ПОТЕРИ РАСТУТ

ПОТЕРИ РАСТУТ

Во второй половине 1942 года завесы германских подводных лодок развертывались преимущественно к югу от Гренландии и в районе Азорских островов — в зонах «белых пятен», до которых не доставала авиация противолодочной обороны берегового базирования, хотя к тому времени радиус действия отдельных типов самолетов вырос до 600 миль.

Произошли некоторые изменения и в обороне атлантических коммуникаций. Число кораблей и самолетов союзников увеличилось, что расширило систему конвоирования в Северной Атлантике, которая была разделена на три зоны. Каждая зона обслуживалась несколькими отрядами эскортных кораблей, базировавшихся на американские, канадские и английские базы. Смена конвоиров проходила на границах зон в заранее определенных точках.

Атака конвоя ON-115, шедшего на запад, двумя «волчьими стаями» принесла незначительный успех: два британских судна общим тоннажем 16 586 брт были потоплены, а одно — бельгийский транспорт (10 627 брт) — повреждено все тем же Топпом. Помешал густой туман. А то, что произошло во время этого боя с субмариной U-43, которой командовал обер-лейтенант Швантке, показывало, к каким серьезным последствиям могут привести различные мелкие технические недоделки и неполадки. По поводу происшедшего в журнале боевых действий Швантке сделал следующую запись:

«…04.32. Почти прямо за кормой лодки вспыхивает осветительная ракета. Сразу после этого впереди по курсу на дистанции 900 метров появляется еще раньше замеченный эскортный корабль противника. Он разворачивается на нас. Открывает огонь.

04.33. Тревога! Рубочный люк невозможно задраить. Кремарьерный затвор не поворачивается. Проверяют, не попало ли что-нибудь в пазы. Люк центрального поста готов к закрытию. Старший механик пытается задраить рубочный люк, я же спускаюсь вниз и приказываю начать погружение. Вместе со мной спускаются два человека. Когда вода уже начинает проникать внутрь корабля, кремальерный затвор наконец „подается“. Впоследствии выяснилось, что он был недовернут до места, и поэтому скосы и выступы на кольце люка не приходились друг против друга. Общая задержка при погружении — около 20–30 секунд, поэтому уже на глубине 17–20 метров при дифференте на нос порядка 15 градусов и открытых клапанах воздушной магистрали на нас обрушивается первая серия глубинных бомб. Подводную лодку резко встряхивает. Гаснет свет.

Останавливаются электромоторы, 25-метровый глубомер и дифферентомер выходят из строя. Стрелка 150-метрового глубомера останавливается на делении 70 метров. 25-килограммовый паровой манометр показывает „0“. На мой запрос носовой и кормовой отсеки докладывают: „Глубомеры вышли из строя, показания — „0“. Электромотор правого борта работает с перегрузкой. Мотор левого борта заело. Лодка имеет дифферент на нос порядка 5–8 градусов“. Глубомер застыл на 70 метрах. Оцениваю положение. Либо мы находимся на поверхности, либо отказали измерительные приборы — и мы быстро уходим на глубину с дифферентом на нос. После пробы, взятой от тонкоструйного крана (пробный клапан у рубочного люка), убеждаемся, что идем на глубину. Теперь лодка получает дифферент на корму порядка 7 градусов. Самое большее через полминуты лодку начинает качать. Вырвались. Продолжаем погружаться. Налажен манометр. На глубине 120 метров — разрыв второй глубинной бомбы. Ранен один член экипажа…»

Только встреча с конвоем SC-94 в 400 милях к северо-востоку от Ньюфаундленда принесла некоторый успех. Для перехвата конвоя восьми субмаринам из группы «Штейнбринк», все командиры которой за исключением одного были молодыми офицерами, не имевшими опыта борьбы с конвоями, приказали развернуться в завесу. 5 августа первой обнаружила SC-94, шедший из района сосредоточения у Сиднея, Новая Шотландия, в Англию, лодка U-593 капитан-лейтенанта Кельблинга. Остальные лодки группы располагались пока в 200–300 милях от конвоя. Некоторые из них были уже позади него. Тем не менее им удалось сблизиться с конвоем и в течение нескольких дней не терять с ним контакта. Временами видимость ухудшалась и лодки неоднократно наталкивались на корабли охранения, подвергаясь настойчивому преследованию и атакам глубинными бомбами.

