Неожиданный почерк

Неожиданный почерк

— Ночью будем наносить удары одиночными самолетами, — сказал подполковник.

Определил время, последовательность взлетов.

— Первому эшелону — двадцать минут на уточнение задания.

Посоветовавшись с Ерастовым, решил выйти на цель с тыла, со стороны Азовского моря. С этого направления противник менее всего ожидает появления бомбардировщиков...

В наступивших сумерках первым взлетает Бесов, за ним Трошин, Канарев, Чумичев, Василенко...

Набираю высоту. На борту, как всегда в ночных полетах, настороженная тишина. Справа смутно белеет берег.

Длительный полет ночью над морем требует сам по себе большого напряжения. Ни ориентиров, ни звезд. Летим в безжизненном темном пространстве.

Наконец начинает просматриваться Мысхако. На Малой земле — ночной бой. Чем ближе подлетаем, тем ясней: бой ожесточенный, тяжелый. С двух сторон, чуть не вплотную друг к другу, вспыхивают орудийные выстрелы, полыхают разрывы, скрещиваются пулеметные трассы, взлетают ракеты. С левого берега Цемесской бухты, со стороны Кабардинки, беспрерывно бьет наша тяжелая артиллерия...

Бой идет и в воздухе. Электрическими искрами мерцают разрывы зенитных снарядов, режут густую тьму ножницы прожекторов, на земле вспухают разрывы бомб... [134]

— Наши лодочки, МБР-2, из Геленджика, — определяет Володя. — Трудновато ребятам, того и гляди врежешь по своим...

Да, окопы наших десантников в десятках метров от вражеских. Сверху кажется — пулеметы бьют друг по другу в упор...

— Учись у них точности!

— Я и учусь, — вполне серьезно отвечает Володя.

Снова темнота. Мерно гудят моторы.

— Командир, пересекаем береговую черту. Впереди Кизилташский лиман.

Есть хоть на чем остановиться глазу, убедиться, что не летишь головой вниз: черта берега просматривается и в темную ночь, если нет тумана. Позади остается и Ахтанизовский лиман. Летим над Темрюкским заливом, затем разворачиваемся на юг, проходим вблизи станицы Фонталовской. Справа по курсу — песчаная коса Чушка, уходящая в Таманский залив и отделяющая его от Керченского пролива.

— Впереди порт Тамань, — голос Володи чуть громче и напряженней.

— Понял, Тамань.

Повторяю испытанную тактику. Сбавляю обороты, планирую... Но что это? Впереди взметываются в небо десятки огненных лучей! Качаются из стороны в сторону. Не сразу соображаю, что ищут не нас: кто-то заходит навстречу, со стороны Черного моря. Догадки строить некогда, счастливый момент!

— Выводи на боевой!

— Боевой! — почти сразу откликается штурман.

«Замораживаю» курс, высоту, скорость.

И как раз впереди засверкали зенитки. Навстречу неизвестному самолету, как огромный рой разноцветных пчел, устремились трассы «эрликонов». Схваченная прожекторами машина летела в сплошной сетке огненных трасс — такое приходилось встречать лишь при торпедных [135] атаках. Казалось, в самолете уже не осталось живого места...

Но вот на земле под ним полыхнули мощные зарницы, выхватили из тьмы взлетевшие вверх обломки портовых сооружений, в панике мечущиеся машины...

— Ну и дал! — заорал Жуковец, забыв, что мы сами на боевом курсе.

Встречная машина ярко блеснула крылом и моментально исчезла во тьме.

— Ну парень!.. — не выдержал и я. — Как рыбка...

— Сброс! — раздался доклад Володи.

В следующую минуту все лучи и все трассы перекинулись на нас. Резко разворачиваюсь влево, белый слепящий свет окатывает кабину. Во рту становится сухо, не хватает воздуха, будто и в самом деле накрыло волной. Сейчас страшный удар — и все... В отчаяньи выжимаю педаль, до отказа отталкиваю штурвал...

— Командир, врежемся...

Но уже темнота. Спасение! Выравниваю самолет, оглядываюсь. Не задел стволы зениток? Сплевываю сбежавший на губы пот, запрашиваю у штурмана курс. Вскоре уже летим над морем.

— Бомбы куда положил, Володя?

— Не видел, командир! Только сбросил, а тут...

— Панов, а ты?

