Э. Радзинскому Разговор товарища И. Сталина с Э. Радзинским

Э. Радзинскому

Разговор товарища И. Сталина с Э. Радзинским

Уже рассвет, и за окном серо,

В Кремле всю ночь идет Политбюро.

Сталин: И были мы непобедимы,

Сильнейшими из всех держав.

Ну, что молчите, подхалимы?

А может быть, Радзинский прав?!

Сидит он в «Ё-Ка-Ла-Мэ-Нэ»,

Листает наши матерьялы,

По полкам делая турне,

Концы все зная и начала.

Он не выходит из архива…

А вы все ночи, все подряд,

Не выходя, без перерыва,

«Веселых» смотрите «ребят».

Ну, что вы выпятили груди?

Какое вы Политбюро?!

Все в орденах, нет, вы не люди,

Хоть смотрите со мной кино.

Я сам ему перезвоню,

Он не откажет мне, Царю.

Алло, Эдвард, пока мы живы,

Вернитесь, напишите вновь,

Души своей подняв архивы,

Еще страницу про любовь…

Ну, допишите, коль не спится,

Свою сто пятую страницу.

Алло, вы слышите? Отпали!

Что-что?! Мы не туда попали?!

Я думал, вы меня узнали!

Кто говорит? Товарищ Сталин!

Что вы молчите, Эдуард?

Куда девался ваш азарт?!

Да-да, тот самый Сталин, Эдик,

Тот, кто привел страну к победе.

Алло-алло, нас перебили,

Вы живы или вас убили?

Ну что же, Эдик, помолчите;

Опомнитесь — перезвоните…

Путь у страны был тверд, но горек, —

Был лысым вождь, потом усатей…

Вы, Эдик, как большой историк,

Призвали нас к суду, к расплате.

Как реставратор, гений-медик,

Найдя в архивах живой след,

Вы всех клонировали, Эдик.

Царю от нас большой привет.

Теперь для новых поколений

Вы как артист играть нас стали:

То вы как царь, а то как Ленин,

Но больше все-таки вы — Сталин.

Спасибо вам, что нас не бросив,

Вы трудитесь, не зная лени,

Как только скажете: «Иосиф», —

У самого дрожат колени.

Вам нравится в моей быть власти,

Идя на сцену, как на плаху,

У вас глаза горят от счастья

И бешеный восторг от страха.

Вы, Эдвард, слепы, вы во мгле,

Вы осмелели — рановато,

И неминуема расплата,

Поскольку я всегда в Кремле…

Прошу, поскольку все мы живы,

Вас больше не пускать в архивы.

2007


Следующая глава >>