Когда наконец все лодки группы сблизились с конвоем и атаковали его, на дно пошло 11 транспортов общим тоннажем 53 421 брт. Причем один из них — греческое судно «Кондилис», — вероятно, попал под удар сразу двух субмарин: U-438 и U-660.

Потери немцев составили две лодки. Лодку U-210 корветен-капитана Рудольфа Лемке таранил канадский эскадренный миноносец «Ассинибойн». Субмарина затонула, унеся с собой на дно шестерых матросов. Однако и сам эсминец в результате тарана получил настолько серьезные повреждения, что вынужден был вернуться в базу. U-379 капитан-лейтенанта Пауля-Хуго Кеттнера была атакована 8 августа глубинными бомбами, после чего ей пришлось всплыть. Как только субмарина показалась на поверхности, британский корвет «Дайантэс» пошел на таран и потопил лодку, с которой спаслись только пять человек.

Еще три «волка» оказались поврежденными в этом ночном бою, в неразберихе которого экипажи трех английских транспортов покинули свои суда, полагая, что они сильно повреждены и быстро пойдут на дно. Вскоре, заметив ошибку, экипажи двух транспортов вернулись на свои места, третий же экипаж остался в шлюпках. Судно, оказавшееся без команды, было быстро потоплено.

Тем временем английское адмиралтейство выслало на помощь конвою все имевшиеся у него под рукой сторожевые корабли, а с 9 августа было обеспечено и воздушное прикрытие четырехмоторными бомбардировщиками, базировавшимися на расположенных в 800 милях от района аэродромах Северной Ирландии. Больше конвой не потерял ни одного транспорта.

Найти и атаковать очередной конвой в Северной Атлантике оказалось делом весьма нелегким. Еще во время сближения лодок с противником мелкий дождь и плохая видимость часто нарушали управление группой. После 33 часов самого полного хода на пути к указанной по радио точке встречи с конвоем субмарина U-660 капитан-лейтенанта Гётца Баура наконец настигла его. Позже подтянулись еще девять лодок. Начались атаки. Было уже уничтожено четыре судна общим тоннажем 17 235 брт, когда на море спустился туман, не позволивший продолжать атаки.

Юго-восточнее Азорских островов в это же самое время было потоплено пять транспортов союзников общим тоннажем 41 984 брт, которые шли в Англию в составе двух конвоев: SL-118 и SL-119. Кроме того, лодкам удалось уничтожить отставший от конвоя транспорт и повредить английский сторожевой корабль «Чешир». В этой атаке жертвой тарана чуть было не стала U-566 обер-лейтенанта Ремуса. Экипаж лодки за несколько дней сумел освободить рубочный люк от сорванных и исковерканных плит обшивки мостика, разрезав их автогеном. Лодка вновь приобрела способность к срочному погружению и могла возвратиться в базу.

В начале сентября после преждевременно прерванной жестоким штормом безрезультатной атаки «волкам» удалось обнаружить конвой ON-127, направлявшийся в США. На беду конвоя корабли охранения не были оснащены радиолокаторами. В последовавшей в Северной Атлантике четырехдневной схватке семь транспортов общим тоннажем 50 245 брт, один траулер и эскадренный миноносец «Оттава» были потоплены, а четыре судна — повреждены. При этом ни одна германская подводная лодка не пострадала.