— Бомбы рвались в порту на берегу. В северной части порта.

— Молодец, не промазал, штурман!

— Учусь у «лодочников»! — Оказывается, может еще шутить.

— Вдвойне молодец! Не забываешь критики. А здорово помог нам тот отчаянный!

— Но и наследство оставил... Думал, уже капут! Кто бы это мог быть, командир?

Сам гадаю. Предположение есть, но не хочется почему-то делиться. [136]

— А как думаешь, почему он так прямо зашел? — не отстает Володя.

Молчу. Наивно было бы думать, что просто так, по беспечности...

На земле спрашиваю, кто приземлился перед нами. Бесов. Стоит, привалившись к столбику у капонира, небрежно опустив на колено руку со шлемофоном. С усмешкой щурится на техника, с фонариком обследующего самолет. Переводит взгляд на меня. «Ну что, Минаков, не сыграл в ящик?» — почти наяву слышится в ушах голос.

Но Бесов молчит.

* * *

Раннее солнечное утро. Снова летим. Первое звено поведет майор Чумичев, второе — капитан Козырин.

Опять Тамань. Обстановка понятна. Противник отводит войска с Кавказа, чтобы избежать окружения. Чтобы их сохранить — войска. Наша задача — не дать сохранить. Не дать отвести в порядке.

Сколько для этого надо, столько и будем летать. Днем и ночью и при любой погоде...

Первым взлетает комэск. За ним я, за мной Бесов.

Сразу берем курс в море. Тройку ведет флагманский штурман нашей эскадрильи майор Сергей Прокофьевич Дуплий. Известный мастер бомбовых ударов.

По внешнему виду не скажешь. Мягкий как будто бы человек. И ростом не высок, и черты лица никакие не «волевые». В глазах покой, доброта. Вот ведь как бывает. А сколько усилий на крайнем пределе возможностей, и физических, и моральных, сколько преодолений... Водил девятки бомбардировщиков на самые отдаленные цели, бомбил корабли, портовые сооружения, нефтехранилища в Констанце, наносил удары по нефтепромыслам в Плоешти, уничтожал военные объекты в Бухаресте; скопления войск и техники, артиллерийские позиции, самолеты на аэродромах, склады боеприпасов и горючего, [137] минометные батареи, мотопехоту и танки противника — при защите Одессы, Керчи, Новороссийска. В Севастополе был флагманом в группе Чумичева...

Штурман-снайпер, настоящий ветеран гвардейцев!

С траверза Геленджика погода ухудшается. Группа поворачивает к берегу, чтобы точнее взять курс на цель. В разрывах облачности проглядывается мыс Утриш. Ведущий разворачивается на северо-запад, звено устремляется к объекту удара. Идем без прикрытия: истребителей не хватает.

— Усилить наблюдение за воздухом! — приказываю стрелкам.

Видимость над целью отличная.

— Впереди по курсу — порт!

И, словно в ответ на доклад Ерастова, в небо взлетают десятки черных шапок.

Ведущий маневрирует, то и дело меняя курс. Мы — как привязанные.

— Володя, люки...

На мгновение машины как бы замирают — все три как одна. Боевой курс, секунды...

— Сброс!

Резкий отворот с потерей высоты сразу же выводит звено из огня.

— Здорово обвели! — отмечает Володя. — Как на футбольном поле!

— Следите за воздухом! — передает комэск. — Не отставать!

На повышенной скорости, прижимаясь к верхней кромке облаков, уходим в море...

— Как завороженные! — комментирует Жуковец.

На аэродроме Беляков удивляется:

— Праздник, что ли, сегодня у них, командир? Ни пробоины! В кои-то веки!

— Тихо, тихо, Миша, не сглазь. Праздник — у нас. Знаешь, как им влепили! [138]

Чумичев жмет нам с Бесовым руки, поздравляя с очередным боевым вылетом.

— Спасибо! — вырывается у меня, — Вам, товарищ майор, надо зачесть все три вылета.

— Ну-ну, сочтемся славою...

Разбирать, собственно, нечего — все как по нотам. Так бы всегда...

После обеда — вылет на ту же цель. Ведущий Бесов. Трошин и я — ведомые.

За нами взлетает группа курсом на Феодосию — бомбоудар по плавсредствам.

У Геленджика встречаемся с четверкой «яков». Вот теперь в самом деле праздник!

