Приложение

Приложение

Вместо предисловия

Прилагают фотографии деятелей литературы к данным о них; воспоминания мои — фотографии: материал для литературоведа-историка; не одушевлен я желаньем тряхнуть стариной иль расправиться с ней; что и как было, — вот жест записания.

Биография выныривает, поскольку у воспоминаний есть мыслящий субъект их; описание прыщиков собственного носа не интересует автора, [в описываемый период грешащего гипертрофией абстракций, определявших стиль живых отношений; отсюда и необходимость в силуэтах идейного мира автора (того времени); «хороши» они были иль «плохи», — не мне судить.]

Оценок тут нет.

[Силуэты взглядов скроены мной из цитат, имеющих почти 25-летнюю давность; ссылки на книги и на страницы, — увы, — ничто для зло-читателя; и тут он будет утверждать: «Выдумываете!» С 1908 года с меня, точно с трупа, снимают гипсовые маски; живой человек упразднен; маски вывешены в антикварных музеях; «Андрею Белому полагается так полагать» доминирует над «Андрей Белый так полагает».

Читатель, не прочитавший всего меня, лучше, чем я, знает мой мир идей: так было, так будет!]

В предлагаемых воспоминаниях я не критикую идеологий литературных спутников: у них есть свои книги; идеологии их изучаемы на материале им (и) написанного; не привожу и долгих диалогов: разговоры свои не записывал я; у меня слаба память на слово; я помню жест, смысл, интонацию и действие их на меня.

Что помню, то и описываю.

За 30 лет менялись мои отношения к Блоку, Брюсову, Иванову, Мережковскому, Метнеру, Эллису, Эртелю и другим. В рассыпанном материале писем, заметок, статей, дневниковых записей найдешь что угодно о каждом: от субъективной хвалы до пристрастной ярости; таким оценкам на час — грош цена. Приходится исправлять грехи переоценки или недооценки и в печатном тексте; в «Начале века» стараюсь я стереть пристрастную полемику с Брюсовым эпохи «Воспоминаний о Блоке» и пристрастную романтизацию самого Блока, данную в «Воспоминаниях». В письмах, набросках, в ряде пропавших дневниковых записей о Сологубе, Брюсове, Блоке и прочих много разбросано субъективной дряни, которую автор уже не может предать огню за неимением этой «дряни». Но этим заявлением о том, что импрессиям дня он не придает цены, аннулирует значимость его субъективных мнений о том или другом на протяжении 30 лет. Приготовляя к печати «Начало века», автор показом стиля отношений к современникам доказывает: стиль его отношений — диалектика, живой, текучий процесс, превышающий «да» или «нет», сказанный современникам по прямому проводу.

[Сказав это, я отвечаю и на слухи, доходящие до меня: от времени до времени мне передают, будто кто-то (много есть литературных спекулянтиков) показывает из-под полы какие-то де письма мои или другие материалы с резкими мнениями о моих литературных собратьях. Проверять слухи после этого моего заявления не имею намерения. Лишь скажу: писем с оценками никому из заведомых спекулянтов я не писал уже лет 15; а черновой материал с набросками неоднократно у меня пропадал (ведя переменный образ жизни, я разбрасывал свои бумаги); мои письма, заметки можно было бы подобрать и на улице; им — грош цена после сказанного здесь; найдя утраченную рукопись, не «воры» возвращают ее по принадлежности. Но и на «чох» показа из-под полы — не наздра(в) — ствуешься.

Повторяю: в 31-ом году значимо лишь то, что я думаю о писателях в «Начале века», а не в каких-то там письмах или в чем еще.]

Автор

Кучино. 18 декабря. 30 года.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Приложение 1

Из книги Как это было: Объединение Германии автора Горбачев Михаил Сергеевич

Приложение 1


Приложение № 2

Из книги Чаушеску и «золотая эра» Румынии автора Шевелев Владимир Николаевич

Приложение № 2 Политические архивыРасшифровка стенограммы закрытого суда над Николае и Еленой Чаушеску Военная база Тырговиште – 25 декабря 1989 годаОбвинитель Джику Попа (Генерал Попа, покончил жизнь самоубийством в марте 1990 года!?) Голос: Стакан воды!Николае Чаушеску: Я


ПРИЛОЖЕНИЕ

Из книги Князь Курбский автора Филюшкин Александр Ильич

ПРИЛОЖЕНИЕ ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТРЕХ ПОСЛАНИЙ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ Помещаемые ниже тексты ни в коей мере не претендуют на дословность перевода лексических единиц. Эти качества в полной мере представлены в уже существующих работах[223]. Вниманию читателей


