Пустяки

Пустяки

Все волновало нежный ум.

А.С. Пушкин

Он был такой человек, что скажи ему, к примеру:

– Петр Иваныч, зайдем сейчас куда-нибудь, посидим, выпьем, поговорим, – то и пойдет, и посидит, и поговорит, и выпьет. И с хорошим настроением поедет домой. А утром будет как огурчик и побежит на работу.

Но если сказать ему, допустим, в пятницу:

– Петр Иваныч, там в четверг банкетик небольшой намечается, ты уж спланируй свои дела, освободи вечерок, – то будет он мучиться целую неделю, представлять, как в четверг выпьет, потом домой через весь город, потом жена будет ругаться, а рано утром-то на работу. И будет Петр Иваныч на банкетике сидеть мрачный и молчаливый, пить рюмку за рюмкой и надерется как свинья. И жена выдаст ему по полной, и не выспится, и утром побредет на работу с тяжелой головой и плохим настроением.

Вот такая была у Петра Ивановича натура, он и сам удивлялся. Но ничего с собой поделать не мог. Все, что нарушало естественный ход жизни, будь то собрание акционеров, командировка, да даже предстоящая поездка с женой в дом отдыха – все это выбивало его из колеи. Он сразу принимался думать о том, как будет через три дня сидеть на собрании и томиться от скуки. Или что в командировке придется обедать в плохих ресторанах и испортится пищеварение. А в доме отдыха жена будет таскать на все мероприятия, и должен он будет на старости лет слушать массовика-затейника, или как он там сейчас называется, аниматора.

Хотя потом и в доме отдыха оказывалось хорошо, и в командировке питался в прекрасной заводской столовой, а на собрании акционеров так вообще сидел в заднем ряду вместе с Акиньшиным из второго отдела, и тот угощал Петра Ивановича коньяком из фляжки. Пригибаться, правда, приходилось на всякий случай, чтобы начальство со сцены не заметило. Но это так, ерунда.

Вообще говоря, Петр Иванович был вполне счастливый человек. Работу свою любил, относились к нему все хорошо, с уважением. Плюс еще и пенсия шла. И дома все было путем, и дети радовали. Жена, правда, ворчала иногда, ну так без этого не бывает.

Но проклятая привычка ожидать от жизни подлянки всё портила. Хотя Петр Иванович был всю жизнь очень осторожен. Любовниц не заводил, опасаясь сложностей и переживаний. Когда предлагали повышение по службе, неизменно отказывался – не хотел никем руководить, отвечать не за себя, а за других. Казалось бы, ничто не могло потревожить его спокойную, размеренную жизнь. Но так не бывает, рано или поздно, но что-то должно было случиться.

В один прекрасный день Петр Иванович получил письмо из Сбербанка. В нем говорилось, что он в числе немногих счастливцев выиграл по номеру своего пенсионного счета ни много, ни мало аж золотой слиток. Для получения которого надо явиться в центральное отделение районного Сбербанка тогда-то и во столько-то, имея при себе паспорт.

Первой мыслью Петра Ивановича было: «Лохотрон! Выкинуть бумажку, да и всё!» Но потом они с женой еще раз внимательно прочитали письмо, обсудили. Нет, на лохотрон не похоже. Печать, подпись. И опять-таки, Сбербанк контора солидная. Другое дело, что слитки бывают разные. Не килограмм же ему дадут, грамм пятьдесят от силы. Но почему не получить? А вдруг все же килограмм, это ж полмиллиона рублей!

В этих раздумьях и волнениях провел Петр Иванович целую неделю, до того самого дня, который был указан в письме. К восьми, не выспавшись, приехал он на работу, а в десять пошел отпрашиваться к начальнику бюро.

– Дмитрий Сергеевич, тут такое дело, мне бы отъехать на пару часов.

– Случилось чего, Иваныч?

— Да нет, все в порядке, тут в Сбербанк приглашают, вот, бумагу прислали, – и он протянул начальнику письмо, – я быстро, тут пять остановок на автобусе, ну и очередь, конечно.

Тот прочел письмо, подумал.

– Нет, Петр Иваныч, так дело не пойдет. Несолидно, понимаешь, за золотым-то слитком в общественном транспорте. На машине поедешь!

Позвонил в гараж, вызвал Виктора, своего шофера, и Петр Иванович с шиком прокатился до Сбербанка. Отстоял очередь, получил коробочку, кольца в таких продают в ювелирном. И сертификат на слиток, все честь по чести.

Он отошел от окошка, открыл коробочку. На белом атласе лежал кусочек золота размером с ноготок на детском мизинце. Вес соответствовал указанному в сертификате, один грамм. Петр Иванович постоял, огляделся. Было сильное желание плюнуть и выкинуть коробочку к чертям. Правда, в соседнем окошке можно было поменять слиток на пятьсот с чем-то рублей. Но стоять еще в одной в очереди не хотелось.

На работе сначала зашел он к Дмитрию Сергеевичу, поблагодарить за шофера. Рассказал, показал слиток. Тот, отсмеявшись, позвонил Николай Павловичу, заму. Закрыли кабинет, достали коньяк. Пришлось повторять рассказ на бис. Но под коньячок совсем другое дело. Потом в отделе ребята тоже сбегали за пузырем, посидели немного. Петр Иванович смеялся вместе со всеми. Ну и вечером с женой тяпнули по рюмашке. Правда, дразнили мужики на работе этим слитком еще долго, но это уже пустяки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Пустяки» и «Остров 5 К»

Из книги Евгений Шварц. Хроника жизни автора Биневич Евгений Михайлович

«Пустяки» и «Остров 5 К» В шестом номере «Чижа» за 1932 год стали печататься картинки А. Успенского «Приключения Петьки Доценко и гуся Барбоса» с анонимными подписями под ними, заключительная глава которых появилась в № 2–3 за 1933 год.Одновременно Евгений Шварц писал