Роза

Роза

Молчит страна, как в доме мебель,

Как ни поставь, так и стоит.

Для всей страны единый гребень,

Сегодня — сыт, а завтра — бит.

Нет, не дубы стоят, а стулья,

Нет, не березы — двери, стол.

Лежит беззубый от разгулья,

В кровь стертый бывший желтый пол.

Стоят, как часовые, стены,

И потолок — им небосвод.

Всех превращает нас в полено

Наш пилораменный завод.

Вдруг среди этого кошмара,

Где кровью харкала пила,

Посередине тротуара

Святая Роза расцвела.

От горя треснутая ваза

Казалась бледной и худой.

Сама, без всякого приказа,

Святой наполнилась водой.

И стали вновь шкафы — дубами,

Березами — паркетный пол,

И с деревянными гробами

Последний поезд отошел.

А на ветвях запели птицы,

И солнце стало так сиять,

Что захотелось помолиться,

Смеяться, плакать и молчать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Роза

Роза Цветов и песен благодатный хмель Нам запрещен, как ветхие мечтанья. Лишь девственные наименованья Поэтам разрешаются отсель. Но роза, принесенная в отель, Забытая нарочно в час прощанья На томике старинного изданья Канцон, которые слагал Рюдель, — Ее ведь смею я


ЭТА РОЗА

ЭТА РОЗА Эта роза — воистину роза моя! Адрес розы — иной, чем у сада и грядок. Стих, продли это время на все времена: краткий день не окончится, полночь не грянет. День не окончится, полночь не грянет, но дню день перескажет, нашепчет: что держит в секрете. Я не состарюсь и не


РОЗА

РОЗА Ты к престолу роняешь розу, Ты склоняешь корону кос… Свет свечи посыпает бронзой Строгий сумрак твоих волос. В тяжких бархатных складках платья Так лилейна твоя рука. Над тобой, над резным распятьем В темных сводах молчат века… Шепчут свечи… А там, направо, В щель


РОЗА

РОЗА Молчит страна, как в доме мебель, Как ни поставь, так и стоит. Для всей страны единый гребень, Сегодня — сыт, а завтра — бит. Нет, не дубы стоят, а стулья, Нет, не березы — двери, стол. Лежит беззубый от разгулья, В кровь стертый бывший желтый пол. Как часовые, стоят


Роза

Роза Молчит страна, как в доме мебель, Как ни поставь, так и стоит. Для всей страны единый гребень, Сегодня — сыт, а завтра — бит. Нет, не дубы стоят, а стулья, Нет, не березы — двери, стол. Лежит беззубый от разгулья, В кровь стертый бывший желтый пол. Стоят, как часовые,


№ 102 к с. 105 Пятая роза

№ 102 к с. 105 Пятая роза Дм. Б-ву 1 Звалась Soleil[200] ты или Чайной И чем еще могла ты быть, Но стала столь необычайной, Что не хочу тебя забыть. 2 Ты призрачным сияла светом, Напоминая райский сад, Быть и петрарковским сонетом Могла, и лучшей из сонат. 3 И губы мы в тебе омочим, А


Роза Люксембург

Роза Люксембург Зима 1941—1942 годов была самая страшная, какую русские знали за сто пятьдесят лет.Какое-то число немецких частей, дислоцированных на относительно спокойных участках, приспособились как могли к этим ужасным холодам и к нехватке мехового обмундирования.


«ГОЛУБАЯ РОЗА»

«ГОЛУБАЯ РОЗА» В 1896 году Леся Украинка написала свою первую пьесу — драму в пяти действиях «Голубая роза». Как и в поэзии, она стремилась если и не противостоять, то, по крайней мере, отойти от так называемого бытового реализма и мелодрамы, которые импонировали ее


Роза Люксембург

Роза Люксембург Красная РозаРоза Люксембург погибла девяносто пет назад, в холодном и кровавом январе 1919 года. Ее трагическая смерть словно заслонила собой се жизнь – из нее сделали символ борьбы, икону мученицы за идею, очень быстро и старательно забыв и о ее борьбе, и


Роза

Роза Последние дни августа… Осень уже наступала.Солнце садилось. Внезапный порывистый ливень, без грому и без молний, только что промчался над нашей широкой равниной.Сад перед домом горел и дымился, весь залитый пожаром зари и потопом дождя.Она сидела за столом в


РОЗА

РОЗА Молчит страна, как в доме мебель, Как ни поставь, так и стоит. Для всей страны единый гребень, Сегодня – сыт, а завтра – бит. Нет, не дубы стоят, а стулья, Нет, не березы – двери, стол. Лежит беззубый от разгулья, В кровь стертый бывший желтый пол. Как часовые, стоят


РОЗА И РЕЗЕДА

РОЗА И РЕЗЕДА Иисус: Я становлюсь человеком и чувствую, как мое сердце расплавляется в языки пламени, а тело преображается в снег… Федерико Гарсиа Лорка Религиозные сомнения Федерико уходят корнями в его раннюю юность, когда он весь еще был проникнут набожными


12. Роза Мира

12. Роза Мира Из больницы его выписали 17 февраля. Подняться на второй этаж самостоятельно Андреев не мог, в комнату его внесли на руках, усадив на стул.Из больницы, по просьбе жены, он прислал планчик, обозначив на нем — где должен встать диван, где письменный стол, где