За столом с майором

За столом с майором

В середине восьмидесятых отменили отсрочки студентам и сына после первого курса забрали в армию. Слава богу, не в Афганистан, служил Саша на Севере. Рабицкие очень переживали, ждали писем, считали дни.

Однажды вечером раздался междугородний звонок. Саша!

– Мама, не волнуйся, все у меня нормально! – сказал сын. – Тут такое дело…

Дело заключалось в том, что майор Зыков из командования части собрался в командировку в Москву. Один день, ночевка, утром поезд. Но хотелось майору переночевать не в офицерском общежитии, а с комфортом. Саша в части был единственный москвич, Зыков вызвал его, объяснил ситуацию. По всему выходило, что самое удобное майору будет разместиться у Сашиных родителей.

– Да, разумеется, – ответила Елизавета Григорьевна, – не волнуйся, я все поняла, примем как турецкого падишаха.

– Он пятнадцатого приедет, в понедельник, вы уж там его на вокзале встретьте.

Три дня Елизавета Григорьевна и Олег Борисович готовились, убирали квартиру, продукты доставали. На понедельник отпросились с работы. Рано утром Олег завел свой «Москвич» и поехал на вокзал.

Майор Зыков оказался крепким здоровяком лет сорока. Доехали до дома, сели за накрытый уже стол. Майор быстренько тяпнул три рюмки, закусил и уехал по делам службы. А Рабицкие пошли на работу.

Вечером стол накрыли снова. Майор приехал часов в восемь, сели ужинать. Елизавета Григорьевна пила вино, мужчины – коньяк.

– Ну как там наш Саша? – спросил Олег после первой.

– А что, нормальный солдат. Сначала-то, понятно, пришлось с ним повозиться, дисциплинку подтянуть, физподготовку, то-се… Ну и, сами понимаете, север есть север, не санаторий. Но ничего, привык, не хуже других. Да он уже сам дед, это ж другое совсем дело.

После третьей Елизавета Григорьевна тонко намекнула майору, что было бы хорошо, если бы он, майор, лично следил за прохождением Сашиной службы. Не то что опекал, нет, я понимаю, но все-таки, знаете, ситуации разные бывают.

– Да, ситуации.. это точно,– задумался майор. – Ладно, давайте коньячок добьем. Будем!

Допили коньяк. Майор достал из чемодана бутылку водки. Олег принял решение не отставать, хотя Лиза и пыталась возражать.

Водка заканчивалась. Елизавета Григорьевна зорко следила за захмелевшим мужем, чтобы он не ляпнул лишнего. Майор стал задумчив.

– Да не волнуйтесь вы! – успокаивал он супругов. – Я ж понимаю, все будет тип-топ. Я против вашей нации ничего не имею. Другое дело чурки!

– А что чурки… – начал было Олег, но Лиза пнула его ногой под столом.

– Чурки-то? Да не поверите, какие случаи бывают. В том году один такой деятель в котельной дежурил. Делов-то всего ничего, уголь подбрасывай, да и всё! А эту гниду, видишь ли, в тепле разморило, заснул. Котел остыл, а это ж север, а не твой, я, конечно, извиняюсь, кишлак! Прибегаем туда, а он дрыхнет. Ну, мы его, само собой, я уж прямо скажу, измудохали от души. Пусть спасибо скажет, что живой остался.

Майор порассуждал еще немного о неудачах в карьере, интригах какого-то капитана Скворцова, которого, дай ему, Зыкову, волю, он бы разжаловал в рядовые, и пошел спать.

Утром Лиза собрала майору пакет в дорогу – бутерброды с ветчиной и сыром, помидорчики, огурчики, четыре вареных яйца, ну и бутылку коньяка, конечно.

Позавтракали, супруги робко попросили передать Саше посылочку, она не тяжелая.

И Олег повез гостя на вокзал.

А Саша вернулся через несколько месяцев. И жизнь снова вошла в колею.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

И НЕТ КОМПЕНСАЦИИ ЗА СТОЛОМ!

Из книги На плахе Таганки автора Золотухин Валерий Сергеевич

И НЕТ КОМПЕНСАЦИИ ЗА СТОЛОМ! 6 сентября 1996 г. Пятница. Молитва, зарядка. № 936С каждым днем все больнее, все стыднее, все невыносимее открывать дневник и делать какие-то записи, потому что жизнь у меня ужасная, позорная, крысиная, тараканья, испуганная и безнравственная до


За круглым столом

Из книги Страницы дипломатической истории автора Бережков Валентин Михайлович

За круглым столом Пленарные заседания конференции происходили в просторном зале, декорированном в стиле ампир. Посредине стоял большой круглый стол, покрытый скатертью из кремового сукна. Вокруг были расставлены обитые полосатым шелком кресла с вычурными


УМЕРЕТЬ ЗА РАБОЧИМ СТОЛОМ

Из книги Интервью, мысли, записи автора Пикуль Валентин

УМЕРЕТЬ ЗА РАБОЧИМ СТОЛОМ (Интервью В. Д. Рубцову. Газета «Труд». 1988 г.)— Валентин Саввич, вы приближаетесь к тому возрасту, когда писатели имеют право на получение пенсии. Как вы к этому относитесь?— А где и когда сказано, что литературный труд ограничен пределом, как труд


