Простите!

Простите!

С каждым, наверное, это случалось: подходит к тебе на улице совершенно незнакомый человек, просит закурить… или в троллейбусе сосед смотрит в окно, а потом поворачивается к тебе… да мало ли ситуаций бывает, неважно.

Короче, смотрит тебе в глаза и говорит какую-нибудь ахинею. А потом ты идешь в одну сторону, он в другую. И больше никогда его не встречаешь. И не помнишь, молодой он был или старый, брюнет или блондин, пьяный или трезвый. Ну ничегошеньки про него не помнишь. Кроме почему-то той чуши, что он рассказал.

Помню, на экскурсии в Угличе стою около церкви, в которую водили туристов. Выходит из церкви мужичок, просит прикурить. Я чиркаю спичкой, он закуривает и говорит:

– Роспись мне понравилась, про сотворение мира. Ева уж больно хороша. Натурально так нарисована, и волосики видны, и секель.

И на этом мы расходимся. И прошло с тех пор лет тридцать. И он, если жив, конечно, давным-давно забыл и про Углич, и про церковь, и про свой рассказ. А я вот почему-то помню. Сейчас вот написал – может, забуду? А кому-то не повезет, прочтет и будет это долго вспоминать и плеваться? Ну тогда простите.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Под конвоем заботы (простите меня, Генрих Белль)

Из книги Наследники Авиценны автора Смирнов Алексей Константинович

Под конвоем заботы (простите меня, Генрих Белль) В молодости я был исключительно заботливым и внимательным доктором. Забывая о принципе "не навреди".До всего-то мне было дело, ничто не могло укрыться от моего зоркого взгляда.В далеком петергофском периоде я работал сразу в


«ПРОСТИТЕ, ЧТО МЫ ЕЩЕ ЖИВЫ»

Из книги В путь за косым дождём автора Меркулов Андрей Георгиевич

«ПРОСТИТЕ, ЧТО МЫ ЕЩЕ ЖИВЫ» И увидел я на шлеме след оставила звезда... Н. Тихонов Техника приучает нас к придирчивой дотошности, мы стали особенно любить детали и переносим эту склонность, уместную для радиосхемы, даже на литературу — иной читатель требует, чтобы проза за


Простите, дорогой Вячеслав Францевич…

Из книги Лукашенко. Политическая биография автора Федута Александр Иосифович

Простите, дорогой Вячеслав Францевич… Кебич на самом деле был не худшим из возможных руководителей Беларуси. Он не был ни злым, ни злопамятным, был по-своему демократичен. Ему нравилось делать людям добро. Кроме того, Вячеслав Францевич, несомненно, был компетентным


"Простите!" Переписка и встречи с писателем Ю.М.Нагибиным

Из книги "Простите!" автора Беломлинская Виктория Израилевна

"Простите!" Переписка и встречи с писателем Ю.М.Нагибиным "С этого пустозерского пламени зажегся костер великой русской прозы" Ю.М.Нагибин "Огненный протопоп" Мы писали друг другу письма. Точнее было бы сказать так: он писал мне письма, а я их для него сочиняла. То есть,


Простите, миледи!

Из книги Философ с папиросой в зубах автора Раневская Фаина Георгиевна

Простите, миледи! Актриса Клавдия (Капитолина) Пугачева вспоминала: «С Фаиной Георгиевной Раневской я познакомилась, когда она поступила в Театр драмы — бывший Театр революции, ныне имени Маяковского. При знакомстве она производила впечатление своим юмором. Двух минут


А мне все хочется о прошлом, уж простите.

Из книги Креативы Старого Семёна автора

А мне все хочется о прошлом, уж простите. В пятом томе "МВП" Каспаров много и развернуто пишет о том, что, если бы в 1975-м году состоялся матч Фишер-Карпов, то Карпов имел бы хорошие шансы на победу. И именно страхом поражения от Карпова объясняется отказ Фишера защищать свое


Простите!

Из книги Первые леди Америки автора Пастусиак Лонгин

Простите! С каждым, наверное, это случалось: подходит к тебе на улице совершенно незнакомый человек, просит закурить… или в троллейбусе сосед смотрит в окно, а потом поворачивается к тебе… да мало ли ситуаций бывает, неважно.Короче, смотрит тебе в глаза и говорит


Простите, как пройти в Белый дом? Элен Херрон Тафт (1861–1943)

Из книги Неизвестный Лангемак [Конструктор «катюш»] автора Глушко Александр Валентинович

Простите, как пройти в Белый дом? Элен Херрон Тафт (1861–1943) Супруга Уильяма Говарда Тафта была необычайно тщеславной женщиной. Роль Первой леди была для нее значительно важнее, чем пост президента для мужа. Многие историки считают, что Тафт вообще стал президентом


Глава двенадцатая «Простите меня…»

Из книги автора

Глава двенадцатая «Простите меня…» Вечером 2 ноября к Г.Э. Лангемаку зашел В.П. Глушко. Они долго сидели и обсуждали какие-то дела, шутили, т. к. дети слышали смех, которым всегда сопровождались их разговоры. Перед уходом договорились, что завтра в Институте продолжат