Дурак с инициативой

Дурак с инициативой

... Работу в экспедиции мы все же вскоре закончили. Настало время возвращаться домой, в Союз. Часть техники погрузили на корабли. На одном из них ушел командир отряда с основной командой. На другой должны отправляться и мы — те, кто остались. Но нам еще нужно было погрузить один самолет Ил-14, чтобы увезти его на плановый капитальный ремонт. И тут случилось непредвиденное. Тот инженер, о котором я уже рассказывал выше, как об очень слабом специалисте, в этой экспедиции был назначен... старшим инженером. Не знаю уж, какие силы его двигали в Антарктиду, но факт остается фактом.

Ладно. Надо грузить Ил-14. В этой операции, как правило, принимают участие как тягловая сила все имеющиеся в наличии авиаторы — и технический и летный состав. Подключается транспортный отряд, моряки... Ответственность за погрузочно-разгрузочные работы авиатехники несет, по договору, руководство Арктического и Антарктического НИИ, его представители, а не Морфлот и не летный отряд.

Тогда же наш инженер решил покомандовать. Я попытался его остановить:

— Подожди, пусть подойдет заместитель начальника экспедиции по хозчасти — это его дело. Ты можешь его, как специалист, проконсультировать, за что можно поднимать машину, а за что — нельзя. Но в погрузку не лезь...

В любом ЧП одной причины, как правило, не бывает. Судно подошло к ледовому барьеру, на котором стоял Ил-14, а ледяная стена оказалась выше бортов. И «вылета» стрелы крана, на которой висит «паук» из тросов с крюками, недостаточно, чтобы подцепить самолет с ледника и поставить на площадку над трюмом. Решений у этой задачи было несколько, но наш инженер решил ими пренебречь и, как только я на миг чем-то отвлекся, дал команду крановщику тащить машину. Слышу команду капитана:

— Остановить подъем! Я подошел, спрашиваю:

— Лев Борисович, что там у тебя случилось?

— Не у меня, а у вас... Нельзя поднимать Ил-14, побьем. Судно-то на волне шевелится. Начнем его грузить — даже медленно, ювелирно — судно просядет, и мы машину об ледник ударим...

Дублер капитана Слава Иванов, моряк до мозга костей, тоже поддержал своего командира.

Тогда инженер принял решение укоротить троса. Слава крикнул мне:

— Поднимись на мостик. Поднимаюсь. Слава говорит:

— Эти троса нельзя укорачивать. Видишь по каталогу, нужны совсем другие.

И тут опять влезает инженер:

— А я сейчас по-другому сделаю.

Он лезет наверх и начинает наматывать троса на балки «лиры». И делает «паук» не от углов «лиры», а по распоркам крепит их. Капитан с мостика ему кричит:

— Прекратите, не делайте этого! Сейчас сломаете «лиру» и самолет! А инженер — нет, и все. Я тоже говорю:

— Остановись! Ну, ладно, я не специалист, но тебе же грамотные люди русским языком говорят, что делать так нельзя...

— Да, что они понимают?! Двутавр этот выдержит сто тонн.

— Не выдержит. Он гнется по своим законам.

— Выдержит!

Капитан, видя столь вопиющую дурь, махнул рукой:

— Ну и делай, как хочешь! Твой самолет — ты за него и отвечай!

Ну и что? Завил он эти тросы, скомандовал крановщику понимать машину, и эта «лира», и мощные балки тут же пошли в скрутку, и повис наш Ил-14, как в авоське. Дуги «лиры» сжали его, поперечина прогнулась и пробила сверху фюзеляж... Самолет сполз к судну, лыжи скользнули между ледником и бортом. Балки продолжают гнуться, авоська становится все длиннее. Стоит судну водоизмещением в 14 или 15 тысяч тонн чуть шевельнуться на волне — впечатает оно наш Ил-14 в лед, как букашку. Инженер заблажил: «Ах, ох!...» Позвонили на станцию, подъехал начальник экспедиции, поглядел:

— Надо составлять акт. Я взвился:

— А вы где были? Это ваше дело — грузить самолет. Он накинулся на меня:

— А кто вас просил лезть не в свое дело? Какого хрена ваш инженер тут командовать начал?

