Победы и потери

Победы и потери

И вот — снова дома. На нашем базовом аэродроме пустовато: большая часть активно действующих экипажей — на аэродроме подскока в Геленджике. Там же и командир полка. А наш комэск...

Да, опять новости. Тяжело возвращаться из тыла на фронт. Едешь, мечтаешь о встрече с друзьями. И в голову не приходит, что их уже, может, и нет...

Были победы. Полк продолжал активно действовать на коммуникациях противника, наносил удары по вражеским плавсредствам, ставил мины.

...1 августа на рассвете на торпедный удар вылетела пара экипажей — Василия Бубликова и Александра Ковтуна. Вражеский конвой в составе тринадцати вымпелов был обнаружен воздушным разведчиком.

Несмотря на плохую видимость, летчики быстро отыскали цель: четыре транспорта, тральщики, катера, баржи. Вокруг курсировал эсминец. В разрывах облаков показалось солнце, море было спокойно. Торпедоносцы снизились и пошли на сближение с целью, уменьшив обороты моторов, не отрываясь друг от друга. Ведущий Бубликов качнул крыльями: взять дистанцию, интервал.

Легли на боевой курс.

Конвой стоял на рейде, огня не открывал. Две тысячи метров, полторы, тысяча... Ни дымка, ни вспышки. Нервы летчиков напряглись до предела.

Лишь когда дистанция сократилась до восьмисот, заговорили орудия эсминца. Следом — и все остальное. Ливень из разноцветных трасс, пучки разрывов, молнии... [327]

Бубликов летел прямо на эсминец, заслонивший собой самый большой из транспортов. Ковтун шел рядом. И нервы фашистов не выдержали: корабль отвернул. Штурманы Александр Королев и Петр Прокопчук сбросили торпеды с дистанции четырехсот метров. По неподвижной цели!

— Очевидно, обе попали, — рассказывал Ковтун. — Такого я еще не видел! Гигантский водяной столб, клубы дыма, вырывающиеся языки пламени... Картина! Должно быть, транспорт был нагружен боеприпасами. А водоизмещение — шесть тысяч! Сразу, конечно, начал тонуть...

По выходе из атаки торпедоносцы были атакованы пятью «мессерами». Обозленные гитлеровские летчики забыли об осторожности. Один приблизился почти вплотную. Стрелки-радисты Игумнов и Янченко, воздушные стрелки Кельманский и Терентьев одновременно открыли огонь. Истребитель задымил, вышел из боя в сопровождении двух других. Оставшаяся пара продолжала преследование.

Бубликов и Ковтун отходили в море, маневрируя над самой водой. Истребители шли метров на пятнадцать выше. Наседали все нахальнее. Вскоре им удалось зайти в хвост нашим машинам. Торпедоносцы предприняли маневр со скольжением. Один из «мессеров» выскочил из-под хвоста машины Ковтуна и оказался между двумя торпедоносцами. Стрелки-радисты ударили по нему длинными очередями крупнокалиберных. Истребитель врезался в воду. Второй поспешил скрыться.

...7 августа на рассвете в воздух поднялась группа торпедоносцев, которую возглавлял экипаж Дмитрия Бабия. Два транспорта в охранении шести кораблей были обнаружены на подходе к румынскому побережью, в районе Сулины. Через три с половиной часа группа настигла конвой. [328]

Бабий с ходу развернул самолет и, прижавшись к воде, устремился к транспортам. Его примеру последовали ведомые — Корбузанов и Федоров. Корабли ожесточенно отстреливались. Прорвавшись сквозь завесу огня, торпедоносцы бесстрашно шли на сближение. Взрыв... Объятый пламенем транспорт переламывается пополам и скрывается в морской пучине...

Это — удачи.

Все потери тяжелы. Но бывают...

...Случилось так, что экипаж летчика Аристова, будучи ведущим группы, дважды терял корабли противника после их обнаружения. Веских причин, оправдывающих такие промахи, ни летчик ни штурман привести не смогли. 10 августа от самолета-разведчика поступило сообщение: конвой противника в составе двух транспортов, трех быстроходных десантных барж и шести кораблей охранения следует курсом... На удар были назначены четыре торпедоносца. В задней кабине самолета Аристова поместился Аркадий Ефимович Забежанский.

