Циклы Кондратьева

Циклы Кондратьева

До 1928 года один за другим вышли в свет несколько трудов Кондратьева, содержавших принципиально новые идеи экономического планирования и взгляды на конъюнктуру мировых рынков. При жизни Кондратьева все его значительные статьи переводились и издавались за границей. Он являлся членом экономических обществ США и Великобритании, был лично или по переписке знаком с крупнейшими экономистами своего времени. В его монографиях «Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции» (1922) и «Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства» (1925) проводилась «эсеровская» мысль о том, что для России «ведущим звеном» в планировании является сельское хозяйство и что необходим баланс аграрного и индустриального секторов. Главным же достижением и вкладом Кондратьева в мировую науку стала его теория циклов в экономическом, социальном и культурном развитии стран. Первые ее наброски он опубликовал еще в 1922 году и потом продолжал развивать.

Выводы Кондратьева были основаны на анализе динамики основных параметров экономики США, Германии, Англии, Франции за последние 100–150 лет. Сотрудники Конъюнктурного института изучали индексы цен, котировки государственных долговых бумаг, уровни заработной платы, внешнеторгового оборота, добычи угля, золота, производства чугуна и т. д.

Кондратьев первым заметил, что ряд показателей изменяется с циклической регулярностью, а фазы роста и спада чередуются. Период колебаний составляет 50 лет с погрешностью до 10 лет. Следовательно, «большой цикл конъюнктуры» длится от 40 до 60 лет. Впоследствии Йозеф Шумпетер назвал их «циклами Кондратьева».

«…Войны и революции возникают на почве реальных, и прежде всего экономических условий… на почве повышения темпа и напряжения конъюнктуры экономической жизни, обострения экономической конкуренции за рынки и сырье… Социальные потрясения возникают легче всего именно в период бурного натиска новых экономических сил»

В 1924 году Кондратьев с женой побывали в годичной научной командировке в США, Канаде, Англии и Германии – c поручением выяснить пути укрепления экономических позиций СССР. В США они встретились с Питиримом Сорокиным, высланным из России в 1922 году. Сорокин предложил Кондратьеву остаться в США, но Кондратьев был захвачен открывшимися перед ним на родине перспективами.

По возвращении домой он активно участвовал в разработке первого перспективного плана развития сельского хозяйства. В ходе «пятилетки Кондратьева» (1924–1928) российская деревня смогла восстановиться после Гражданской войны.

Кондратьев выступал за пропорциональное развитие промышленности и сельского хозяйства и против непосильных для крестьян налогов и поборов ради строительства фабрик и заводов. Это вызвало неприятие идеологов индустриализации: Зиновьев называл его концепцию «манифестом кулацкой партии», c подачи Сталина термин «кондратьевщина» становится символом вредительства.

В 1928 году Конъюнктурный институт при Наркомфине закрыли, а в 1930-м Николая Кондратьева арестовали, обвинив в саботаже в сельском хозяйстве, «протаскивании буржуазных методов планирования» и принадлежности к мифической «Трудовой крестьянской партии». Чаянов выручить его уже не мог, поскольку сам был арестован по тому же обвинению. В августе 1930 года Сталин писал Молотову[172]: «Вячеслав! Я думаю, что следствие по делу Кондратьева, Громана[173], Садырина[174] нужно вести со всей основательностью, не торопясь. Это дело очень важное… Кондратьева, Громана и пару-другую мерзавцев нужно обязательно расстрелять».

Ожидая суда в Бутырской тюрьме, Кондратьев написал работу «Основные проблемы экономической статики и динамики» (опубликованную только в 1991 году). На закрытом процессе 1932 года Кондратьев был осужден на 8 лет и отправлен в политизолятор. Там ученый продолжил работу над своей теорией больших циклов, совершенствовал ее математический аппарат.

Ученый обладал поэтическим даром: в тюрьме Кондратьев написал для дочери сказку в стихах с рисунками «Необыкновенные приключения Шамми»:

«В неге ночи теплой, томной

Новых сил душа полна:

Там за далью моря темной

Ждет их дивная страна».

В заключении Кондратьев слабел, терял зрение и слух, с трудом передвигался. Научная работа, составляющая смысл его жизни, прекратилась.

17 сентября 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Николая Кондратьева к высшей мере наказания, и в тот же день его расстреляли. Ему было всего 46 лет. Прах выдающегося экономиста захоронили в общей могиле на печально известной «Коммунарке» – расстрельном полигоне НКВД.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В ОКБ В.В. Кондратьева и П.О. Сухого

Из книги Земля и небо. Записки авиаконструктора автора Адлер Евгений Георгиевич

В ОКБ В.В. Кондратьева и П.О. Сухого В морозный день конца 1948 года на аэродроме ЛИИ под г. Жуковским царило необычное оживление. Возле выстроенных новинок военной авиации, представляемых каждым ведущим ОКБ на своих стоянках, прохаживались известные авиаконструкторы.


Глава восьмая ЦИКЛЫ СЕРЕДИНЫ 1930-х ГОДОВ

Из книги Даниил Хармс автора Кобринский Александр Аркадьевич

Глава восьмая ЦИКЛЫ СЕРЕДИНЫ 1930-х ГОДОВ В январе 1937 года Хармс начинает формировать так называемую «Голубую тетрадь». Название было дано по внешнему виду. Хармс очень любил всякие красивые тетради, блокноты и записные книжечки (в мемуарах очень часто встречаются


Последний выстрел сержанта кондратьева

Из книги Тайны политических убийств автора Кожемяко Виктор Стефанович

Последний выстрел сержанта кондратьева Мысли об этой смерти неотступно и мучительно преследуют меня. Не только потому, что Вячеслав Леонидович Кондратьев — один из любимых моих писателей. Не только потому, что посчастливилось встречаться с ним и впечатления от тех


Окопная правда (О ржевской прозе Вячеслава Кондратьева)

Из книги Живым не верится, что живы... автора Лазарев Лазарь Ильич

Окопная правда (О ржевской прозе Вячеслава Кондратьева) В июле 1943 года Илья Эренбург писал: «Замечательные книги о войне напишут не соглядатаи, а участники, у которых теперь подчас нет возможности написать письмо родным… Зародыш классического романа уже живет в голове