В середине сентября в Северной Атлантике впервые за всю войну одновременно действовало 20 германских подводных лодок. 18 сентября субмарины из групп «Пфейль» и «Лос» обнаружили новый, шедший в Англию конвой SC-100 и начали сближаться с ним. Однако надежды Деница на успех удара по конвою оказались призрачными — погода сделала борьбу невозможной. Шторм в районе прохождения конвоя, находившегося в 200 милях к юго-востоку от мыса Рейс, местами переходил в ураган. В этих условиях и у союзников, и у немцев была лишь одна цель — пережить ураган, двигаясь наиболее выгодным курсом и как можно рациональнее используя двигатели. Всякое применение оружия для обеих сторон было исключено. Даже когда противники оказывались в пределах видимости на небольшом удалении друг от друга, ни один из них не мог причинить вреда другому. В итоге из состава конвоя были потоплены лишь пять судов общим тоннажем 26 331 брт. Результат не впечатлял, если учесть, что в длившемся неделю преследовании участвовало 17 германских субмарин.

«…6 октября 1942 года. 04.00. Нахожусь в 70 милях к западу от Фритауна. Темная ночь, плохая видимость, дождь. Имел намерение вести поиск в направлении Фритауна вплоть до границы мелководья. В 05.26 пересек 200-метровую изобату. Почти ровно в 06.00 ушел с мостика, чтобы проверить прокладку и глубину. Через минуту послышался вызов: „Командира на мостик!“ В 500 метрах по правому борту прямо на нас полным ходом шел сторожевой корабль противника. Уйти на глубину было уже невозможно: сторожевик протаранил бы лодку при погружении.

Не успел я подняться на мостик, как сторожевик открыл по лодке огонь из пушек и зенитных пулеметов. Я резко отвернул вправо и стал отходить самым полным ходом.

Сторожевой корабль непрерывно вел огонь по лодке. Резко переложив руль, мне удалось избежать тарана. Вскоре мы скрылись под водой. Поскольку лодка приняла через пробоину много воды, она погрузилась до грунта на глубине 100 метров.

Течь остановили, и после откачки воды с помощью помп и продувки балласта лодку удалось оторвать от грунта. А противник тем временем начал атаку глубинными бомбами.

Было еще темно, а откачивать воду помпами из-за выхода из строя главного осушительного насоса не представлялось возможным, поэтому я решил, используя темное время, всплыть на поверхность. Когда лодка всплыла, противник оказался позади нее. Он вел огонь осветительными снарядами…»

Это были выдержки из журнала боевых действий командира U-333 капитан-лейтенанта Лоренца Каша. Командир лодки и вахтенный офицер во время схватки были тяжело ранены, поэтому субмарине приказали идти в точку встречи с U-107, где на U-333 в качестве командира перешел капитан-лейтенант Вернер Шваф, который и привел лодку в базу.

Желая установить, где проходят суда из Фритауна к Тринидаду, Дениц перевел в ноябре группу лодок, действовавших вблизи Фритауна, а также лодки, возвращавшиеся от мыса Доброй Надежды, в район между Бразилией и пунктом, лежавшем в 400 милях к северу от острова Святого Павла. После первых неудач в декабре лодки потопили здесь семь судов союзников.

Одновременно еще две подводные лодки — U-161 и U-126 — продвинулись к самому устью реки Конго. Но и там они не встретили того интенсивного судоходства, на которое так рассчитывали штаб руководства войной на море и командование подводных сил. Единственное, что удалось, — атаковать торпедами крейсер «Феб». Атаку провела U-161 капитан-лейтенанта Ахиллеса, самостоятельно действовавшая в районе Порт-оф-Спейна.