Техник-торпедист Мурашко потом вспоминал, что провожая эту машину на взлетную полосу, он как-то невольно спросил:

— Зачем вы летите, товарищ майор?

— Надо! — коротко ответил замполит.

В атаку на корабли противника устремились с ходу. Фашисты издали заметили торпедоносцы и открыли бешеный огонь. Четверка упрямо шла на сближение, ложилась на боевой курс. Рвались снаряды, осколки секли обшивку самолетов. В машину Аристова попал снаряд. На высоте тридцати метров она перевернулась «на лопатки» и врезалась в воду.

Так погиб заместитель командира полка по политической части майор Аркадий Ефимович Забежанский.

А атака продолжалась.

Две торпеды попали в цель и решили участь одного из транспортов. Самолеты пронеслись сквозь огонь, едва [329] не задевая мачты кораблей, и стали уходить в море. Но машина Корбузанова оказалась тяжело поврежденной. Некоторое время тянула на одном моторе, потом отказал и он. Летчик спланировал и произвел посадку на воду.

На аэродром на сильно поврежденных самолетах возвратились только экипажи Федорова и Скробова. Погибли замкомандира эскадрильи капитан Владимир Ефимович Аристов, минер эскадрильи, он же штурман, капитан Михаил Иванович Кизилов, стрелок-радист старший сержант Петр Григорьевич Конкин. С боевого задания не возвратились летчик старший лейтенант Николай Иванович Корбузанов, штурман Григорий Иванович Шеваренков, стрелки сержанты Василий Андреевич Метелев и Дмитрий Павлович Сопов.

И еще одна тяжелая потеря. 21 августа экипажи готовились к постановке мин на реке Дунай. Штурман нашей эскадрильи майор Дуплий был накануне назначен флаг-штурманом полка. Комэск Осипов уговорил капитана Кравченко сделать с ним этот вылет. Кравченко согласился, хотя уже полностью рассчитался с полком: он должен был на следующий день уехать на учебу в академию.

И вот — судьба...

Ночь выдалась темная, прифронтовой аэродром не освещался. Дул сильный боковой ветер. Осипов взлетал первым. Тяжело нагруженная машина плохо слушалась рулей. Самолет уклонился и после отрыва от земли врезался в капонир. В катастрофе погибли командир эскадрильи капитан Степан Михайлович Осипов, штурман капитан Василий Исакович Кравченко, воздушный стрелок младший сержант Николай Григорьевич Сущенко.

* * *

Несмотря на тяжелые потери, полк продолжал наращивать свои удары по врагу, совершенствовать тактику боевых действий. [330]

Во второй половине августа подполковник Канарев вместе с комэском майором Черниенко выполнили контрольный, пробный боевой вылет в глубокий тыл противника — в район Джурджу, южнее Бухареста. В бомболюки их самолетов были подвешены дополнительные бензобаки, под фюзеляж — мины. Предельно нагруженные машины прошли около тысячи трехсот километров, сбросили мины в ранее недоступном участке Дуная и благополучно вернулись на свой аэродром. Испытание было выдержано успешно.

В первый «рабочий» полет по новой трассе были назначены экипажи Бабия, Жесткова, Федорова, Пресича, Скробова, Романенко, Ковтуна, Бубликова, Самущенко. Нечего и говорить, что к выполнению этого задания готовились особенно тщательно. Весь полет был подробнейшим образом разработан и проигран. Особое внимание уделялось скрытному подходу к месту постановки мин.

Вечером 20 августа машины поднялись в воздух. Гвардейцы с честью справились с одним из сложнейших испытаний их боевых качеств — тактической зрелости, летной выучки, упорства и физической выносливости. Все экипажи хорошо выдержали восьмичасовой рейд и успешно выполнили задачу. По агентурным данным, на минах, поставленных этой группой, подорвались три баржи с боеприпасами, продовольствием и обмундированием.

...В конце августа еще одну дерзкую атаку выполнили торпедоносцы. Конвой противника в составе транспорта водоизмещением шесть тысяч тонн и десяти кораблей охранения был обнаружен воздушной разведкой у побережья Румынии. На удар вылетела группа из пяти самолетов. Их повели Бабий, Жестков, Скробов, Ковтун, Романенко и Валерий Федоров.

