6 июня, пятница (седьмой день голодовки)

6 июня, пятница (седьмой день голодовки)

Хоть что-то сдвинулось. После обеда заявился, наконец, адвокат.

Оказывается, следователи «забыли» выдать ему какой-то пропуск, и все это время он просто не мог сюда попасть. (Да! «Забыли»!) В довершение ко всему, главный следователь (руководитель следственной группы) заболел, но, впрочем, обещал на следующий день выздороветь и придти сюда во вторник. Тогда с ним и можно будет о моем переводе на Матроску поговорить. Этот вопрос, вроде бы, в компетенции следствия.

(Э-хе-хе… Значит, до вторника… И вообще, что за хуйня! Он там, видите ли, болеет, а я тут с голоду из-за него помирай!)

Я бегло пересказываю адвокату все случившиеся со мной за это время события.

— Как?! Так Вы сейчас голодаете?! — в ужасе переспрашивает он.

— Да.

— Но мы же с Вами договорились, что до моего прихода Вы ничего предпринимать не будете!

(А-а!.. «Договорились»…)

— Ладно, не важно, — обрываю я тему. — Что есть, то есть. Теперь вот что. Перепишите сейчас мою жалобу, которую я отправлял начальнику СИЗО (просто передать жалобу адвокату я не могу — это запрещено) и выясните до вторника адреса и телефоны всех СМИ. Всех, которые сможете найти. Газеты, радио, телевидение — все. Если во вторник мы не договоримся, будем делать заявление в прессу. Что, мол, полное беззаконие. Дело незаконно выделили (про паспорт), в спецСИЗО перевели, где все подслушивается. Произвол, короче. И объявите заодно, что у меня голодовка сейчас идет. Какой там будет день? Двенадцатый? Ну, значит, двенадцатый. Что идет уже двенадцатый день голодовки.

— А если следователь во вторник не выздоровеет?

— Значит, будем ждать, пока выздоровеет.

— И Вы все это время будете голодать?!

— Да.

— Вы что, с ума сошли?

— Ну, в общем, будем пока именно так действовать. А там посмотрим. Вы пока все бумаги подготовьте и адреса газет выясните.

На этом мы и прощаемся. Адвокат отправляется домой (чай, наверное, пить! с пряниками или с баранками), а я — в свой опостылевший никелированно-кафельный гроб. (Голодать как минимум до вторника. Воды хоть с горя выпить! Где тут кружка?)

Ладно, хуй с ним. Даст Бог, доживем до понедельника. То бишь до вторника. А там видно будет. Надо подождать.

Не всякий плод на свете скороспелка,

Но созревает все, что зацвело.

Надо подождать

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1 июня, воскресенье (второй день сухой голодовки)

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич

1 июня, воскресенье (второй день сухой голодовки) Полное повторение вчерашнего дня. Точнее, вечера. Постоянные стуки в дверь и крики охранников. Мыслей нет, дум нет. Скука смертная. Тоска и депрессия. Вероятно, кстати, предпоследний день моей жизни. Если, конечно, адвокат


3 июня, вторник (четвертый день сухой голодовки)

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич

3 июня, вторник (четвертый день сухой голодовки) Утром сую разводящему новую бумагу. Заявление. "Прошу разрешить мне укрываться одеялом, поскольку я мерзну".Тот ее читает и изумленно на меня смотрит:- Как это Вы мерзнете? Вы вчера голый пять часов на полу под открытой


1 июня, воскресенье (второй день сухой голодовки)

Из книги Мелья автора Погосов Юрий Вениаминович

1 июня, воскресенье (второй день сухой голодовки) Полное повторение вчерашнего дня. Точнее, вечера. Постоянные стуки в дверь и крики охранников. Мыслей нет, дум нет. Скука смертная. Тоска и депрессия. Вероятно, кстати, предпоследний день моей жизни. Если, конечно, адвокат


2 июня, понедельник (третий день сухой голодовки)

Из книги Но пасаран автора Кармен Роман Лазаревич

2 июня, понедельник (третий день сухой голодовки) Нечто новенькое. Утром на проверке очередной, бравого вида разводящий (майор, по-моему) начинает мне опять угрожать.— Со мной лучше не шутить!..(Ты что, мудак? Какие тут шутки!?)… Одеяло отберем!(Ты еще скажи: в угол поставим.) И


3 июня, вторник (четвертый день сухой голодовки)

Из книги Битва в Арденнах. История боевой группы Иоахима Пейпера [HL] автора Уайтинг Чарльз

