Через перевал под конвоем? Нет, с меня хватит!

Через перевал под конвоем? Нет, с меня хватит!

Тогда, в 1956 году, было не так просто пройти Клухорским перевалом, если ты не имел туристической путевки.

От Домбая до Клухорского перевала группа шла под конвоем: впереди — милиционер и вооруженный проводник; сзади — опять милиционер и ишак. Между ними цепочка туристов.

Нет уж, походила я под конвоем. С меня хватит! И я решила пробираться на свой страх и риск.

Опасность, наверное, существовала и на самом деле. Массовое выселение чеченцев и ингушей не могло сойти так гладко, как, например, молдаван из Бессарабии. Во-первых, из гор труднее выселить; во-вторых, там легче скрываться. Да и народности эти в достаточной мере непокорные… Многих не поймали; еще больше удрали с дороги или уже с места ссылки. Сколько бы их ни погибло, какая-то часть все же вернулась. А прожить им как-то надо… Пусть даже кунаки помогают. Но ограбить туристов — очень уж соблазнительно.

Я не жалею времени, которое потратила на эту довольно-таки утомительную прогулку. Было очень жарко, и я неоднократно купалась в ледяной реке. Впрочем, купалась — не то слово. Я выбирала заводь и, уцепившись за ветку, погружалась в ревущую пучину. Жутковато!

Но Ганачхир — позади. Такое уж правило у кавказских рек, даже речушек: с впадением притока, пусть самого мизерного ручья, река меняет свое имя. Так и теперь: это уже не Ганачхир, а Северный Клухор.

Но пора было подумать о ночлеге, и я выбрала себе в гостинице у Господа Бога номер со всеми удобствами: постель из сухого песка с подушкой из камня, с проточной водой из звенящего родничка и несколькими кустами спелой малины на ужин. Если голод — лучший повар, то усталость — самая мягкая постель.

Я — у начала серпантина, который сколько уж лет подряд тянут к Клухорскому перевалу. Бились с этой дорогой при царе, тянули ее в послереволюционное время, а во время войны — немцы. Слава Богу, ничего из нее не вышло: снежные лавины срезают бровку и весной все начинается с нуля.

У подножия — «Северный приют», палаточный лагерь для туристов. Расположен он возле метеостанции. За ее территорию хода нет без проводников и милиции. Не беда! Пробираюсь через кусты и дальше — по-пластунски. Вот я на тропинке, проложенной вдоль горного потока Северный Клухор, который здесь каскадами низвергается со скалы на скалу и ревет так, что чувствуешь, как дрожат под ногами скалы. Торопясь до заката уйти как можно дальше, я карабкаюсь вверх по мокрым от брызг и пены утесам.

Здесь, вверху, еще светло. Но внизу, в долине, уже сгущаются тени. Остающийся световой день уйдет на зарисовки. Однако займусь я ими лишь после того, как приготовлю себе под навесом скалы ложе из папоротников, по возможности мягкое и не очень мокрое.

Какой кругозор!

Сажусь на скалу. Она дрожит от пенистого водопада. Странно, кажется, что она рвется вверх. Это — обман зрения, но все же как-то непривычно.

Остро ощущаю обиду оттого, что я одна сижу здесь и любуюсь одна. Ирусь, Ирусь! Как часто вспоминаю я тебя! Ты умела мечтать и наслаждаться красотой природы. Как ты мечтала о Кавказе, о горах! И вот я сижу здесь, в одном из красивейших уголков мира, и разговариваю с тобой. Мысленно. Тебя нет… И никогда не будет у меня товарища, умеющего понимать и чувствовать горы — их величие и красоту.

Долго сидела я и не могла оторвать взор от этой неповторимой красоты. Только восход солнца может конкурировать с красотой заката. Но там доминируют яркие, оранжевые тона, а здесь наоборот: вершины тускнеют, становятся прозрачными, а из глубины долин поднимаются густые фиолетовые тени. Только отдельные маленькие облака, как клочки ваты, прилипают к груди «утеса-великана».

Лишь когда уже зажглись звезды, необыкновенно-яркие на такой высоте, мне стало по-настоящему холодно, и я забралась в свою пещеру. Уже с вечера было холодновато в моей квартире, ведь она на одной лестничной клетке с вершинами Большого Кавказа. Но не беда, зато можно спать спокойно — тропа проходит далеко и никто меня не побеспокоит. И торопиться некуда: на перевале снег за ночь смерзнется и на леднике — скользко. Посплю. Но еще лишь занималась заря, как чьи-то шаги заставили меня насторожиться Кто может быть тут, возле самого Клухорского перевала, на почти голых скалах, да еще в неурочное время! Сон как рукой сняло. Любопытство взяло верх над осторожностью, и я высунулась из своего закутка. Густой туман, как ватное одеяло, застилал все. Но что-то двигалось в этом тумане. Да тут пасутся коровы! Сколько их, две, три, шесть?