За круглым столом

Из книги Лариса Рейснер автора Пржиборовская Галина

За круглым столом Каждое мгновение, как и каждая жизнь, имеет свою целесообразность. С. Н. Рерих В истории почему-то больше всего остается именно военных дат, история перебирает их как четки. Конфликты решаются противоборством. Иной опыт совместной жизни, если возникает,


С гостями за столом

Из книги Луковица памяти автора Грасс Гюнтер

С гостями за столом Когда жандарм сдал меня в мариенбадский госпиталь и я, с высокой температурой, был уложен на застланную свежим бельем койку, Вождя уже не стало. Нам сказали, что он погиб на боевом посту при обороне столицы Рейха. Его уход был воспринят как вполне


Н. Тихонов — не за столом

Из книги Круги жизни автора Виткович Виктор

Н. Тихонов — не за столом Я напечатал рассказ в 1930 году в журнале «Звезда». Редактором «Звезды» был Николай Семенович Тихонов. Редакция находилась в Ленинграде, на Невском, в Доме книги. На всю жизнь запомнил урок, который дал мне тогда Николай Семенович.Он никогда не


За судейским столом

Из книги Эмиль Гилельс. За гранью мифа [с иллюстрациями] автора Гордон Григорий Борисович

За судейским столом В 1958 году состоялся Первый Международный конкурс им. Чайковского. Вдумайтесь: первый международный, проходивший в нашей стране. Что может из этого следовать? Только одно: первая премия непременно должна быть нашей, советской. О другом исходе и


За судейским столом

Из книги Эмиль Гилельс. За гранью мифа автора Гордон Григорий Борисович

За судейским столом В 1958 году состоялся Первый Международный конкурс им. Чайковского. Вдумайтесь: первый международный, проходивший в нашей стране. Что может из этого следовать? Только одно: первая премия непременно должна быть нашей, советской. О другом исходе и


За столом, как римляне

Из книги Лососи, бобры, каланы автора Кусто Жак-Ив

За столом, как римляне Калан принимается за еду только на поверхности. Под водой он почти никогда не начинает есть: он может решиться на это лишь в совершенно необычных условиях опыта. Например, когда предназначенных для калана рыбу или краба со снятым панцирем помещают в


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Вуд попадает в армию как «овца в волчьей шкуре» и становится за морем грозным майором

Из книги Роберт Вильямс Вуд. Современный чародей физической лаборатории автора Сибрук Вильям

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Вуд попадает в армию как «овца в волчьей шкуре» и становится за морем грозным майором «Овцы в волчьей шкуре» — название, которое Вуд применял к себе и другим профессорам и ученым, которым дали чины и одели в форму во время мировой войны. Задолго до


За столом с «акулами»

Из книги Язык мой - друг мой автора Суходрев Виктор Михайлович

За столом с «акулами» Запомнился вечерний обед в Экономическом клубе. Он проходил в большом бальном зале «Уолдорф-Астории» — одном из самых больших залов подобного рода в Нью-Йорке тех лет. Как принято на таких обедах, на возвышении сидели главные гости, остальные — за


МОЙ МИР – ПОД СТОЛОМ

Из книги Вырастая из детства автора Романушко Мария Сергеевна

МОЙ МИР – ПОД СТОЛОМ Под столом у меня полки с книгами и играми.Мой отец сделал мне эти полки. Ещё на Полигонной.Ещё когда мы жили вместе… вместе…Скатерть свисает низко…Здесь я могу уединиться. Спрятаться ото всех.Здесь мне хорошо.Здесь я могу думать об отце, сколько


За столом у Сталина

Из книги Никита Хрущев. Реформатор автора Хрущев Сергей Никитич

За столом у Сталина Отец постепенно осваивался с московскими порядками. После полновластья на Украине, где все приноравливались к его распорядку дня, его привычкам, ему теперь приходилось приспосабливаться к сталинскому укладу жизни. Полуночный просмотр очередного


За столом диктатора

Из книги Гитлер_директория автора Съянова Елена Евгеньевна

За столом диктатора «Мутные воды «гляйхшалтунг»» — доктрины о всеобщем подчинении национал-социалистической идеологии — это выражение принадлежат Альбрехту Хаусхоферу, сыну знаменитого геополитика и другу Рудольфа Гесса. Альбрехт долгое время исполнял роль эмиссара


За воскресным столом

Из книги «Мы прожили не напрасно…» (Биография Карла Маркса и Фридриха Энгельса) автора Гемков Генрих

За воскресным столом Энгельс поддерживал повседневную связь с международным рабочим движением не только посредством чтения рабочей печати и обширной переписки. Не проходило недели, чтобы он не принял посланца той или иной рабочей партии, кого-либо из тех, с кем состоял в


За большим столом

Из книги Разрозненные страницы автора Зеленая Рина Васильевна

За большим столом «Темные» заседания (обсуждение тем будущего номера) в сатирических журналах всегда меня интересовали, и я обязательно приходила, когда меня приглашали. Был такой обычай звать на «темные» заседания близких журналу людей – актеров, писателей. В «Чудаке»