Приложение № 1

Из книги Мемуары фрейлины императрицы. Царская семья, Сталин, Берия, Черчилль и другие в семейных дневниках трех поколений автора Оболенский Игорь

Приложение № 1 АЛЕКСАНДР КОНСТАНТИНОВИЧ ШАРВАШИДЗЕАлександр Шарвашидзе был сыном князя Константина. Того самого родного брата последнего владетеля Абхазии, позволившего себе жениться на француженке, о чем пишет Бабо Мейендорф.Александр Шарвашидзе родился в канун


Приложение № 2

Из книги Столыпин. На пути к великой России автора Струков Дмитрий Борисович

Приложение № 2 ГЕОРГИЙ ДМИТРИЕВИЧ ШАРВАШИДЗЕГеоргий Дмитриевич Шарвашидзе родился в 1847 году и рано стал сиротой: в два года он лишился матери (Екатерина Дадиани была дочерью владетеля Мегрелии Левана Дадиани), а в десять – отца. Мальчик воспитывался в семье командующего


Приложение № 3

Из книги Гении и злодейство. Новое мнение о нашей литературе автора Щербаков Алексей Юрьевич

Приложение № 3 Мери ШАРВАШИДЗЕОна владела великой силой – пленять окружающих красотой и одаривать вдохновением. Благодаря этому и вошла в историю Мери Шарвашидзе.Где еще, как не в высшем круге Петербурга, могла оказаться дочь члена Государственной Думы генерала


Приложение

Из книги Бродяга. Побег автора Зугумов Заур

Приложение Письмо Николая II императрице Марии Федоровне от 10 сентября 1911 г. Севастополь«Милая, дорогая мама. Наконец нахожу время написать тебе о нашем путешествии, которое было наполнено самыми разнообразными впечатлениями, и радостными и грустными… Я порядочно


ПРИЛОЖЕНИЕ

Из книги Канцлер Румянцев: Время и служение автора Лопатников Виктор Алексеевич

ПРИЛОЖЕНИЕ


Приложение

Из книги автора

Приложение Справа от меня — начальник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики, подполковник УФСКН по РД Валиева Хасайбат. Слева — оперуполномоченный того же отдела, старший лейтенант Сейфутдинова Надежда Викторовна. Мои друзья детства. Слева


Приложение I

Из книги автора

Приложение I Записка графа Н.П. Румянцева «О разуме тарифа»{207}Всеподданнейшая записка министра коммерции, графа Н.П. Румянцева «О разуме тарифа» Императору Александру IПри первом приступе к начертанию тарифа, естественно представляется вопрос — в каковом разуме


Приложение II

Из книги автора

Приложение II Предисловие графа Н.П. Румянцева к обозрению «Государственная торговля 1803 года в разных ее видах»[60]Ныне Начальник коммерческой части, шествуя вторично путем, рукою самаго Монарха проложенным, предлагает к сведению всех ЕГО подданных сложности торговли за


Приложение III

Из книги автора

Приложение III Письмо графа Н.П. Румянцева генерал-лейтенанту Ф.П. Деволану{208}Генеральному инспектору и члену совета Корпуса инженеров путей сообщения, генерал-лейтенанту Его Превосходительству Ф.П. ДеволануМилостивый государь мой Франц Павлович!Получив от Министра


Приложение IV

Из книги автора

Приложение IV Письмо Людовика, графа Прованского[61] графу Н.П. РумянцевуК графу Николаю Петровичу Румянцеву Митава 1/13 февраля 1805 годаЯ очень рад, любезный граф, что нашел случай поговорить о дружбе моей к вам, прибегнуть к вашей и выразить вам доверие и уважение, которые


Приложение V

Из книги автора

Приложение V Мнение графа Н.П. Румянцева «О положении политических дел в Европе»{209}Посреди болезни, изнурен будучи в силах и внезапно вызван к служению о войне и мире в таких политических обстоятельствах, где крайне трудно отличить черту решительную, я готов исполнить


Приложение VI

Из книги автора

Приложение VI Записка графа Н.П. Румянцева о торговле с Японией{210}Всеподданнейшая Записка о торговле с Япониею, поданная императору Александру Павловичу Министром Коммерции Графом Румянцевым20 февраля 1803 годаОтправление Российско-Американскою Компаниею из здешняго


Приложение VII

Из книги автора

Приложение VII Особая инструкция для Японской Миссии, данная камергеру Н.П. Резанову графом Н.П. Румянцевым{211}Господину Действительному Камергеру и Кавалеру Резанову, отправляющемуся по Высочайшему повелению в качестве Посланника к Японскому Двору от Министра Коммерции