На цель заходим от мыса Такил — кратчайшим путем от берега. Замысел верный: вряд ли отсюда нас ждут. Плюс к тому — сзади солнце. Маскируясь в его лучах, ложимся на боевой курс. Под нами рваная облачность, но штурман Кравченко уверенно ведет звено, ориентируясь, как дома.

— Еще неделька, и сможем вслепую бомбить, — шутит Володя. — И куда столько бомб лезет!

— Разговоры! Следи за ведущим.

Небольшие довороты, и цепочки бомб устремляются к цели.

Огня нет, однако Бесов резко меняет курс. Издевается? После вчерашнего разговора?

В тот же момент за хвостом самолета вспухают разрывы.

— Вспышки заметил! — с восхищением поясняет Володя. — Вспышки выстрелов, на земле!

Ну и глаз у Бесова! Вот что значит — ас.

— Как бомбы?

— Нормально! Облачность помешала как следует посмотреть.

Нормально. Хоть и не наблюдал. Действительно, уж как дома... [139]

Истребителям не нашлось дела. Помахали крылышками, ушли.

— Похоже, сдает фриц, — угадывает Жуковец мои мысли.

— Приманивает, — острит неговорливый Панов.

— Ну-ну, не избалуйтесь! Не хватало нам бдительность потерять.

Техник Миша, облазав машину, буквально расцвел, залился румянцем, словно ему привезли подарок.

— Что, Михаил? Наконец-то придавишь жука на всю ночь!

— Не жука. Хоть моторы проверить, а то все недосуг. С каких пор уж работают сверх ресурса.

— Все мы работаем сверх ресурса, — не может не вставить словцо Жуковец.

— Ну, вы-то...

— Во, Коля, видал? Железо больше людей жалеет!

Но Беляков уже не слышал. Давал указания, какой инструмент приготовить, как замаскировать свет.

После доклада подошел Трошин:

— Фокус! Противозенитный маневр без огня! Учел твою критику Бесов!

— Не до конца, — ответил я тоже шуткой. — На цель-то все же зашел кратчайшим.

— Ну, ты уж хочешь все сразу! — Он проводил взглядом неторопливо удаляющуюся сутуловатую в толстой меховой куртке фигуру, вздохнул, не скрывая зависти: — Почерк! Бесовский, свой! Неожиданный для врага...

— Не только, — то ли возразил, то ли подтвердил я.

Вспомнил вчерашний ночной полет, представил машину в скрещении белых лучей, в озарении огненных вспышек... «Ну что, не сыграл в ящик?»

Вполне мог сыграть. Не я, так другой, а то двое. Если б один неожиданно не решил зайти на цель привычным для врага курсом... [140]

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Свой почерк

Из книги Откровения ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Свой почерк Подошло дело к вводу в капитаны моего второго пилота, с которым волею судьбы пришлось летать восемь лет. Эта судьба нещадно давила и ломала летчиков в безвременье 90-х годов, и многих выдавила из аэрофлота на землю. Кто нашел свое дело и пустился в неверное


«Мертвый» почерк

Из книги Вольф Мессинг. Драма жизни великого гипнотизера автора Димова Надежда

«Мертвый» почерк Дело опять же происходило в Польше. С аналогичной просьбой к нашему герою обратилась немолодая женщина. Слезы градом катились по ее морщинистым щекам:– Сын Владик уехал несколько месяцев назад, с тех пор я ничего не знаю, где он, что с ним. Вот получила


3. ПОЧЕРК

Из книги Василий Шукшин: Вещее слово [litres] автора Коробов Владимир Иванович


О друзьях- товарищах… Русский сокол. Чкаловский почерк

Из книги Небо начинается с земли. Страницы жизни автора Водопьянов Михаил Васильевич

О друзьях- товарищах… Русский сокол. Чкаловский почерк Когда стало известно, что Чкалов будет летать для членов правительства и представителей иностранных посольств, не было в Москве летчика, который не помчался бы на аэродром.Мы увидели тогда вдохновенный почерк


Неожиданный ход

Из книги Изюм из булки автора Шендерович Виктор Анатольевич

Неожиданный ход Шла решающая партия матча Ботвинник — Бронштейн за звание чемпиона мира.Ботвинник записал отложенный ход, и целую ночь потом его друг и секундант, гроссмейстер Сало Флор, анализировал позицию, ища пути к выигрышу…Наступил день доигрывания. Вскрыли