Осторожно, на четвереньках вылезла я из своего укрытия. Вдруг «коровы», как метеоры, рванули с места и в одно мгновение, мелькнув в воздухе, скрылись в тумане. Я успела разглядеть обращенные назад рога. Это были… туры. Да, эти неуловимые, прославившиеся своей осторожностью туры!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Под конвоем заботы (простите меня, Генрих Белль)

Из книги Наследники Авиценны автора Смирнов Алексей Константинович

Под конвоем заботы (простите меня, Генрих Белль) В молодости я был исключительно заботливым и внимательным доктором. Забывая о принципе "не навреди".До всего-то мне было дело, ничто не могло укрыться от моего зоркого взгляда.В далеком петергофском периоде я работал сразу в


На курсы под «конвоем»

Из книги Я — «Берёза», как слышите меня?.. автора Тимофеева-Егорова Анна Александровна

На курсы под «конвоем» Командование дивизии решило отправить меня на курсы штурманов в Ставрополь. В штурмовых да истребительных полках штурманы-то на самолетах не нужны — сам летчик за штурмана. Но должность такая — штурман эскадрильи была. Он же — заместитель


Под конвоем

Из книги За живой и мёртвой водой автора Воронский Александр Константинович

Под конвоем Я ссылался на три года в Архангельскую губернию. Путь предстоял тяжёлый. Пересыльным отводились самые сырые, подвальные помещения. Их кормили остатками и без того скудного арестантского котла, ими помыкали, их морозили, били, убивали. В тёмных, в пропахших


Понаслаждались — и хватит!

Из книги Изюм из булки автора Шендерович Виктор Анатольевич

Понаслаждались — и хватит! Семилетняя дочка так рассказывала про первое гуляние с юной собакой Джулькой:— Представляешь, она выкрутилась из ошейника, немного понаслаждалась свободой и в ужасе побежала домой!Очень похоже на рассказ о России в историческом отрезке от


Через перевал под конвоем? Нет, с меня хватит!

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь одиннадцатая: На вершине автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Через перевал под конвоем? Нет, с меня хватит! Тогда, в 1956 году, было не так просто пройти Клухорским перевалом, если ты не имел туристической путевки.От Домбая до Клухорского перевала группа шла под конвоем: впереди — милиционер и вооруженный проводник; сзади — опять


РЕПАТРИАЦИЯ ПОД КОНВОЕМ

Из книги Трагедия казачества. Война и судьбы-4 автора Тимофеев Николай Семёнович

РЕПАТРИАЦИЯ ПОД КОНВОЕМ Война в Европе закончилась фактически 12 мая 1945 года, после капитуляции группы немецкой армии «Центр» под командованием фельдмаршала Шернера. Задержавшиеся в Праге и на подходе к ней Вооруженные силы освобождения народов России в составе 600-й и


Переход через Тапаризский перевал. Конная атака

Из книги Казаки на Кавказском фронте 1914–1917 автора Елисеев Федор Иванович

Переход через Тапаризский перевал. Конная атака Отряд дневал у селения Диза. Поля курдов зеленели роскошным ковром светло-зеленой пшеницы ростом уже в две четверти. Казаки нерасчетливо кормили ею своих лошадей и к утру некоторые потеряли их «павшими от объедения».21


Театр под конвоем

Из книги Хорошо посидели! автора Аль Даниил Натанович

Театр под конвоем Общелагерная культбригада — театр, в котором было немало профессиональных актеров и музыкантов — проживала и репетировала не на нашем лагпункте. Главным отличием ее постановок и концертов от тех, что ставились у нас, было то, что женские роли в них


«Хватит нам собачатины!»

Из книги Жизнь, подаренная дважды автора Бакланов Григорий

«Хватит нам собачатины!» Если бы нужно было назвать, ну, например, пять лучших повестей XX века, я бы сказал, что одна из них — «Собачье сердце» Булгакова. Книгу эту, пророческую, о пришествии вселенского хама, писал Булгаков с отвагой и весельем в сердце и, может быть, не раз


3. Через перевал Лаоелин

Из книги В водовороте века. Мемуары. Том 3 автора Сен Ким Ир

3. Через перевал Лаоелин Мы только что вернулись на опорную партизанскую базу после операций в контролируемых врагом районах, как нам снова пришлось покинуть Ванцин с вещмешками на плечах. Чжоу Баочжун, действовавший в Северной Маньчжурии, прислал ко мне связного с


15 С КОНВОЕМ В НЕБЕ

Из книги Побег из Рая автора Шатравка Александр Иванович

15 С КОНВОЕМ В НЕБЕ — Шаг вправо, шаг влево — будет считаться попыткой к побегу, — предупредил офицер.Вертолет дожидался нас посреди плаца, и мы шли к нему в окружении вооруженных пограничников. Лейтенант у вертолета заменил нам наручники на те, которые получил от майора


ХВАТИТ НА ИСКУПЛЕНИЕ

Из книги Евтушенко: Love story автора Фаликов Илья Зиновьевич

ХВАТИТ НА ИСКУПЛЕНИЕ Двадцатого июля 2010 года «Российская газета» в рубрике «События» дает яркий репортаж «День благодарения» Юрия Соломонова. В подмосковном писательском поселке Переделкино открылся музей-галерея поэта Евгения Евтушенко, в который вошли коллекция


«Под конвоем, по дороге…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«Под конвоем, по дороге…» Под конвоем, по дороге, Средь родных полей, в наш век, Еле-еле тащут ноги Тридцать слишком человек. Почему и что за люди Спор ведут в рассветной мгле Об обеденном премблюде И вечернем горбыле? Может быть они по тропам И лесным трущобам


Хватит ходить по холодам

Из книги Мои путешествия. Следующие 10 лет автора Конюхов Фёдор Филиппович

Хватит ходить по холодам 2 января 1996 года89°26’00’’ ю. ш., 80°35’19’’ з. д.День холодный, но было солнце. На высоте 2742 метра над уровнем моря меня обдувает со всех сторон. Шел, думал, уже хватит ходить


Под конвоем

Из книги Рома едет. Вокруг света без гроша в кармане автора Свечников Роман

Под конвоем Пересечь следующую границу решаю в районе города Паксе. До него около семисот километров. Всю дорогу мне приходится снова и снова объяснять свою денежную проблему. Примерно половина водителей, поняв, о чем идет речь, отказывается меня подвозить. Но