3 июня, вторник (четвертый день сухой голодовки) Утром сую разводящему новую бумагу. Заявление. «Прошу разрешить мне укрываться одеялом, поскольку я мерзну».Тот ее читает и изумленно на меня смотрит:— Как это Вы мерзнете? Вы вчера голый пять часов на полу под открытой


4 июня, среда (пятый день голодовки)

Из книги автора

4 июня, среда (пятый день голодовки) Пустой день. Скучный. В дверь теперь не стучат, так что сплю все время. Лежу и сплю. Охранники вот только докучают. Поминутно в глазок разглядывают. («Что это вы все время вьетесь вокруг меня, точно хотите загнать меня в какие-то сети?») Ждут,


5 июня, четверг (шестой день голодовки)

Из книги автора

5 июня, четверг (шестой день голодовки) Все по-прежнему. В дверь не стучат, но зато в глазок теперь заглядывают постоянно. О моем здоровье, наверное, беспокоятся.«Переживают, что съели Кука!» (Блядь, да я и сам бы его сейчас съел!Или даже двух. Нет, лучше трех!) Вообще, «мои слуги


6 июня, пятница (седьмой день голодовки)

Из книги автора

6 июня, пятница (седьмой день голодовки) Хоть что-то сдвинулось. После обеда заявился, наконец, адвокат.Оказывается, следователи «забыли» выдать ему какой-то пропуск, и все это время он просто не мог сюда попасть. (Да! «Забыли»!) В довершение ко всему, главный следователь


7 июня, суббота (восьмой день голодовки)

Из книги автора

7 июня, суббота (восьмой день голодовки) Искушение святого Антония (или Франциска? Нет, кажется, все-таки Антония).Во времени я уже научился здесь примерно ориентироваться. Три, нет четыре раза в день мне стучат: «завтрак… прогулка… обед… ужин» (все мимо!); и два раза


8 июня, воскресенье (девятый день голодовки)

Из книги автора

8 июня, воскресенье (девятый день голодовки) Второе искушение Святого Антония-Франциска. Точнее, сразу аж целых два.Первое — в обед.Обычно все происходит так. Стучат в дверь, и приятный женский голос (здесь вместо грязных тюремных баландеров пищу разносят миловидные


9 июня, понедельник (десятый день голодовки)

Из книги автора

9 июня, понедельник (десятый день голодовки) С утра по твоей просьбе приходил адвокат и целый час уговаривал меня прервать голодовку. Рассказывал, как ты переживаешь, волнуешься, плачешь и прочее.Э-хе-хе… Не следовало бы мне все-таки жениться… Не на тебе конкретно, а


Одиннадцатый день голодовки

Из книги автора

Одиннадцатый день голодовки В узком окне виднелась вершина старого фламбойяна. Уже облетели все листья, и ветви, будто гигантские человеческие руки, бесшумно шевелились в ночи.Опять не спалось. Неожиданно фламбойян заполыхал пурпурными цветами. Они дрожали,


Пятнадцатый день голодовки

Из книги автора

Пятнадцатый день голодовки «Имею честь сообщить Вам, что больной из моей палаты сеньор Хулио Антонио Мелья отказывается внимать моим советам. Он не принимает пищу и выбрасывает все, что ему приносят. Этим самым нарушается статья 23 (пункты 2 и 3) распорядка больницы. Исходя


Семнадцатый день голодовки

Из книги автора

Семнадцатый день голодовки Их было четверо. Они только что вышли из больницы. Все молчали, стараясь не смотреть друг на друга. Прохожие могли подумать, что эти юноши натворили что-то и червь раскаяния точил их души…Уже больше часа, как ушли эти юноши, а Оливин все так же


28 июня 1911 г. Седьмой день войны.

Из книги автора

28 июня 1911 г. Седьмой день войны. Запись в дневнике очень короткая:«Получили направление, полевые карты, машину. Прибыли в Невель. Обмундировались. Переночевали в машине».По правде сказать, мы были благодарны армейскому комиссару, который решительно определил наше место на


ДЕНЬ СЕДЬМОЙ Пятница, 22 декабря 1944 года

Из книги автора

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ Пятница, 22 декабря 1944 года Пусть каждый думает только об одном — об уничтожении врага на земле, в воздухе, везде! Генерал Эйзенхауэр, приказ от 22 декабря 1944 года 1Джеймс Берри осторожно пробирался меж заснеженных сосен. На мгновение напряженно замер, ожидая