Через три часа торпедоносцы настигли вражеские корабли. По низкой осадке транспорта можно было издали [331] угадать, что он загружен до предела. А необычно сильное охранение свидетельствовало о важности этого груза для гитлеровцев. Ясно, что прорваться к цели будет исключительно трудно. Ведущий группы Бабий решил сначала нанести удар по кораблям охранения, чтобы расчистить подход к транспорту. Эту задачу он возложил на звено Скробова.

Три торпедоносца фронтальным строем устремились на корабли охранения. Грозные машины неслись над самой водой. Гитлеровцы всполошились. Со всех кораблей потянулись навстречу трассы снарядов и пуль. Фонтаны воды, вздымаемые разрывами, достигали высоты полета торпедоносцев. Один из сторожевиков резко изменил курс и, форсируя скорость, поспешил прикрыть своим корпусом борт транспорта. Скробов направил свою машину на него. Отважный летчик не обращал внимания на ожесточенный огонь, в плоскостях его самолета с каждой секундой множились пробоины...

Раньше сдали нервы у гитлеровского капитана. Он попытался сманеврировать. Но было поздно. Штурман Владимир Надеждин нажал кнопку сброса. Стальная сигара, пролетев в воздухе больше ста метров, вошла в воду и, оставляя за собой пенный след, устремилась к цели.

Резко перекладывая штурвал то влево, то вправо, Скробов маневрировал, выводя машину из огня. Воздушные стрелки Борисов и Правдивый вели огонь по пулеметным и орудийным расчетам на палубах кораблей.

— Командир, попали! — торжествующе крикнул Борисов.

На месте атакованного сторожевика вспыхнуло пламя, корабль разломился посередине...

А к цели уже устремилась тройка Дмитрия Бабия. С кораблей продолжали хлестать огненные струи, но борт транспорта был открыт. И вот самолеты пошли в атаку. Торпеда, сброшенная Иваном Локтюхиным, достигла [332] цели. Транспорт, осев на корму, стал медленно погружаться в море...

Все шесть самолетов вернулись на свой аэродром. Экипаж Жесткова, высланный для уточнения результата удара, сфотографировал торчащий из воды нос транспорта...

Да, много событий произошло здесь без нас. Как ни быстро летит время в отпуске, а на фронте, должно быть, еще скорей.

На следующий день мне предстояло облетать нашу машину после ремонта. Ремонтировала ее бригада под руководством опытного старшего техника-лейтенанта Григория Наддуева. Выслушав его доклад, я уточнил на случай:

— Выпуск шасси проверял лично сам?

— Проверял лично.

— Тогда садись в переднюю кабину.

Поднялись в воздух. На всех режимах испытываю самолет, его устойчивость, работу моторов. Все в норме. Захожу на посадку, перевожу кран шасси в положение «выпущено». Привычный толчок, но какой-то неполный. Взгляд на приборную доску — ну да, так и есть, выпущена только одна стойка.

— Ну? — спрашиваю Наддуева.

Тот молчит, пожимает плечами.

Ухожу в зону. Все попытки высвободить второе колесо из гнезда с помощью маневров остаются безуспешными.

— Может, посоветуешь, что делать?

Садиться на одно колесо? А если не удастся удержать самолет в горизонтальном положении до полного угасания эффективности воздушных рулей? Крыло на скорости черкнет по земле, машина уткнется, передняя кабина будет раздавлена, техник может погибнуть. Если еще не произойдет капота. [333]

Смотрю на Наддуева — сидит бледный, отрешенный от всего...

Решаю повторить недавний трюк. Иду к посадочной полосе, тщательно следя за положением относительно точки выравнивания. На повышенной скорости, с работающими моторами аккуратно подвожу самолет к земле, плавно опускаю его на одно колесо. Удар мягкий. Но этого достаточно. Вторая стойка по инерции выходит вперед, становится на замок, загорается контрольная лампочка. Уверенно ухожу на второй круг...

После посадки к самолету сбежался весь свободный технический состав. Неполадку долго искать не пришлось: расконтрился болт выпускного подкоса шасси.

— Спасибо, командир, — подошел виноватый Наддуев.

— Тебе, брат, спасибо!..

