ИСТОРИЯ АТОМНОГО ФЛОТА

ИСТОРИЯ АТОМНОГО ФЛОТА

На кафедре Ядерных Реакторов Севастопольского ВВМИУ нам преподавал сей предмет капитан 3 ранга Владимиров, начинающий лекцию словами: «Товарищи курсанты! В историю советского атомного флота вошли два человека: академик Александров с парадного входа, а я – с черного».

Рассказываю почему. Будучи капитаном 2 ранга и имея около 35 работ общесоюзного значения, капитан II ранга Владимиров убыл старшим практики курсантов училища на Север. Возвращаясь с практики, курсанты попивали «шило», данное на дорожку нашими же выпускниками, уже проходящими службу в офицерских должностях. Здесь уместно вспомнить слова, сказанные адмиралом Вильгельмом Канарисом: «Нет дружбы крепче между однокашниками, чем дружба однокашников по военно-морскому училищу!». Убеждаюсь в правоте его слов, по сей день, правда, с небольшими отклонениями.

Пили, пили и разлили спирт в купе. Ничего лучше не придумали, как поднести спичку горящую к разлитому спирту, мол, выгорит и палуба чистая. Но не учли, что «шило» горит похлеще бензина и вагоны сухие-пресухие, дерево да пластмасса. В общем, вагон сгорел за 10 минут, но курсанты успели «Стоп-кран» дернуть (сработала прививаемая отработка по борьбе за живучесть), выпрыгнуть из вагона, но сначала эвакуировав гражданское население. Последним из горящего вагона выпрыгнул мой друг Михаил в трусах, но с гитарой в руках.

В итоге в военно-морской среде виновным назначили капитана 2 ранга Владимирова (попробуй среди курсантов найди виновного, да и наше флотское начальство спихнуло всю вину на железнодорожников «Не вагоны, а теплушки 18-го года, блин!»), ушедшее представление на присвоение очередного воинского звания «капитан 1 ранга» было повернуто взад и отправлено на понижение. Юмора он не потерял. Через некоторое время все-таки «полковника» он получил, еще 30 работ по ядерной физике написал и, наконец, перестал нас драть не только на лекциях, но и на зачетах и экзаменах.

Вагон поезда Мурманск – Москва сгорел на 375-м километре Октябрьской ж/д между станциями Бологое и Вышний Волочек. Не поставить ли там памятник курсантам Севастопольского ВВМИУ, фактически боровшимся за живучесть?


Следующая глава >>