И пошла обычная в таких случаях перебранка. В конце концов, говорю инженеру:

— Давай, Петрович, подписывать акт. Я подпишу...

— А я не буду.

— Как это, ты не будешь? Ты же всю кашу заварил? Подписал он, в конце концов, акт. А дальше-то, что делать? Привезли со станции трубы, ребята-сварщики на ветру забрались со сварочными аппаратами на «лиру», стали их приваривать. Сделали стеллаж из бревен, досок и бочек и кое-как втащили Ил-14 на трюм. Я оглядел машину и мне до боли стало ее жалко — измятая, покореженная, с пробитым фюзеляжем, она чем-то напоминала птицу-подранка. Взглянул на инженера:

— Куда ты ее такую повезешь? Нам же в иностранные порты надо будет заходить. Стыдоба-то какая, что с хорошим самолетом сделали?! Его ведь, по сути дела, уже нет...

— Ты ничего не понимаешь.

Привезли мы его в Ленинград. Вызвали мастеров с Минского авиаремонтного завода. Они осмотрели его и сделали однозначный вывод:

— Нарушена нивелировка, самолет надо списывать.

К счастью, остаточная стоимость его оказалась мизерной, поскольку он уже давно свое отлетал. Но чего стоили его погрузка, перевозка, разгрузка, оценка технического состояния и т.д.

Зачем я так подробно остановился на этом эпизоде? Да чтобы еще раз показать, насколько опасен в нашем деле, и особенно в Антарктиде, дурак. Вдвойне там опасен дурак с инициативой. Вот почему столь тщательно отбирали, учили и тренировали летный и наземный состав в Полярной авиации. Любая ошибка в подборе, обучении или тренировке людей, идущих работать в Арктику и Антарктиду, оборачивается, как правило, бедой — слишком суровые там условия, слишком часто приходится сталкиваться с нестандартными ситуациями, выйти из которых помогают лишь знания, опыт, мудрость, взвешенность в принятии решений... Поэтому святым правилом в «Полярке» было следующее: летный отряд для каждой САЭ формируется на две трети из тех, кто уже был в Антарктиде, кого она уже пропустила через свои «жернова». Только такой подход гарантировал выполнение авиационных работ на Шестом континенте Земли, в отрыве от хорошо оборудованных авиационно-технических баз, при полетах с примитивных аэродромов, а зачастую и туда, где не ступала нога человека. Начавшийся распад традиций, правил и законов, выработанных за сорок лет существования Полярной авиации, все чаще стал давать себя знать, как в случае с погрузкой Ил-14...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1. Слово «дурак»

Из книги Маленькая девочка из «Метрополя» автора Петрушевская Людмила Стефановна

1. Слово «дурак» Я сказала таксисту твердо:— Дурак.Он довольно кивнул и преданно остался стоять около меня, маленький, пузатенький, усатый, вылитый телеведущий Якубович, в половину первого ночи, при этом дело происходило мало того что в Турции, но еще и на забытом всеми


Дурак

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Дурак Автобусная остановка. Мы с женой куда-то едем.Ждем автобуса.Автобус наконец приходит, за рулем – молодой парень в модных черных очках. Алла берет меня на руки, ставит правую ногу на подножку, переносит на нее вес. И тут водитель, улыбнувшись в нашу сторону, дает газ. От


«Дурак ты, Бакланов...»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Дурак ты, Бакланов...» Одним из нападавших оказался сержант, заведующий складом. Сержант собирался в отпуск, надо было сдавать склад, но там была недостача: сержант часть имущества продал полякам и пропил. Он подговорил своего дружка, они опять же выпили, переоделись в


«Дурак ты, Бакланов…»

Из книги Философ с папиросой в зубах автора Раневская Фаина Георгиевна

«Дурак ты, Бакланов…» Одним из нападавших оказался сержант, заведующий складом. Сержант собирался в отпуск, надо было сдавать склад, но там была недостача: сержант часть имущества продал полякам и пропил. Он подговорил своего дружка, они опять же выпили, переоделись в