— А что? — подхватывает кто-то. — После войны — кусок хлеба. В кино можете сниматься с этим трюком, лейтенант!

— Доживешь с вами до кино...

* * *

Во второй половине дня всем экипажем перелетели в Геленджик. На аэродроме нас встретили подполковник Канарев, замкомполка майор Корнилов, инженер Шандура, Саликов, Аглотков. Приветствия, расспросы...

Виктор Павлович пригласил всех купаться. Попрыгали в кузов полуторки, поехали к бухте. По дороге — опять новости. Подполковник Канарев уезжает от нас — учиться. Вместо него назначили майора Георгия Павловича Поплавского. Замполитом на место погибшего Забежанского прислан майор Иван Григорьевич Шевченко. Начальника штаба майора Колесина перевели в другую часть, его обязанности пока исполняет майор Горда. Нашим комэском стал капитан Николай Дмитриевич Саликов, бывший заместитель командира третьей эскадрильи.

На аэродроме все та же симфония. Обстрел ведется [334] методически. Были потери. Весь летный состав из поселка переведен в землянки...

На новом местожительстве со мной в первую же ночь случилась неприятность. Во сне вдруг почувствовал боль в спине — будто штыком кольнуло. Мгновенно вскочил, разбудил Диму Бабия.

— Ну-ка посмотри, что у меня там?

Димка спросонья ничего не понимал. Наконец зажег коптилку, поднял на мне рубашку.

— Ого! Так это ж тебя скорпион...

— Да ты что!

— Ей богу!

Осмотрели постель, в самом деле нашли придавленного скорпиона.

— Что же делать?

— Давай яд выдавлю...

Дима начал усиленно давить вспухшую здоровенную шишку. Я терпел. Затем был пущен в ход спирт из фляжки. Сначала на место укуса, потом...

Утром врач сделал мне укол.

— Надо было обратиться сразу, — добавил довольно мрачно.

— А теперь что? Умру?

Доктор склонился ко мне, как к самом деле к покойнику.

— Вряд ли, — принюхавшись, заключил. — Похоже, вы с Бабием приняли радикальные меры...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Первые потери

Из книги Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны... автора Козлов Сергей Владиславович

Первые потери Вначале падает Горяйнов. Потом зашатался и Солодовников. Он, пошатываясь, бежит в мою сторону. Перед смертью зовут маму, а мамы сейчас далеко, вот он и бежит ко мне, я сейчас ему за мать. Автомат зажат в руке, изо рта бьет кровавая пена. «Песочка» на груди


Потери

Из книги Записки наводчика СУ-76. Освободители Польши автора Горский Станислав

Потери У десантников на нашем правом флате сожгли две машины. У чеченцев был хороший оператор ПТУР. Он примерно с полутора километров впулил по стоящей машине – экипаж чудом успел выскочить. Вторую сожгли от великого ума того начальника, который распорядился поставить


Тяжелые потери

Из книги С Антарктидой — только на "Вы": Записки летчика Полярной авиации автора Карпий Василий Михайлович

Тяжелые потери Бой, судя по гулу, был нелегкий как для наших, так и для немцев. Вот почему гитлеровцы так упорно рвались к этому шоссе – ведь по нему они могут перебросить свои части на помощь в Бюттов, это прямая дорога. И как бы в подтверждение наших рассуждений


Потери

Из книги Письма русской жены из Техащины автора Селезнева-Скарборо Ирина

Потери ... Вернулись домой. Вернулись поздно — в начале июня.В Ленинграде я на несколько часов заехал к своему другу Мише Костенко. Он жил недалеко от Сухондяевского. Созвонились с ним, получили приглашение зайти в гости. Володя только что выписался из больницы, речь его


Америка: находки, победы, потери

Из книги Банкир в XX веке. Мемуары автора

Америка: находки, победы, потери И не аист принес, и не в капусте нашли Вы верите в предсказания судьбы? Я уже верю. Хотя раньше… Но обо всем по порядку. Много лет назад у нашей редакции был друг Саша Выженко. Актер, писатель, сказочник и, вообще, большой оригинал и чудак.Он