U-126 капитан-лейтенанта Бауэра — вторая лодка, высланная к устью реки Конго, — получила повреждения от взрывов глубинных бомб во время атаки. Через торпедный люк внутрь лодки хлынула вода — и субмарина быстро ушла на глубину. Только благодаря тому, что Бауэр вовремя приказал продуть балласт и двигаться под водой с максимальной скоростью, на глубине 240 метров удалось остановить погружение. Это была рекордная глубина погружения для «девятки» серии C, корпус которой остался неповрежденным. С наступлением темноты субмарина всплыла, ее аккумуляторы были полностью разряжены, а сжатый воздух израсходован. Снова уйти под воду лодка уже не могла. После похода Бауэр с досадой вспоминал:

«…когда всплыли на поверхность, в 600 метрах сзади увидели уходящий малым ходом эсминец. Треклятое место покидали мучительно медленно, на одном дизеле… Итоги дня были ничтожны».

С ноября 1942 года и до конца войны восстановление тоннажа транспортного флота союзников стало значительно превосходить его потери. Выросли в три раза и потери самих подводных лодок. Если за первое полугодие немцы потеряли 21 лодку, то за второе — 64. К тому же средства надводного обнаружения субмарин и усилившееся воздушное патрулирование морских районов тревожили немцев все сильнее. В конце 1942 года англо-американцы стали проводить «челночные» полеты через Атлантический океан вдоль основных маршрутов движения конвоев одиночными самолетами типа «Веллингтон» с подвесными баками. При ударах по «волчьим стаям» союзники могли теперь выделять из состава конвоя несколько кораблей, которые занимались поиском и преследованием вражеских лодок. При поступлении сигналов об атаках конвоев, оказавшихся на небольшом удалении от берега, из ближайших баз иногда выходили небольшие поисково-ударные группы.

Усилились воздушные налеты союзников и на портовые города, однако пока они не приносили больших успехов. Все наиболее важные объекты портов подводных лодок к концу года были надежно спрятаны под железобетонными перекрытиями. Еще к концу 1941 года подводные лодки в Лориане и Ла-Паллисе, в середине 42-го — в Бресте и Сен-Назере и чуть позже — в Бордо были полностью обеспечены бункерами. Аналогичные укрытия, но в меньшем количестве, построили в Германии. Несмотря на интенсивные бомбардировки, германские субмарины, укрытые в бункерах, практически не пострадали. Бетонные укрытия, многие из которых использовались как сухие доки, были настолько надежными, что устояли даже против специально разработанных бетонобойных бомб — «блокбастеров». Базы-бункеры продолжали успешно функционировать вплоть до захвата их войсками союзников после высадки в Нормандии…

Вечером 8 декабря 1942 года U-221 капитан-лейтенанта Ханса-Хартвига Тройера шла полным ходом, стремясь догнать один из союзнических конвоев в Северной Атлантике юго-восточнее Гренландии. Погода была скверная: к сильному волнению океана добавились резкие порывы ветра с дождем. Даже вахтенные не смогли ничего сделать, когда вдруг по правому борту субмарины выскочила еще одна немецкая подлодка, почти скрытая пеленой дождя. Несмотря на резкий отворот, U-221 получила сильный удар, оставивший глубокую вмятину в верхней части прочного корпуса субмарины. Тем не менее внутри U-221 столкновение осталось почти незамеченным. Зато наскочившая субмарина, — а ей оказалась «семерка» U-254 капитан-лейтенанта Ханса Гилардоне, — хотя и продолжала держаться на поверхности, дрейфуя по течению, похоже, получила куда более серьезные повреждения. Вахтенные U-221 зажгли карманные фонарики, в скудном свете которых различили в воде возле второй лодки около тридцати человек, снабженных спасательными принадлежностями. Включив прожектор и призвав людей к спокойствию, Тройер запросил помощь по радио. Матросы с U-221 тщетно пытались выловить потерпевших с помощью бросательных концов с прикрепленными на них пробковыми поясами. Сильные волны, накатывавшиеся на лодку, не дали этого сделать. Несколько моряков, обвязавшись концами, сами прыгнули за борт, рассчитывая спасти кого-нибудь, но все безрезультатно. Больше двух часов с огромным физическим напряжением работал экипаж U-221 при свете прожектора. Поймать концы и спастись удалось только одному унтер-офицеру и пяти матросам из 47 членов экипажа.