Не дурак, а Дуров

Из книги Далекая юность автора Куракин Петр Григорьевич

Не дурак, а Дуров Замечательный актер Лев Константинович Дуров вспоминал:«Фаине Георгиевне попасться на язык, не приведи Господь, было! Она в выражениях не стеснялась. Такой махине от искусства простительно все. И актриса великая, и человек грандиозный. Я тоже однажды


4. «Дурак Галка»

Из книги Погоня за «ястребиным глазом». Судьба генерала Мажорова автора Болтунов Михаил Ефимович

4. «Дурак Галка» Наконец жизнь в Совпартшколе вошла в свою, ставшую уже привычной, колею. И незаметно оказалось, что учиться не так-то уж трудно; снова вернулась прежняя бодрость, чаще слышался смех, даже стали поговаривать, что Галкин влюбился в какую-то нэпманшу. В самом


«Я — НАЧАЛЬНИК, ТЫ — ДУРАК!»

Из книги Всё тот же сон автора Кабанов Вячеслав Трофимович

«Я — НАЧАЛЬНИК, ТЫ — ДУРАК!» Жизнь на фронте — не сахар. Даже если ты не на переднем крае. Это хорошо прочувствовали радиоразведчики 490-го дивизиона. После налета немецких самолетов костры были срочно погашены, а командиры и бойцы бросились на поиск хоть какого-то жилья.


А он совсем был не дурак

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич

А он совсем был не дурак …по делу шпионской организации в энерго-промышленных предприятиях дать семи наиболее активным его агентам по 10 лет лишения свободы, а остальным десяти участникам — по 8 лет. В отношении участников ленинградской фашистской террористический


Дурак

Из книги Обречены на подвиг. Книга первая автора Григорьев Валерий Васильевич

Дурак Грязной дорогой поздней осенью ехал я со станции с приятелем своим — драматическим артистом. Телега возчика кренилась дорогой из колеи в колею по проселкам. Колеса вязли в лужах. Далеко над лесами светилась узкая полоска осенней зари. Такая грусть…Вез нас молча


«Дурак, дурак, а полковник!»

Из книги Некогда жить автора Евдокимов Михаил Сергеевич

«Дурак, дурак, а полковник!» В один из дней прибыл к нам на аэродром легендарный летчик Бакинского округа ПВО, старший инспектор-летчик нашей дивизии подполковник Михаил Андреевич Переверзев. Он прославился как ас, которому по силам любые полетные задания независимо


Я дурак, потому что не ворую

Из книги Напрасные совершенства и другие виньетки автора Жолковский Александр Константинович

Я дурак, потому что не ворую – Михаил Сергеевич, когда вас выбрали в губернаторы, поднялся такой шум! Артист, юморист, телеведущий в губернаторах – невиданное событие…– Да, как будто человек другой профессии нормальный, а если человек актер – значит, недоделанный


Дурак такой!

Из книги Записки букиниста автора Ошевнев Федор Михайлович

Дурак такой! Во время поездки в Италию, на вручение премии “Этна-Таормина” (декабрь 1964 года), Ахматова была довольна не всем. Папа римский понравился, а гробница Рафаэля – нет. То есть, конечно, поводом для глубокомысленных высказываний она послужила, и их охотно


«ДУРАК!..»

Из книги 101 биография русских знаменитостей, которых не было никогда автора Белов Николай Владимирович

«ДУРАК!..» Май, середина дня… Прохаживаюсь перед своими клеенками по тротуару. Рядом останавливается мужчина моих лет с незажженной сигаретой в руке и кожаной сумочкой в виде сундучка в другой. Похоже, клиент находится под шофе.— Дай прикурить, — сразу же на «ты» просит


Иван-дурак

Из книги автора

Иван-дурак Иван-дурак, или Иванушка-дурачок — один из главных персонажей русских сказок. По некоторым версиям имя «Иван-дурак» является именем-оберегом, предотвращающим сглаз. Оно воплощает особую сказочную стратегию, исходящую не из стандартных постулатов