БОЛЕЗНЕННЫЕ ПОТЕРИ

Из книги Солдат столетия автора Старинов Илья Григорьевич

БОЛЕЗНЕННЫЕ ПОТЕРИ Я получил свои нашивки капрала вскоре после завершения базовой подготовки и был приписан к службе контрразведки на Говернорс Айленд. В августе я был направлен в Вашингтон для включения в специальную группу подготовки контрразведчиков для работы на


Потери

Из книги Леонид Леонов. "Игра его была огромна" автора Прилепин Захар

Потери Уже к осени 1941 года на оккупированную часть Ленинградской области было переброшено 18 тысяч партизан, в том числе 6 партизанских полков общей численностью до 8 тысяч человек. К зиме их осталось не более 4 тысяч.На Украине к осени сохранилось 2 партизанских полка, 883


Потери

Из книги Тайный русский календарь. Главные даты автора Быков Дмитрий Львович

Потери Максим Леонов-Горемыка почти не приходил в Зарядье из своего Замоскворечья. Для местного люда, ради которого он, по сути, и шёл на лишения, все его заботы были глубоко чуждыми.«Тянет тебя в тюрьму… — говорит дед-купец своему непутёвому сыну в „Барсуках“. — Жрать


9 мая. День Победы Вещество победы

Из книги Стальные гробы рейха [HL] автора Курушин Михаил Юрьевич

9 мая. День Победы Вещество победы Мой дед, прошедший всю войну и неохотно отпущенный в запас в 1947 году в звании майора артиллерии и должности помпотеха полка, был человеком легким, веселым и необыкновенно надежным. В критических обстоятельствах я замечал у него на лице


ПОТЕРИ РАСТУТ

Из книги Победа над Эверестом автора Кононов Юрий Вячеславович

ПОТЕРИ РАСТУТ Во второй половине 1942 года завесы германских подводных лодок развертывались преимущественно к югу от Гренландии и в районе Азорских островов — в зонах «белых пятен», до которых не доставала авиация противолодочной обороны берегового базирования, хотя к


Обработка маршрута началась. Первые победы, первые потери

Из книги Цезарь [Maxima-Library] автора Геворкян Эдуард

Обработка маршрута началась. Первые победы, первые потери На сложном скальном маршруте выше лагеря 3 идет М. Туркевич А до вершины еще больше километра по вертикали Лагерь 2. На скалах выложены упаковки с кислородными баллонами. На заднем плане хорошо видна складчатая


Победы и потери

Из книги Подельник эпохи: Леонид Леонов автора Прилепин Захар

Победы и потери Расправа над усипетами и тенктерами для Рима стала поводом очередных празднеств. Но враги на сей раз заговорили громче.«Когда сенат выносил постановления о празднике и жертвоприношениях в честь победы, Катон выступил с предложением выдать Цезаря


Потери

Из книги 7 побед Берии. Во славу СССР! автора Кремлев Сергей

Потери Максим Леонов-Горемыка почти не приходил в Зарядье из своего Замоскворечья. Местному люду, ради которого он, по сути, и шел на лишения, все его заботы были глубоко чуждыми.«Тянет тебя в тюрьму… — говорит дед-купец своему непутевому сыну в „Барсуках“. — Жрать тебе,


Глава 4. 1941–1945. Победы во имя общей Победы: организатор фронтов и военного тыла

Из книги «Волчьи стаи» во Второй мировой. Легендарные субмарины Третьего рейха автора Громов Алекс

Глава 4. 1941–1945. Победы во имя общей Победы: организатор фронтов и военного тыла К НАЧАЛУ 1941 года Сталину уже было ясно, что использовать Берию только как руководителя НКВД — значит использовать его нерационально.Сотрудники Сталина работали в той мере, в какой работал


Потери при обучении

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Потери при обучении Из интервью бывшего военнослужащего соединения «К», инженера-механика сверхмалой подводной лодки типа «Зеехунд» Харальда Зандера:[20] «Мы выпускали новые команды для подлодок в большом количестве. Такая же флотилия находилась в Готенхафене. Планы для


Потери

Из книги автора

Потери В новейших изданиях старинных мастеров в конце книг приводятся списки исчезнувших произведений. Некоторые из них известны по гравюрам, другие были в свое время копированы, но сами оригиналы по-видимому бесследно исчезли. Это могло случиться и при многих пожарах, и