1. Почерк, похожий на журавлей

Из книги Волчий паспорт автора Евтушенко Евгений Александрович

1. Почерк, похожий на журавлей На иконах-то Бога увидеть легко, а вот в людях — накладно…Но есть люди, которые напоминают нам о существовании божественного, и они почему-то совсем не похожи на иконы. Такая естественная божественность и в то же время неиконность были в


Почерк

Из книги Адмиральские маршруты (или вспышки памяти и сведения со стороны) автора Солдатенков Александр Евгеньевич

Почерк В конце июня 1977 года во второй половине одного из ясных солнечных дней возле берегового КПП я стал случайным свидетелем разговора между Серёгой Тишиным и комдивом Б.Г. Глушак. Серёга отпрашивался в посёлок, так как его сын Максим упал с велосипеда, и его истеричная


Свой почерк

Из книги Откровения ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Свой почерк Подошло дело к вводу в капитаны моего второго пилота, с которым волею судьбы пришлось летать восемь лет. Эта судьба нещадно давила и ломала летчиков в безвременье 90-х годов, и многих выдавила из аэрофлота на землю. Кто нашел свое дело и пустился в неверное


Неожиданный эпилог

Из книги Кино и все остальное автора Вайда Анджей

Неожиданный эпилог Если правда, что хорошему вину не нужно этикетки, то правда и то, что хорошей пьесе не нужен эпилог. Однако на хорошее вино наклеивают этикетки, а хорошие пьесы становятся еще лучше при помощи хороших эпилогов. Уильям Шекспир. Как вам это


Глава двадцатая Почерк дьявола

Из книги Михаил Булгаков. Морфий. Женщины. Любовь автора Стронгин Варлен Львович

Глава двадцатая Почерк дьявола Как бы ранее печально ни складывалась жизнь Булгакова, даже при самом плохом самочувствии, даже в моменты отчаяния, когда ему казалось, что звезда его творчества угасает, он не говорил, что «выбит из строя окончательно». И прежде временами


Почерк века, почерк поколения

Из книги В начале жизни (страницы воспоминаний); Статьи. Выступления. Заметки. Воспоминания; Проза разных лет. автора Маршак Самуил Яковлевич


Глава восьмая. ПОЧЕРК СНАЙПЕРА

Из книги Я - снайпер Рейха автора Оллерберг Йозеф

Глава восьмая. ПОЧЕРК СНАЙПЕРА Дивизии собирались на переправе через реку. Я и мои товарищи брели рядом с колонной боевой техники. Апатично переставляя ноги, мы ощущали себя защищенными от вражеских атак среди такой массы войск.Оптический прицел на моей винтовке был


Глава третья Полководческий почерк

Из книги Кутузов [Maxima-Library] автора Шишов Алексей Васильевич

Глава третья Полководческий почерк С воцарением на престоле Александра I резко изменился внешнеполитический курс Российской империи. Исчезла опасность войны с Англией. В июне 1801 года была подписана англо-русская конвенция, подтвердившая мирные намерения двух


Гл. 2. Почерк гения

Из книги Григорий Перельман и гипотеза Пуанкаре автора Арсенов Олег Орестович

Гл. 2. Почерк гения «Мы законодатели Вселенной; возможно даже, что опыт не дает нам ничего, кроме созданного нами, и что сам материальный мир есть величайшее из наших математических творений». Дж. У. Н. Салливан. Аспекты науки Рис. 29. Электронная модель преобразования


Глава двадцатая Почерк дьявола

Из книги Михаил Булгаков. Три женщины Мастера автора Стронгин Варлен Львович

Глава двадцатая Почерк дьявола Как бы ранее печально ни складывалась жизнь Булгакова, даже при самом плохом самочувствии, даже в моменты отчаяния, когда ему казалось, что звезда его творчества угасает, он не говорил, что «выбит из строя окончательно». И прежде временами


1. Почерк, похожий на журавлей

Из книги Волчий паспорт автора Евтушенко Евгений Александрович

1. Почерк, похожий на журавлей На иконах-то Бога увидеть легко, а вот в людях – накладно…Но есть люди, которые напоминают нам о существовании божественного, и они почему-то совсем не похожи на иконы. Такая естественная божественность и в то же время неиконность были в