Юрий Кузменков на исполнение роли Симеонова-Пищика в пьесе А. Чехова «Вишневый сад»

Юрий Кузменков

на исполнение роли Симеонова-Пищика

в пьесе А. Чехова «Вишневый сад»

Хоть режь его, хоть бей, хоть потроши,

Хоть мало говори о нем, хоть много,

Вся эта боль, весь этот крик души

Даны ему с сторицею от Бога!

Но без волненья, крови и без мук,

Загулов, боли, трудного похмелья,

Ты можешь не расслышать сердца стук,

Когда вдруг постучится вдохновенье.

Артист — ребенок, верит, как малыш,

Во все играет глупый дурачина.

Поверит в то, что нужно прыгать с крыш,

Что счастья больше нет без белой глины.

Он русский человек, он много ест и пьет,

Но жаждет всей душой духовной пищи.

И если в долг берет — поржет и отдает

Калигуловский Симеонов-Пищик.

Зачем же надо было убивать?

Таких, как ты, — мильоны укокошить?

Как хорошо в таких людей играть,

Ведь ты не человек, ты лучше — ты ведь Лошадь!

Когда вас покидает близкий друг,

А все вокруг нелепо, бестолково,

Не нужен Хейфец и не нужен Брук —

Идите посмотреть на Кузменкова.

Застынет в памяти «Вишневый сад»,

Замрет навек сестра в объятьях брата…

А он попятится к дверям назад

Печально, грустно, страшновато.


Следующая глава >>