25 апреля, пятница

25 апреля, пятница

Ходил к адвокату. Рассказал ему про вчерашний визит следователя.

«Правильно, Сергей Пантелеевич! Лучше с ними о делах не разговаривать». (А то, блядь, я и сам не знаю!)

Возвращаюсь назад в прекрасном настроении. Смена сегодня хорошая, шмона, скорее всего, не будет. Сейчас выведут из стакана (пенала) — и по зеленой! Вывели. Какой-то незнакомый молодой мордастый охранник (как выяснилось позже, по кличке «Бультерьер») обшмонал, блядь, до трусов! Носки заставил выворачивать, штаны спускать. По полной программе, короче. Отнял у меня часы «Командирские», книгу Салтыкова-Щедрина «Письма к тетеньке» и запечатанную коробочку витаминов «Витрум» (сразу сунул в карман). Снова запер меня в стакан и куда-то убежал.

Через несколько минут выводят из стакана, ведут по коридору и заводят в какой-то кабинет. К какому-то, судя по всему, начальству.

Начальство сидит за столом и изучает мою книгу. («Зачем вам книга, — стеклянным голосом сказал дон Румата. — Вы же все равно не умеете читать».)

— Откуда книга?

— Из камеры.

— Откуда часы?

— Нашел в коридоре.

— Пишите объяснительную.

— Не буду.

— Почему?

Я не отвечаю. А зачем? Все же предельно ясно. И мне и ему.

— Вы хорошо подумали?

Пауза.

— Вы очень хорошо подумали?

Пауза. Начальство выходит из-за стола и лично отводит меня в стакан.

Ну что, опять, блядь, наверное, в карцер? Да и хуй с ним! Ебись все в рот! Щедрина только ужасно жаль. Вот сволочи!

Минут через пять я уже стою в коридоре у своей камеры. (Это, впрочем, еще ни о чем не говорит. Если в карцер — все равно сначала в хату должны завести. За вещами. Зубной щеткой, там, пастой и пр.)

Десять минут стою, двадцать… час… Ого! Вероятно, решается, блядь, сейчас моя судьба. Как у Бельмондо в «Профессионале». Когда он в конце к вертолету идет. Тоже никто, наверное, ответственности брать на себя не хочет. Пятница, вечер, начальства, небось, уже нет… А может, и еще что… Еще какие-нибудь местные заморочки.

А-а!.. По хую! Карцер, так карцер. Отдохну там хоть немного. В одиночестве. Да и тепло ведь уже на улице. Весна. Не замерзну. В общем, по хую!

Примерно через час коридорный все-таки появляется и молча открывает дверь. В камере переполненный впечатлениями Вася рассказывает, как он ездил в суд.

— А мне малявы в автозэке передавали, я их обязан брать?

(В автозэке обычно передают малявы из других тюрем. С Бутырки, с Пресни, из женской тюрьмы.)

— Нет. Но если взял — обязан пронести. Или порвать при обыске.

Чтобы не спалились. Если не уверен — лучше вообще не брать. А то некоторые гондоны берут, понтуются, а потом выкидывают.

Вечером Вася учит Цыгана какой-то молитве. (Скоро же Пасха!)

Цыган безуспешно пытается ее запомнить и повторить. После инсульта с памятью у него, похоже, не очень…

— Богородица, мать, радуйся… Блядь!

— Не ругайся матом!

— Извини.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

4 апреля, пятница

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич

4 апреля, пятница Сегодня (в час дня ) водили в баню. Водят как-то странно. В эту неделю - в пятницу, в следующую - в субботу и т.д., в общем, со сдвигом на один день. Обычно утром (часов в одиннадцать), но могут и днем, и вечером. В общем, как повезет. Четкого времени нет. Сидишь


11 апреля, пятница

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич

11 апреля, пятница День в общем-то спокойный. Особенно по сравнению со вчерашним(будь он, блядь, проклят! чтоб его черти взяли!!). Хотя, собственно, событий-то опять было, как ни странно, довольно много.Ну, во-первых, приходил адвокат. А это само по себе здесь всегда уже событие.


18 апреля, пятница

Из книги Повесть из собственной жизни: [дневник]: в 2-х томах, том 1 автора Кнорринг Ирина Николаевна

18 апреля, пятница Адвокат показал сегодняшнюю огромную статью в "Комсомолке"."Мавроди сдала его жена!" Интересно, это каким же надо быть… Хотя, постойте-постойте!.. Почему, собственно, "каким же"? Кто там автор-то? А-а!.. Ну, понятно. Вот теперь все ясно. Бабы! Три какие-то сучки.


