Николаевич

«Ракета-88» дает старт Холодным мартовским утром 1951 года у студии Sun в Мемфисе остановилась помятая в дороге, запыленная машина, в которой сидели усталые черные ребята-музыканты из группы Kings Of Rhythm 20-летнего Айка Уистера Тернера. Они выгрузили побитый усилитель, сняли с


 «РОДИНУ НАМ ДАЕТ БОГ»

Из книги Жизнь в трех эпохах автора Мирский Георгий Ильич

 «РОДИНУ НАМ ДАЕТ БОГ» Галина Вишневская там и здесьОдин из престижных районов Парижа. Улица Жоржа Манделл. Высокая металлическая ограда, за которой обитают миллионеры, банкиры, знаменитости. Ворота в дом, где на втором этаже живут Галина Вишневская и Мстислав


Лубянка дает добро

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Лубянка дает добро Помощник директора института по безопасности Ким Иванович широко улыбается: «Георгий Ильич, у меня для вас хорошие новости; ваши выездные дела вроде бы меняются к лучшему. Пока что, пожалуйста, ответьте на два вопроса. Первый: в 82-м году, когда у вас была


2. Дружеский совет («Я даю Вам последний совет…»)

Из книги Янка Дягилева. Придет вода (Сборник статей) автора Дягилева Яна Станиславовна

2. Дружеский совет («Я даю Вам последний совет…») Я даю Вам полезный совет: Пробудившись от сна спозаранку, На вокзале купите билет И катите в Москву на Землянку! 1917 г. 2 мая.


из статьи: «ПАПОРОТНИК ДАЕТ МЕД»

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

из статьи: «ПАПОРОТНИК ДАЕТ МЕД» Банальная, но истина: женщина думает сердцем. То есть не головой. В музыкальном плане, как правило, это — отсутствие осмысления собственного существования и творчества, спонтанность, декларируемая очень и очень многими, и не зря. И поэтому


«Неизбежное сигнал даёт…»

Из книги автора

«Неизбежное сигнал даёт…» Неизбежное сигнал даёт, Но безумие останови-ка! Только широко открытый рот Для огромного, как небо, крика. И такое из недвижных глаз Горестно ликующее: поздно, Словно в первый и последний раз Жизнь свою оплакал, но