Весть о гибели U-254 потрясла многих, но групповые действия продолжались, хотя в середине декабря с запада Атлантики надвинулись сильные штормы, серьезно помешавшие подводной войне. В этот период немцами было потоплено несколько торговых судов и эсминец «Файрдрейк». Лишь в конце месяца в Северной Атлантике германским подводникам удалось добиться более серьезных успехов.

26 декабря севернее Азорских островов был обнаружен направлявшийся на запад конвой ONS-154. Конвой, состоявший из 45 судов, охранялся канадским эскортом. Уже на следующий день лодки U-352 и U-441 из групп «Шпиц» и «Унгештум» сблизились с ним и в первую же ночь потопили четыре судна. Но вскоре из-за тумана контакт с конвоем был потерян. Как позже оказалось, под глубинными бомбами погибла лодка U-356 обер-лейтенанта Руппельта вместе со всем экипажем.

С помощью шумопеленгаторов U-260 все же удалось восстановить контакт с противником, после чего в преследование включились и другие лодки. Когда же к вечеру туман внезапно рассеялся, немецкие субмарины оказались внутри завесы охранения в непосредственной близости от судов. Ночью «волки» бросились в атаку. Корабли внешнего кольца охранения так и не успели прийти на выручку транспортам, а силы непосредственного охранения оказались неспособными бороться с нападавшими. За три часа лодки потопили девять судов. 30 декабря U-435 корветен-капитана Зигфрида Стрелова уничтожила транспорт, ставший пятнадцатой жертвой нападения, — судно «Фиделити», захваченное англичанами в 1940 году у французов.

Итак, еще один год битвы в Северной Атлантике закончился для немцев, в общем, не так уж и плохо. Однако моральный дух и уровень боевой подготовки германских подводников начал снижаться. По прошествии более чем трех лет войны они стали понимать, что, если будут продолжать нести на себе всю тяжесть борьбы с двумя морскими державами, ни о какой победе не может быть и речи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Чужие дети растут быстро

Из книги Дело № 34840 автора Войнович Владимир Николаевич

Чужие дети растут быстро Придя к неким доморощенным умозаключениям, я позвонил своему другу, известному юристу, посвященному в мои поиски. Я спросил его, не считает ли он письмо Андропова косвенным доказательством моей правоты и того, что Андропов готовился к каким-то


Потери растут, настроение падает

Из книги Катастрофа на Волге автора Адам Вильгельм

Потери растут, настроение падает Я просматривал донесения о потерях, поступившие из дивизий. К тем из них, которые особенно пострадали, я выезжал на место. Такой пострадавшей дивизией была 376-я пехотная под командованием генерал-лейтенанта Эдлера фон Даниэльса. После боев


Учреждения КОНРа растут на глазах

Из книги Генерал Власов: Русские и немцы между Гитлером и Сталиным автора Фрёлих Сергей Борисович

Учреждения КОНРа растут на глазах Недоверие к Власовскому Движению после Праги ни в коем случае не уменьшилось. Как и прежде, оно было под обстрелом немецких учреждений. Розенберг подкладывал камни под ноги Власову всюду, где ему для этого представлялась возможность.


Потери растут, настроение падает

Из книги Воспоминания адъютанта Паулюса автора Адам Вильгельм

Потери растут, настроение падает Я просматривал донесения о потерях, поступившие из дивизий. К тем из них, которые особенно пострадали, я выезжал на место. Такой пострадавшей дивизией была 376-я пехотная под командованием генерал-лейтенанта Эдлера фон Даниэльса. После боев


Когда руки «растут правильно»

Из книги Записки космического контрразведчика автора Рыбкин Николай Николаевич

Когда руки «растут правильно» Космические экспедиции на станции «Салют-6» и «Са- лют-7» чередовались, количество полетов и их длительность увеличивались, но между полетами были промежутки, когда комплекс оставался в беспилотном режиме.И вот в один из таких периодов на


Растут ли яблоки на березах?