25 апреля, пятница

Из книги Дневник Жеребцовой Полины (часть вторая, Чечня, 1999-2002гг.) автора Жеребцова Полина

25 апреля, пятница Ходил к адвокату. Рассказал ему про вчерашний визит следователя."Правильно, Сергей Пантелеевич! Лучше с ними о делах не разговаривать". (А то, блядь, я и сам не знаю!)Возвращаюсь назад в прекрасном настроении. Смена сегодня хорошая, шмона, скорее всего, не


4 апреля, пятница

Из книги автора

4 апреля, пятница Сегодня (в час дня) водили в баню. Водят как-то странно. В эту неделю — в пятницу, в следующую — в субботу и т. д., в общем, со сдвигом на один день. Обычно утром (часов в одиннадцать), но могут и днем, и вечером. В общем, как повезет. Четкого времени нет. Сидишь


11 апреля, пятница

Из книги автора

11 апреля, пятница День в общем-то спокойный. Особенно по сравнению со вчерашним (будь он, блядь, проклят! чтоб его черти взяли!!). Хотя, собственно, событий-то опять было, как ни странно, довольно много.Ну, во-первых, приходил адвокат. А это само по себе здесь всегда уже событие.


18 апреля, пятница

Из книги автора

18 апреля, пятница Адвокат показал сегодняшнюю огромную статью в «Комсомолке».«Мавроди сдала его жена!» Интересно, это каким же надо быть… Хотя, постойте-постойте!.. Почему, собственно, «каким же»? Кто там автор-то? А-а!.. Ну, понятно. Вот теперь все ясно. Бабы! Три какие-то


12 апреля 1918. Пятница

Из книги автора

12 апреля 1918. Пятница Для газетыГ<осподин> Неизвестный! Я даю вам добрый совет. Не осмеивайте вы несчастных сотрудников. Если это делает Бела (как вы написали в 9 номере), то не берите с нее пример. Бела — девочка глупая, если смеется над сотрудниками, своими же товарищами,


11 апреля 1919. Пятница

Из книги автора

11 апреля 1919. Пятница Получили из Елшанки письмо. В доме тети Нины живет пастух,[61] свиньи и телята. Тетя Нина в Сибири. От сада едва ли что останется. Но что меня больше всего огорчило, это весть, что Игорь поступил к чехо-словакам. Едва ли он теперь жив. Бедный мой Игорек! Это


17 (по нов. ст. 30. — И.Н.) апреля 1920. Пятница

Из книги автора

17 (по нов. ст. 30. — И.Н.) апреля 1920. Пятница Мне больше некого любить,[106] Мне больше некому молиться. У меня уж такая натура, что мне непременно надо кого-нибудь любить, иметь кумира. Это была моя забава, желание иметь «тайну». Уж с давних пор я избрала центром моей любви


24 апреля (по нов. ст. 7 мая. — И.Н.) 1920. Пятница

Из книги автора

24 апреля (по нов. ст. 7 мая. — И.Н.) 1920. Пятница Вот мои главные желания, без которых мне жизнь не в радость:I. Победа Добрармии — похоже на то, что это исполнится.II. Возвращение в Харьков — несомненно при всяких условиях.III. Всех застать живыми — ходят слухи, что в Харькове


28 апреля 1922. Пятница

Из книги автора

28 апреля 1922. Пятница Весенний день. Светит солнышко, щебечут птицы, и мне стало так грустно, грустно. Чего-то недостает этому солнышку, этому теплому деньку. Мне вспомнились далекие, знакомые картины и чувства. Широкие улицы большого города, шумная толпа народа; дети, идущие


4 апреля 1924. Пятница

Из книги автора

4 апреля 1924. Пятница Вчерашний день — будто воскресенье. Дело в том, что вчера причащалась 4-я рота и все они были отпущены на весь день. Днем у меня сидели: Сережа, Пава и Коля Завалишин. А вечером, когда в столовом бараке была всенощная, явились ряженые, Тима оделся дамой (это


18 апреля 1924. Пятница

Из книги автора

18 апреля 1924. Пятница Сегодня в 4 часа экзамен. Вчера с Димой около четырех часов повторяли весь курс. Кажется, что знаю, но не твердо, больше надеюсь на подсказку самого Завалишина. Он любит, чтобы «все было по-хорошему», сам рад будет хороший балл поставить. Только бы мне не


24 апреля 1925. Пятница

Из книги автора

24 апреля 1925. Пятница Последние дни каждый вечер все собиралась писать, да так и откладываю. Сейчас еще утро, т. е. период дня до 12. В это время я никогда не пишу дневника, но знаю, что если и сегодня буду откладывать до завтра, то совсем ничего не напишу. А записать мне кое-что


21 апреля 2000 г., пятница

Из книги автора

21 апреля 2000 г., пятница Вот это новость!Знаешь, Дневник, что рассказывает приемная мамаАлика?Что он женился! И это произошло вчера.Недели не прошло, как он приходил ко мне. Твердил, что любит…Скорее всего — ложь! Я слышала: Алик утром поругался с «гантамировцем» и тут же