Из книги Великие женщины мировой истории [100 сюжетов о трагедиях и триумфах прекрасной половины человечества] автора Коровина Елена Анатольевна

Растут ли яблоки на березах? Во второй половине XIX века ее имя было известно всей России. Ее яркие литературные сочинения прочитывались взахлеб, ее новаторские педагогические воззрения становились реформаторскими. Ее авторитет в научных и демократических кругах был


Потери

Из книги Солдат столетия автора Старинов Илья Григорьевич

Потери Уже к осени 1941 года на оккупированную часть Ленинградской области было переброшено 18 тысяч партизан, в том числе 6 партизанских полков общей численностью до 8 тысяч человек. К зиме их осталось не более 4 тысяч.На Украине к осени сохранилось 2 партизанских полка, 883


Потери

Из книги Подельник эпохи: Леонид Леонов автора Прилепин Захар

Потери Максим Леонов-Горемыка почти не приходил в Зарядье из своего Замоскворечья. Местному люду, ради которого он, по сути, и шел на лишения, все его заботы были глубоко чуждыми.«Тянет тебя в тюрьму… — говорит дед-купец своему непутевому сыну в „Барсуках“. — Жрать тебе,


ОТКУДА НОГИ РАСТУТ

Из книги Евтушенко: Love story автора Фаликов Илья Зиновьевич

ОТКУДА НОГИ РАСТУТ Говорят, человек состоит из воды, которой в нем от 75 до 90 процентов. В Евтушенко воды много, по максимуму. А, допустим, у лапидарного Геннадия Айги (царствие ему небесное) — всего ничего. Евтушенко любит его, помнит семнадцатилетним, симпатичным чувашом


Силы наши растут

Из книги Адмирал Советского Союза автора Кузнецов Николай Герасимович

Силы наши растут В 1935 году было запланировано много учений и крупные маневры. От завода крейсер отошел необычно рано – в марте. Не теряя времени, я попросился уйти на Евпаторийский рейд и там заняться отработкой одиночного корабля. Какая благодать! Весь личный состав на


Глава первая. ГДЕ РАСТУТ ГЕНИИ

Из книги Бах автора Ветлугина Анна Михайловна

Глава первая. ГДЕ РАСТУТ ГЕНИИ История баховского рода тесно связана с Тюрингией. Эта область в центре Германии отличается удивительной культурной насыщенностью и разнообразием.«Где еще в Германии можно найти столько хорошего на столь крохотном пятачке?» — сказал


КАК РАСТУТ АНАНАСЫ

Из книги ДОЧЬ автора Толстая Александра Львовна

КАК РАСТУТ АНАНАСЫ На пароходе, каком–то «Мару», — неплохо. Кабинка на четверых, рядом ванны — морская вода. На палубе чисто, публика разная, большей частью японцы, филиппинцы. В нашем третьем классе европейцев мало, два русских коммерсанта из Китая.Прошли полпути.Земля.


Силы наши растут

Из книги Накануне автора Кузнецов Николай Герасимович

Силы наши растут В 1935 году было запланировано много учений и крупные маневры. От завода крейсер отошел необычно рано — в марте. Не теряя времени, я попросился уйти на Евпаторийский рейд и там заняться отработкой одиночного корабля. Какая благодать! Весь личный состав на


Растут наши силы

Из книги Без линии фронта автора Жилянин Яким Александрович

Растут наши силы В 1943 году, как и раньше, областной комитет партии, подпольные райкомы КП(б)Б, командование и партийные организации бригад и отрядов усиленно вели работу по дальнейшему подъему партизанского движения. В ряды народных мстителей вливались все новые и новые